Ховард Дэвис: репутация LSE - это моя ответственность

  • 4 марта 2011
Ховард Дэвис Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Ховард Дэвис признал ответственность за ошибки руководства LSE

Лондонская школа экономики и политологии (LSE), одно из самых известных учебных заведений в Великобритании, в последнюю неделю подверглась резкой критике из-за связей с семьей ливийского лидера Муамара Каддафи.

Как сообщается, руководство LSE получило до 1,5 млн фунтов от Сейф аль-Ислама Каддафи, сына ливийского диктатора. Одним из последних соглашений была договоренность об обучении сотен молодых ливийцев, которые должны стать элитой при правительстве Каддафи.

В четверг из-за скандала подал в отставку директор Лондонской школы экономики и политологии (LSE) сэр Ховард Дэвис. Он рассказал Би-би-си о причинах своего решения.

Би-би-си: Вы сами ушли или вас подтолкнули к этому решению?

Ховард Дэвис: Я сам ушел. Совет школы единодушно просил меня остаться. Просили также и студенты. Но я решил не оставаться, потому что репутация школы - на моей ответственности, а она пострадала, и я несу за это ответственность. Это прекрасное заведение, которое я очень люблю. Но полагаю, что школа оправится гораздо быстрее, если я возьму на себя ответственность за две ошибки: за то, что посоветовал им принять денежный дар - мне казалось вполне нормальным принять его, а это был дурной совет.

Би-би-си: Вы имеете в виду деньги из фонда Сейф аль-Ислама?

Х.Д.: Да, деньги из фонда Сейф аль-Ислама Каддафи, вообще-то предоставлены нам западными компаниями, а не ливийским режимом как таковым. Правда, об этом почему-то никто не помнит. Вторая ошибка состояла в том, что мне не следовало принимать предложение британского правительства и становиться экономическим посланником, потому что, как мне кажется, это смешало мое личное положение и прежний опыт в финансовом секторе с моей ролью главы школы экономики.

Ездил в Ливию

Би-би-си: То есть вы поехали в Ливию, чтобы консультировать правительство?

Х. Д.: Да, я поехал туда по предложению британского правительства в сопровождении британского посла. Каждое мое выступление в этой стране было сделано в рамках мероприятий Британского совета. Я объяснял выгоду от инвестиций в Великобритании и говорил о финансовых реформах. Затем ливийцы попросили меня проконсультировать инвестиционный фонд Ливии, который, кстати, учредили в Лондоне. Британское правительство опять-таки убедило меня сделать это, поскольку всем казалось, что это прекрасная идея - побудить их вложить капиталы в лондонский рынок. За это они действительно предложили гонорар в 50 тысяч долларов, которые я попросил их перевести в стипендионный фонд нашей школы. Так что я лично не получал никаких денег от Ливии.

Би-би-си: Но было ведь и еще кое-что - соглашение об обучении молодых ливийцев, так называемой элиты Каддафи. Лорд Вулф возглавит теперь независимое расследование того, что происходило на самом деле.

Х. Д.: Да. Но с моей точки зрения, это решение об обучении как раз не было ошибкой. Во-первых, с ливийским режимом имели дело многие компании в Великобритании. Во-вторых, заявить, что мы не будем обучать представителей развивающихся стран из-за того, что делает или чего не делает их режим, было бы весьма странно. Наши представители специально отобрали для этой программы ливийцев - некоторых, подающих особые надежды даже привезли в Лондон. Это были представители ливийской администрации, а также частных компаний - люди, чьи знания и опыт понадобятся при любом режиме. Я горжусь тем, что университеты, вроде британских, обучают людей из "неоднозначных" стран.

Би-би-си: Дело в том, что режим Каддафи был и остается жестоким и коррумпированным. Вы согласны с тем, что, обучая людей, которые работают на Каддафи или вместе с ним, вы тем самым способствуете тому, чтобы это режим оставался у власти?

Х. Д.: Я думаю, что это всегда большой вопрос, до какой степени можно иметь дело с любой недемократической страной. Но, как мне кажется, нельзя все такие страны мерить одним мерилом. И второе: здесь бытует мнение, что в Ливии режим абсолютно однородный. Но это не так. И люди, которые приезжали на обучение, продемонстрировали нам это. Там были молодые люди, которые действительно хотели получить благодаря нам настоящую квалификацию.

Би-би-си: А как вы считаете, в принципе существует риск того, что мы жертвуем академической независимостью университетов ради того, чтобы получать деньги из порой сомнительных источников?

Х. Д.: Это было предметом моего постоянного беспокойства во время всех восьми лет работы в Лондонской школе экономики. В каждом конкретном случае мы тщательно проверяли, не будет ли некоего контроля над нашими исследованиями со стороны людей, которые давали нам деньги. И точно так же было в случае с деньгами из фонда сына Каддафи. Так что такого упрека я не принимаю.

"Глобальная деревня"

Би-би-си: А беспокоит ли вас то, что 60% ваших бывших студентов приехали из-за рубежа? Когда ваша школа перестала быть британским институтом?

Х. Д.: Британское правительство контролирует число британских студентов, которых мы можем принимать. Пару лет назад мы попросили разрешения принимать больше британских студентов, но мы его не получили, потому что в стране в целом существуют на это ограничения. Так что, если университет стремится многого достичь, а Лондонская школа экономики именно такова, если университет хочет расширить сферу исследований, сделать больше и расти, то он может расти за счет студентов со всего мира. С моей точки зрения, именно это и составляет достоинство Лондонской школы экономики. Это некая глобальная деревня в самом центре Лондона. И если мы когда-нибудь отойдем от этой политики, это будет очень печально.

Би-би-си: В газете Guardian была высказана мысль, что, возможно, вы не тот человек, которому следует возглавлять университет. Поскольку у вас есть очень тесные деловые связи, вам удалось получить довольно много денег для университета. Но может быть, лучше было сосредоточиться не на том, чтобы у университета было больше денег, а как раз на руководстве этим учебным и научным заведением со столь высокой репутацией?

Х. Д.: Вы не можете ожидать, что я соглашусь с вами в этом вопросе, и я действительно не согласен. Как мне кажется, я с пользой общался с академическим миром, но тут вы должны спросить непосредственно у них. Я не считаю нужным просить прощения за годы, проведенные в Лондонской школе экономики. Напротив, я горжусь ими. Я признаю пару конкретных ошибок, которые я, к сожалению, допустил. Но я не думаю, что британским высшим учебным заведениям следует избегать глобализации или что ими не могут руководить люди, которые являются хорошими менеджерами - а я надеюсь, что я именно таков. Во всяком случае, не эти уроки надо извлечь из происшедшего.

Новости по теме