Би-би-си на русском покидает радиоволны. Мнения коллег

  • 22 марта 2011

Эта неделя - последняя в 65-летней истории радиовещания Русской службы Би-би-си.

Что помнят о программах Би-би-си, что думают о них коллеги по цеху? Каковы их мысли по поводу интернет-вещания, которое идет на смену эфирному?

Леонид Парфенов

Media playback is unsupported on your device

Как у каждого человека, который начинал слушать Русскую службу в конце 1970-х, под девизом "Есть обычай на Руси - ночью слушать Би-би-си", [эта организация ассоциируется] в первую очередь с Анатолием Максимовичем Гольдбергом и Севой Новгородцевым.

Тогда главный интерес вызывала политика и музыка, которая была частью политики.

Я думаю, что больше менялась не Русская служба Би-би-си, а сама Россия, в которой осталось, с одной стороны, меньше запретных тем, а с другой - сильно уменьшилась тяга к общественно-политической проблематике, соответственно, к такой взвешенно-объективистской отстраненной английской журналистике.

По-моему, все зависит от содержания программ: если эти программы схватывают нерв времени, если они нужны людям, то вопрос, из-под какой коряги и как именно это вещается, не так важен. По внутреннему опыту современной России понятно, что люди готовы и читать в интернете, и смотреть ролики на YouTube.

На мой взгляд, самое главное - оставаться в своем времени, меняться вместе с ним и отвечать на актуальные запросы аудитории, быть нужным ей, быть в струе - в самом лучшем смысле этого слова. Без этого журналистика, которая предполагает сиюминутное восприятие, а не работу "в стол", жить не сможет.

Дмитрий Быков

Media playback is unsupported on your device

Я не так часто его [радио Би-би-си] слушал, не так часто в этом участвовал, но все равно для меня очень печально, что вещание прекращается, потому что это означает, что в Англии не осталось надежды каким-то образом повлиять на российскую ситуацию.

Собственно, это радио всегда было инструментом... не скажу политического влияния, но скорее попыткой воспитания свободы.

Раз оказалось, что свобода не воспитуема в обществе, то, видимо, британское правительство решило махнуть рукой на эту задачу и заняться чем-то более насущным. Это в очередной раз оставляет нас наедине с нашими проблемами - ну, попробуем их решать самостоятельно.

Естественно, Русская служба ассоциируется с Севой Новгородцевым, но я, например, привык всегда дожидаться там Натальи Рубинштейн и радоваться тому, что она скажет.

Мне хотелось бы, чтобы вы уделяли как можно больше внимания политическому движению на местах. Как мне представляется, главная политическая жизнь в стране происходит вне Москвы - и даже демонстративно вне Москвы. Москва стала столицей отрицательной селекции, и если в России и начнется что-то интересное, то начнется не в Москве.

Ясен Засурский

Media playback is unsupported on your device

Мне рекомендовали на факультете иностранных языков - для изучения английского языка - слушать Би-би-си.

На меня производили большое впечатление материалы, которые касались темы конца войны (потому что я слушал его с 1945 года). Материалы, связанные с Победой, представляли для меня особый интерес.

На Би-би-си я с удовольствием слушал выступления известного комментатора Гольдберга и, кроме того, новости, которые были интереснее, чем в прессе и на телевидении. Но я это все слушал на английском языке. По-моему, Гольдберг выступал со своими аналитическими материалами как на английском, так и на русском.

Интересен был сегмент Newsreel, где реальные люди, носители политических идей и взглядов, дискутировали между собой.

С русскоязычным вещанием я был знаком в меньшей степени, но английское было для меня очень полезным, поскольку я читал курс истории зарубежной журналистики. Там радиовещание - среди прочих, Би-би-си - занимало соответствующее место, и было очень интересно.

Андрей Быстрицкий

Media playback is unsupported on your device

В России прекращение радиовещания [Русской cлужбы], я думаю, не будет иметь большого значения.

Вообще иновещание - это такая деликатная вещь, очень своеобразный способ международной коммуникации.

В принципе, сохранение собственного звука - в смысле радио- и аудиопрограмм, доступных тем или иным способом, - вещь полезная, поскольку всегда будут возникать ситуации, когда людям удобнее слушать, чем смотреть или читать.

Сейчас очень высока конкуренция между разными СМИ, поэтому нужно найти свой профиль. Для того, чтобы быть успешным на этом рынке, нужно придумать какой-то ход, свою логистику.

Би-би-си - один из эталонов журналистского качества и определенных стандартов в области радио и информации в целом. Когда-то эта организация ассоциировалась с очень высоким качеством, но вот недавно один мой знакомый, который работает там до сих пор, рассказал мне одну историю. Как-то раз он был на Дальнем Востоке и носил майку с надписью "ВВС", и кто-то из повстречавшихся ему людей спросил: "Ты что, из авиации?".

Этого не должно быть, это большая проблема. Бренд должен быть узнаваем, и сказать, что Би-би-си сильно прибавляет, я не могу.

Евгений Киселев

Media playback is unsupported on your device

Наверное, самым ярким моментом в работе Би-би-си для меня стал мой первый визит в лондонский офис Русской службы. Я оказался в студии, откуда вещались передачи, которые я, будучи еще школьником, слушал сквозь глушилки.

Обычно лето я проводил на даче - и там, в отличие от квартиры в Москве, кое-как можно было ловить эту радиостанцию.

Я сейчас уже не помню названий всех передач, сейчас я слушаю только радиостанции, которые ловятся в машине. Сейчас формат вещания на коротких волнах, увы, себя изживает. С другой стороны, дела в сегодняшней России обстоят таким образом, что, глядишь, Русская служба еще бы пригодилась, особенно в ее новом формате - как "онлайновая радиостанция", или интернет-ресурс.

Би-би-си как СМИ преподносило альтернативную точку зрения для советской аудитории и для российской в недавнем прошлом.

На мой взгляд, она не исчерпана в настоящем и будущем.

Дмитрий Муратов

Media playback is unsupported on your device

Закрытие Русской службы Би-би-си - это беда! Это огромная беда.

Дело в том, что ваша компания в России проповедовала высочайшие стандарты журналистики, достоверности и ума. Би-би-си всегда предъявляла историю таким образом, что ты понимаешь, с кем имеешь дело - проверка и добыча информации всегда были привилегией Би-би-си.

Начиная от Константина фон Эггерта и до дорогого моему сердцу "рокера", который вел известные всему миру колонки, все было очень качественно, талантливо и точно.

Я знаю, что вы остаетесь в интернете, и полагаю, что сейчас в России формируется новый народ, как раз на базе цифрового вещания.

Если Би-би-си будет в этом участвовать, это будет потрясающе.

Лев Пономарев

Media playback is unsupported on your device

Я человек немолодой. Страшно даже признаться, но слушаю Би-би-си уже около 40 лет. Не могу сказать, что каждый день, но - слушаю регулярно.

Прежде всего, из того, что мне запомнилось в вещании, выделяется Сева Новгородцев. Это человек, которого я часто слушал в молодости, и мое знакомство с джазом и современной музыкой начиналось с его передач - я не преувеличиваю. Рад, что потом мне удалось с ним познакомиться лично, он регулярно берет у меня интервью последнее время.

Новость о прекращении вещания радиоэфира Би-би-си, безусловно, печальна. Я надеюсь, что новый формат вещания в интернете должным образом заменит радиовещание, и что интерес к России в нем сохранится.

Мне кажется, Би-би-си могла бы стать активной в освещении разного рода новостей, связанных с русской провинцией. У нас огромная страна, сейчас она переживает непростой период своей жизни, в разных регионах России появляются важные тенденции, о которых нужно знать.

Необходимо знать, что происходит в разных местах, как формируется гражданское общество, как у людей появляется самостоятельность в защите своих прав. Это направление может стать очень важным.

Владимир Познер

Media playback is unsupported on your device

Я ведь и сам работал в похожей службе, которая называлась "Иновещание", а на самом деле - "Московское радио". Я работал на Соединенные Штаты, но иногда выходил и на Великобританию. Следовательно, эта работа мне знакома.

Должен вам сказать, что среди профессионалов всегда считалось, что на русском языке Би-би-си - это эталон.

Не могу сказать, что я был одним из тех, кто постоянно, как "Отче наш", слушали Би-би-си. Однако вот Гольдберг - Анатолий Максимович Гольдберг - это был человек высочайшего класса, который умел так разговаривать в эфире, что не верить ему было нельзя.

Наверное [закрытие] связано с экономическими соображениями, но я все же думаю, что многие будут об этом жалеть.

Я понимаю пользу интернета, осознаю, что многие этим увлекаются, мировая сеть играет большую роль в распространении информации. Это очень демократический инструмент, поскольку он доступен любому человеку.

Полагаю, что, приняв такое решение, Би-би-си все взвесила и решила, что так будет лучше.

Ну, дай вам бог!

Александр Рыклин

Media playback is unsupported on your device

Закрытие вашей радиостанции - ужасно печальное лично для меня событие, потому что, как уже высказались выше, есть забавное двустишие: "Есть обычай на Руси - ночью слушать Би-би-си ".

Я помню, как с детства я, сидя на даче, настраивал коротковолновый приемник и слушал разные радиостанции, но прежде всего Би-би-си. Даже в таком юном возрасте это было мне интересно.

Да и сейчас, как мне кажется, в России, в той ситуации, которая сейчас возникла с нашим медиарынком, независимое вещание имеет очень важное значение.

Ведь раньше поиск "вражеских" голосов - это была целая процедура. Но сколько бы я ни крутил колесико радиоприемника, Би-би-си всегда узнавалась безошибочно. Ваши комментаторы и дикторы всегда были узнаваемы и принципиально отличались от остальных радиостанций даже сквозь хрип глушилок.

Я понимаю, что это маловероятно, но надо попытаться сохранить возможность каким-то образом влиять на медийную ситуацию в России, попытаться остаться интересными для большого числа людей. В этом и состоит ваша сверхзадача.

Новости по теме