Пресса Британии: как Гагарин победил Америку

  • 28 марта 2011

В обзоре британских газет:

Турция выступает миротворцем в Ливии

Правообладатель иллюстрации BBC World Service

Турция готова стать посредником на переговорах по достижению режима прекращения огня между конфликтующими сторонами в Ливии.

Об этом в эксклюзивном интервью газете Guardian сообщил премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган, высказав озабоченность тем, что затяжной конфликт может превратить Ливию "во второй Ирак или еще один Афганистан". По его словам, переговоры между правительством Муаммара Каддафи и переходным Национальным советом уже идут.

Турецкий премьер-министр также сказал, что Турция возьмет на себя контроль за находящимися в руках повстанцев морским портом и аэропортом Бенгази, чтобы, по согласованию с НАТО, обеспечить гуманитарную помощь.

Как раз в воскресенье НАТО, после встречи лидеров альянса в Брюсселе, взяла на себя контроль за соблюдением резолюции ООН по контролю за свободной от полетов зоной, а также за военной операцией против наземных сил, лояльных полковнику Каддафи.

Турецкое правительство, играющее все более важную роль в регионе и располагающее вторыми по численности вооруженными силами в составе НАТО, высказывало резкое несогласие - в частности, с Францией - относительно нынешней военной кампании в Ливии.

Турция выступала против любой военной операции еще до ее начала (Эрдоган назвал план вмешательства НАТО "вздором"), однако в воскресенье согласилась взять на себя обязанности, не связанные с выполнением боевых задач.

"Для Турции это совершенно исключено - стрелять в ливийцев или сбрасывать на них бомбы, - заявил в интервью Guardian премьер-министр Турции, имея в виду, очевидно, расширение полномочий НАТО, включающее теперь и контроль за зонами, закрытыми для передвижения (no-drive zone).

"Задачей Турции будет уйти из Ливии как можно скорее, а также восстановить единство и целостность страны в соответствии с демократическими требованиями ее народа", - сказал Эрдоган.

Guardian также сообщает, что Эрдоган неоднократно говорил с Каддафи до начала авиа-ударов, а после начала операции с ливийским премьер-министром, в то время как глава турецкого МИДа находится в контакте с представителями оппозиции в Бенгази.

Газета приводит и такие слова премьер-министра Турции: "Когда западные силы почти 10 лет назад вошли в Афганистан, то тогда говорили, что все это закончится через несколько дней. И то же самое говорили про Ирак, однако миллионы погибли, страна практически разрушена. Мы не хотим видеть подобную картину в Ливии".

Закат свободолюбивого интернета?

О роли интернета в нынешних волнениях на арабском Ближнем Востоке размышляет в газете Financial Times Евгений Морозов, преподаватель Стэнфордского университета в Калифорнии и автор книги "Сетевой бред: как не надо освобождать мир".

Автор статьи предлагает не заниматься гаданием и спорами относительно того, действительно ли интернет побудил многие тысячи выйти на улицы, а вместо этого поразмышлять о том, как нынешние события на Ближнем Востоке повлияют на интернет-свободу.

"Даже несмотря на растущую волну протестов, Сирия выбрала подход кнута и пряника, сняв долгосрочный запрет с Facebook, однако упрятав наиболее непримиримых блогеров за решетку. Другие страны, такие как Судан, хитро соединили провокацию с запугиванием, опубликовав в онлайне подложный призыв выйти на марш, а потом арестовав тех, кто пришел. Даже президент России Дмитрий Медведев с имеющимися у него проблемами на Северном Кавказе решил, что лучше перекричать исламских экстремистов в сети, чем закрывать их сайты", - пишет Евгений Морозов и добавляет, что это все же лишь краткосрочное решение проблемы.

Настоящая опасность заключается в том, что авторитарные режимы теперь разработают более хитроумную стратегию усмирения "всемирной паутины". По мнению автора статьи, вместо закрытия оппозиционных порталов или запугивания блогеров власти будут прибегать к изощренной интернет-пропаганде, более мощным кибератакам и новым формам онлайн-слежки.

Сработает ли это? Вполне возможно. Западные наблюдатели поспешили прийти к выводу, что падение правящего режима в Египте показало, что контроль в сети беспомощен перед волей народа.

На самом деле, это показало лишь то, что беспомощны лишенные воображения компьютерно-неграмотные правители, типа старца Мубарака. Он позволил антиправительственной группе за полгода наэлектризовать народ на Facebook, а демонстранты оказались смелыми и ловкими и перехитрили полицию, которая сама оказалась не особо смекалистой по части интернета.

"Подобные штучки вряд ли сработают в таких странах, как Россия, где милиция хорошо отработала приемы виртуальной войны", - считает Морозов.

По мнению автора статьи в Financial Times, ближневосточные диктаторы допустили еще одну элементарную ошибку, закрыв молодежи доступ к Facebook и Twitter и не предоставив взамен ничего своего (в отличие от России, развившей фейсбуковского "клона" "Вконтакте"), что, совершенно предсказуемо, подтолкнуло наиболее несговорчивую молодежь на поиск того, как обойти цензуру.

Тем не менее, казалось бы безостановочная волна "цветных революций", прокатившаяся по бывшему Советскому Союзу менее 10 лет назад, вдруг сошла на нет, поскольку автократы увидели общие тенденции и научились ими управлять.

Лидеры в Москве и Минске быстро поняли, что необходимо положить конец финансированию из-за рубежа всех неправительственных организаций, а вместо этого взращивать про- правительственные молодежные группировки, которые смогут выйти на улицы, чтобы защитить режим, пишет FT.

Точно также нынешние ближневосточные автократы, которые усидят на тронах, научатся использовать все уловки – от налоговых тарифов до кибератак, - чтобы удалить из страны свободолюбивые американские интернет-компании, как это когда-то сделал Кремль с иностранными неправительственными организациями.

Так что еще не время праздновать цифровую версию "конца истории". Конечно, демократические завоевания, которые помог получить интернет на Ближнем Востоке, вполне реальны, однако и диктаторы не станут сидеть сложа руки, предупреждает Financial Times.

Гагарин: человек-ядро или герой?

В преддверии 50-ой годовщины первого полета в космос Юрия Гагарина Daily Telegraph публикует размышления на тему о том, послужили ли усилия первого космонавта какой-то цели, и если да, то какой имеенно.

Выбранный заголовок с вопросительным знаком многозначен: его можно понимать и как "Пустая трата?", и как "Пустое место?" и даже, если дать переводческую волю, как "Бесхозный космос?". Автор статьи – Джерард ДеГрут, написавший книгу "Темная сторона Луны".

Корабль "Восток", в котором Гагарин вышел в космос, был совсем не похож на те шикарные межпланетные корабли, в которых бороздил космос Бак Роджерс (герой американских комиксов): в нем было всего два крошечных окошка. Большие ему были и не нужны, поскольку Гагарину не надо было смотреть, куда он летит – у него практически не было контроля за управлением.

Он - как человек-ядро, которого запульнули из пушки под купол цирка. И все же его полет стал историческим, даже несмотря на то, что и до этого у России уже имелись значительные достижения в деле освоения космоса, пишет Daily Telegraph.

Несмотря на то, что США считали себя лидером в области технологических достижений, русские смогли первыми запустить спутник, первыми запустить в космос собаку, а потом и человека, напоминает газета.

Как им это удалось? Ответ, по мнению автора статьи, заключается в том, что их ядерное оружие никуда не годилось. Бомбы были чрезмерно тяжелы по сравнению с американскими, а более тяжелая бомба требовала большую ракету для выхода на трансконтинентальную траекторию.

"Мастера пропаганды, русские, вскоре поняли, что эти ракеты, нацеленные вертикально, могут быть использованы как символы доминирования в космосе", - пишет ДеГрут, указывая, что до Гагарина у США не было четко выработанной стратегии освоения космоса.

Эйзенхауэр этому всячески противился, называя "сложным и дорогостоящим приключением" без ощутимой пользы. Когда НАСА послало в Белый дом запрос на разработку полета на Луну "Аполлона", президент наложил вето.

Кеннеди разделял сомнения своего предшественника, понимая, что США и так опережают СССР в области спутниковых технологий. Однако американский народ жаждал своего Гагарина, и его полет воспринимался прессой и обществом не как достижения Советского Союза, а как проигрыш Америки.

"Казалось, Гагарин единолично выиграл сражение в холодной войне. Друзья Кеннеди предупредили его, что неприсоединившиеся страны придут к выводу, что Советский Союз является супердержавой", - пишет автор и сообщает, что именно после этого сомневавшийся Кеннеди дал добро на полет на Луну, хотя впоследствии всегда затруднялся публично ответить, что же стояло за его решением начать этот амбициозный проект.

"Основная причина, почему американцы не вернулись на Луну, состоит в том, что они изначально полетели туда не из правильных побуждений. Как только гонка была выиграна, аргумент доказан, дальнейшие миссии казались бесполезными", - пишет автор.

Сегодняшняя космическая индустрия, по его мнению, страдает от "острой формы шизофрении": все огромные достижения, которые изменили нашу жизнь, произошли в околоземной орбите, однако космические агентства все еще бьются в истерике, пытаясь произвести новых героев.

По мнению ДеГрута, это как нельзя лучше было продемонстрировано на недавнем заседании Королевского аэрокосмического общества, праздновавшего 50-летие гагаринского полета, где выступил вице-президент Парламентского комитета по делам космоса и сказал, что мечтал бы видеть британца, шагнувшего на Луну или Марс.

Это вызвало улыбки у представителей Европейского космического агентства (ESA), которые прибыли на встречу, чтобы продавать свои спутники. Один из инженеров ESA заметил: "Интересно, что мы теперь используем спутники, чтобы исследовать Землю, однако когда речь заходит об исследовании Марса, почему-то всегда возникает настойчивая идея, что это непременно должен делать человек".

Обзор прессы подготовила Катерина Архарова, bbcrussian.com

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.