Как устраиваются перебежчики на новом месте

  • 30 июня 2011
Берджесс и Маклин Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption После побега в Москву пути Берджесса и Маклейна разошлись

В четверг исполняется 60 лет со дня внезапного бегства в СССР двух тайных советских агентов, Гая Берджесса и Дональда Маклейна.

Тогда Москва преподнесла это почти как успех, еще бы, разведчики вернулись к своим целыми и невредимыми и могли начать спокойную жизнь в горячо любимом (издалека) Советском Союзе.

Но как на самом деле сложилась жизнь двух британцев на новой родине?

Представьте себе, что вы долгие годы вели двойную жизнь, предавали близких, и вот вас разоблачили.

Вас тайно переправляют в страну, на которую вы все это время работали, но которую по-настоящему не знаете. При этом на родине вас ненавидят как предателя, и дороги назад нет.

Вам ничего не остается, как смириться и начать новую жизнь с нуля. Но как это сделать?

В июне 1951 года британская пресса гадала о судьбе двух своих дипломатов, Гая Берджесса и Дональда Маклейна, исчезнувших при загадочных обстоятельствах месяцем ранее.

Позже выяснилось, что они долгое время были двойными агентами, членами так называемой Кембриджской пятерки, и сбежали в Москву, опасаясь разоблачения.

Теперь этим выходцам из среднего класса с их столичными привычками, престижным образованием и соответствующим кругом общения предстояло на собственном опыте познать прелести жизни в рабоче-крестьянском раю, который они так идеализировали из своего капиталистического далека.

Как выяснилось, приспособиться к новой жизни было суждено лишь одному из них.

Маклейн с большим энтузиазмом стал обживаться в коммунистической Москве и вскоре завоевал репутацию опытного эксперта по вопросам европейских служб безопасности, которого коллеги с любовью называли Дональдом Дональдовичем.

Берджессу, однако, так и не удалось приспособиться к новым условиям.

Как верно было подмечено в телевизионной постановке Алана Беннетта "Англичанин за границей", Гай Берджесс постепенно стал превращаться в алкоголика-одиночку, так и не пожелавшего выучить язык новой родины, продолжавшего заказывать себе костюмы в Лондоне и в итоге спившегося к 52 годам.

Диаметрально противоположные судьбы этих двух людей по окончании шпионской службы ставят важный вопрос о том, как должна строиться жизнь перебежчика после его разоблачения.

Ведь и после окончания холодной войны во всем мире не стало меньше шпионов, которым рано или поздно грозит разоблачение.

Шпионы и разведчики

Лондон тоже нередко становился домом для провалившихся разведчиков и перебежчиков.

После недавнего бегства в Лондон главы МИД Ливии Мусы Кусы министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг призвал других ливийских чиновников последовать примеру Кусы, пообещав им "уважительное отношение".

Новый дом и новую жизнь в Британии обрел и бывший полковник КГБ Олег Гордиевский. В течение 11 лет он был двойным агентом, сотрудничая с МИ-6.

В 1985 году, во время работы в посольстве СССР в Лондоне, Гордиевский попал под подозрение советских властей, был отозван в Москву для допроса, но в стиле лучших шпионских романов умудрился сбежать, нелегально пересечь границу с Финляндией и уже оттуда выехать в Великобританию.

Поделившись с британцами известными ему секретами, Гордиевский обустроился в графстве Саррей, где пишет статьи и романы и, по его собственным словам, чувствует себя очень уютно в британской семье разведчиков и литераторов.

За долгие годы жизни в Лондоне и сотрудничества с МИ-6 Гордиевский настолько пропитался английским духом, традициями и обычаями, что не любит, когда его называют перебежчиком, настаивая на том, что всегда был британцем.

При этом его первая жена, которой было позволено присоединиться к беглому полковнику, так и не смогла приспособиться с английской действительности, и их брак распался.

"У меня не было никаких проблем, поскольку я 11 лет водил дружбу с британцами, – утверждает Гордиевский. – Я привык к британской культуре и британскому образу жизни".

"Однако моя жена, присоединившаяся ко мне позже, вынуждена была вернуться в Россию, потому что не смогла приспособиться к жизни в Великобритании, – продолжает бывший полковник КГБ. – А я лично счастлив, что живу в Британии, в британской культуре".

Как показывает практика, чтобы успешно жить в изгнании, необходимы не только твердые идеологические убеждения, но и ощущение собственной пользы, которую человек может принести в новом окружении.

Журналист и историк Филипп Найтли встретился в Москве с другим перебежчиком, тоже членом Кембриджской пятерки Кимом Филби незадолго до его смерти в 1988 году.

Советские власти никогда до конца не доверяли Филби и не дали ему высокого поста в КГБ, на который он весьма рассчитывал.

В результате, по словам Найтли, Филби выглядел жалким, потерянным человеком, который только и делал, что вспоминал о любимой английской горчице "Коулманз", газете Times, кроссвордах и крикете.

И все же, по мнению Найтли, твердые марксистско-ленинские убеждения не позволили Филби, который немного не дожил до падения Берлинской стены, сломаться окончательно. Он умер с верой в то, что служил правому делу.

"Все перебежчики, с которыми меня сводила судьба, жаловались, что их недостаточно оценили и не наградили по справедливости за их подвиги", – пишет Найтли.

Так что похоже, шпионам, "возвращающимся с холода" (примерно так это звучит в дословном переводе с английского), как и всем людям, необходимо знать, что их ценят.

Похожие темы

Новости по теме