Пресса Британии: злосчастный визит польстил путинизму

  • 13 сентября 2011

В обзоре британских газет:

Лондону следует забыть о Луговом, советует Кремль

Правообладатель иллюстрации BBC World Service

Премьер-министр Дэвид Кэмерон сигнализировал готовность Британии восстановить политический диалог с Россией несмотря на то, что Москва ясно дала понять, что никогда не выдаст Лондону главного подозреваемого по делу об отравлении Александра Литвиненко, пишет Independent.

"Мы не можем сделать вид, что трудности преодолены, мы должны честно обсуждать их, - заявил британский премьер на совместной пресс-конференции с Дмитрием Медведевым. – Но в то же время было бы правильным восстановить эффективное сотрудничество по тем направлениям, которые жизненно важны для пользы народов России и Британии".

"Мы серьезные и разумные страны, и нам следует строить взаимоотношения на основе общих интересов, - подчеркнул Кэмерон после подписания торговых соглашений на сумму более 200 млн фунтов стерлингов. – Мы все заинтересованы в торговле и создании новых рабочих мест".

Но и здесь не обошлось без шпильки со стороны Кремля.

На вопрос журналистов о том, как Россия намерена бороться с коррупцией, Дмитрий Медведев посоветовал искать бревно в собственном глазу, заметив, что коррупция есть везде, и он не откроет большой секрет, если скажет, что она существует и в Великобритании, но несмотря на это Россия готова инвестировать в британскую экономику.

В ходе переговоров вскрылись противоречия между двумя странами и в отношении к событиям в арабском мире.

Британия добивается от России поддержки санкций ООН против сирийского режима, на что Медведев выразил неудовольствие действиями НАТО в Ливии, которые, по его мнению, выходят за рамки резолюции ООН о вмешательстве в дела этой страны.

В целом же, как пишет газета, несмотря на порою жесткую риторику, члены британской делегации остались довольны результатами визита и взаимопониманием, которое нашли Кэмерон и Медведев во время проходивших почти час переговоров с глазу на глаз.

Они выразили надежду, что кандидатом на предстоящих президентских выборах пойдет именно Медведев, с которым у Кэмерона сложились "отличные рабочие отношения", нежели Путин, встречу с которым называют лишь "деловой".

"Злосчастный визит, который льстит путинизму"

Совсем по-иному расставляет акценты аналитическая статья в газете Guardian. Она признает прагматизм Кэмерона, призвавшего Москву к "новому подходу на почве сотрудничества", поскольку в обозримом будущем бал в Кремле будет править Владимир Путин и его, в отличие от ливийского лидера, с которым российский премьер "разделяет определенные качества", не заставишь покинуть власть.

В конечном итоге, Лондону нужно вести с Москвой бизнес, и прошлая тактика "зуб за зуб, глаз за глаз" этому не способствовала.

Однако Путин, доминирующий в российской политике последние 10 лет и наиболее вероятный кандидат на президентский пост, едва ли поблагодарит Кэмерона за такой прямолинейный подход, считает газета.

Скорее, он увидит в этом признание политической и экономической слабости Британии и оправдание своей собственной жесткой тактики, принятой в отношении Лондона после смерти в 2006 году критика Кремля Александра Литвиненко.

С точки зрения Путина, завуалированная озабоченность Кэмерона вопросами коррупции, нарушения прав человека и выкручивания рук британскому бизнесу в России выставляет премьер-министра в роли "полезного идиота".

В самом деле, зачем обращать внимание на слова заезжего иностранца в "Путинляндии", где демократия – это неуклюже поставленная пьеса, воровство возведено в рамки закона, свобода слова иллюзорна, а концепция гражданских свобод кажется подозрительной и подрывной", спрашивает автор статьи.

Дело Литвиненко – это лишь вершина айсберга, пишет газета. Проблемы в отношениях с Россией куда глубже.

Не следует забывать о недавнем подавлении продемократических уличных протестов, о расширении полномочий ФСБ, о процессе над Михаилом Ходорковским, о масштабной деятельности российской разведки в Великобритании, о политике на Кавказе.

Неужели ответом на это должно стать молчание или, того хуже, безразличие Лондона, которое де факто легитимизирует путинизм, задается вопросом Guardian.

И неужели обструкционизм Москвы в вопросе санкций по Сирии и продолжение ее ядерного сотрудничества с Ираном можно проглотить ради жалких контрактов на 200 миллионов?

Да, Кэмерон был прав, когда сказал, что перед двумя странами стоят многие общие и серьезные проблемы, и решать их хорошо сообща, как это было в годы Второй мировой воны, когда в СССР шли арктические конвои, но сегодня "Британии следует крепко подумать, прежде чем прыгать в кровать к путинской автократии", - пишет Guardian.

Если бы ЕС единым фронтом встал на защиту демократии в России, быть может тогда Кремль взял бы это на заметку, однако Германия и Франция избрали путь коллаборационизма, считает Guardian.

"До сих пор Британия одна давала отпор путинизму, однако сегодня Кэмерон пошел на попятный", - подчеркивает издание.

Amnesty International о Ливии

Гражданская война в Ливии, и без того кровавая, омрачена нарушениями прав человека обеими сторонами конфликта, пишет корреспондент газеты Guardian в Триполи.

Он ссылается на данные правозащитной организации Amnesty International, которая утверждают, что и повстанцы, и силы, верные полковнику Каддафи, не гнушаются убийствами, пытками и казнями пленных без суда и следствия.

"Повстанцы и их сторонники похищали, без разбору задерживали, пытали и убивали бывших сотрудников сил безопасности, людей, подозреваемых в сочувствии режиму Каддафи, захваченных в плен солдат и иностранцев, которых принимали за наемников режима", - говорится в докладе Amnesty International, составленном по результатам визитов инспекторов этой организации в период между 26 февраля и 28 мая этого года.

В нем также отмечается, что особая жестокость проявляется по отношения к чернокожим пленникам, хотя "слухи об участии в конфликте наемников из африканских стран по большей части не находят подтверждения".

При этом, по словам правозащитников, Национальный переходный совет Ливии "не проводил, насколько известно, никакого независимого или надежного расследования этих нарушений и не принял никаких эффективных мер для наказания виновных".

При этом Amnesty International не обошла стороной и преступления, совершаемые силами, верными полковнику Каддафи, отметив в отчете артиллерийский и ракетные обстрелы жилых кварталов и использование противопехотных мин и кассетных бомб.

В ответ на это, как пишет Guardian, представитель Переходного совета поспешил подчеркнуть, что доклад Amnestу "изобилует фактами чудовищных преступлений и убийств, совершенных режимом Каддафи, и имеются лишь незначительные свидетельства случаев правонарушений со стороны повстанцев, но Совет резко осуждает все нарушения, совершенные любой из сторон".

Запретные воспоминания Джеки Кеннеди

Times рассказывает об откровениях первой леди Америки, которыми она поделилась с близким другом и помощником Артуром Слезинджером 47 лет назад, через четыре месяца после покушения на Джона Кеннеди.

Джеки Кеннеди "спокойно, прямолинейно и весьма жестоко отзывается о многих знаменитостях, с которыми ей приходилось общаться в Белом доме".

Прекрасно понимая, какой фурор могли произвести ее высказывания, она попросила до времени не предавать их гласности, что и было сделано.

Однако теперь, по прошествии полувека, когда почти никого из людей, о которых идет речь, нет в живых, записи восьмичасовой беседы будут опубликованы.

Кеннеди в самом деле была беспощадна, пишет Times.

Шарля де Голлля она называет "жалким эгоманьяком", Индиру Ганди "пробивной и желчной каргой", у Теда Соренсена, писавшего Джону Кеннеди блестящие речи, она находит "гигантский комплекс неполноценности", а известного драматурга и политика-республиканца Клер Бут Люс подозревает в лесбиянстве.

Но больше всех досталось Мартину Лютеру Кингу. Джеки рассказывает, что агенты ФБР подслушивали все разговоры борца за гражданские права, и якобы всю ночь перед своим знаменитым выступлением он обзванивал разных девушек, приглашая их на секс-оргию.

"Бабник и ужасный человек", - такое определение, данное одним либералом другому, никак не могло быть предано гласности в те времена, признает газета.

При этом, как пишет Times, в интервью нет ни слова о похождениях самого Джона Кеннеди – в то время на эту тему в Америке было наложено табу.

Не говорит Джеки и о смерти своего мужа, зато в деталях вспоминает кубинский кризис, который произвел на нее неизгладимое впечатление.

"Я сказала мужу: не отправляй меня с детьми в Кэмп Дэвид, - вспоминает Джеки Кеннеди. - Если что-то случится, я хочу быть с тобой и умереть с тобой."

Обзор подготовил Леонид Лунеев, bbcrussian.com

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.