Затуливетер признала роман с британским депутатом

  • 18 октября 2011

Первый день в суде

Media playback is unsupported on your device

Россиянка Екатерина Затуливетер, добивающаяся в суде отмены решения о депортации ее из Великобритании, признала интимную связь с членом британского парламента Майком Хэнкоком.

Специальная комиссия по иммиграционным апелляциям во вторник начала в Лондоне слушания по делу россиянки Екатерины Затуливетер, которая была задержана британскими спецслужбами в начале декабря 2010 года по подозрению в шпионаже в пользу России.

Министерство внутренних дел добивается депортации российской гражданки из Британии на том основании, что она представляет угрозу национальной безопасности страны.

Обвинения в шпионаже Екатерине Затуливетер официально не предъявлялись.

Затуливетер настаивает на своей невиновности и требует от судей подтвердить законность ее пребывания в Британии.

В состав комиссии, несмотря на возражения адвокатов россиянки, включен и бывший глава британской контрразведки МИ-5 сэр Стивен Лендер.

Перекрестный допрос

Media playback is unsupported on your device

Как передала из зала суда корреспондент Би-би-си Роза Кудабаева, адвокаты, представляющие министерство внутренних дел, допрашивали 26-летнюю Екатерину Затуливетер настойчиво и довольно агрессивно.

"Они пытались представить Затуливетер как человека, который целенаправленно шел на контакты с представителями иностранного дипломатического корпуса, - рассказывает корреспондент.

Во время суда говорилось о том, что и до и после знакомства с Хэнкоком у нее были отношения с иностранными дипломатами зрелого возраста.

"Уязвимый"

До своего ареста в декабре минувшего года российская гражданка Затуливетер два с половиной года проработала помощницей депутата от Либерально-демократической партии Майка Хэнкока, который является членом комитета палаты общин по обороне. В Портсмуте на территории его избирательного округа расположена крупная военно-морская база.

У британских журналистов Хэнкок заслужил репутацию пророссийского политика. Сам депутат это отрицает, хотя российские дипломаты отмечали его "взвешенные суждения" о России.

После ареста Затуливетер Хэнкок всячески защищал свою помощницу и подчеркивал, что она не имела доступа ни к каким секретным материалам.

То же самое говорилось в заявлении, распространенном депутатом во вторник. Парламентарий, который женат и воспитывает двоих детей, добавил, что "в настоящее время для меня некорректно делать какие-либо дальнейшие комментарии по любым аспектам слушаний", передает Ассошиэйтед пресс.

Во время перекрестного допроса представитель МВД Джонатан Глассон прямо спросил Затуливетер, почему она решила, что Хэнкок может представлять интерес для российской внешней разведки.

Правообладатель иллюстрации PA
Image caption До суда Екатерина Затуливетер излучала уверенность в том, что выиграет дело

"Я понятия не имею, что может представлять интерес для российской внешней разведки", - ответила та.

"Но вы знали, что сведения о личной жизни господина Хэнкока делают его потенциально уязвимым?" - продолжал наступление Глассон.

"До нашего знакомства я ничего не знала о его личной жизни", - парировала Затуливетер.

Представителей МВД особенно заинтересовало, каким образом россиянке удалось получить парламентский пропуск.

По словам Затуливетер, при выдаче пропуска ей задавали обычные анкетные вопросы, и она без особых затруднений получила парламентский доступ, а впоследствии и доступ к парламентской почте.

"Нечего скрывать"

Специальная комиссия по иммиграционным апелляциям - организация, которая рассматривает жалобы иностранцев, которым был запрещен въезд и пребывание в Британии по причинам национальной безопасности или интересов общественности.

Формально Затуливетер не является подсудимой. Слушания, проходящие в малоприметном здании в центре Лондона, как ожидается, продлятся больше недели.

За это время комиссии предстоит изучить массу материалов, в том числе предоставленных британскими спецслужбами. Та часть разбирательства, где речь пойдет о секретной информации, пройдет за закрытыми дверями.

Перед началом слушаний Екатерина Затуливетер в интервью Би-би-си выразила абсолютную уверенность в том, что выиграет процесс - "потому что она невиновна и ей нечего скрывать".

Интимные подробности

Правообладатель иллюстрации na
Image caption Из показаний Кати Затуливетер складывается противоречивый образ

Из показаний, которые Екатерина Затуливетер давала в суде, вырисоваются две совершенно разные персоны.

Одна – девушка из глубинки, решившая еще подростком, что ее способности лучше всего проявятся на дипломатическом поприще. Студентка, которая благодаря неустанному труду и финансовой помощи родных получила блестящее образование на родине и в Британии. Молодой специалист в области разрешения конфликтов, чьи данные настолько впечатляли, что после стажировки в международных организациях она получила работу помощника британского парламентария.

Другая персона – это расчетливая и прагматичная натура, которая с 18 лет умело использовала свой интеллект и внешнюю привлекательность, чтобы заводить знакомства с высокопоставленными иностранными дипломатами, не пренебрегая близкими отношениями с ними.

Человек, использовавший пристрастие одного из британских политиков к слабому полу, чтобы получить доступ к парламентской документации.

Возможный агент российской разведки, состоявшая в контакте с представителем посольства России, который был впоследствии депортирован из Британии.

Девушка, умеющая за себя постоять

По крайней мере, адвокаты, представлявшие две стороны, исходили из этих двух совершенно противоположных представлений о Екатерине Затуливетер.

В частности, отвечая на вопросы своего адвоката Тима Оуэна, она в подробностях описала свои встречи с представителями разведывательных служб Британии. Всего таких встреч или, точнее, допросов в 2009-2010 годах, было шесть. Проводились они, как говорит Затуливетер, в ряде лондонских гостиниц.

По словам Затуливетер, допрашивавшие ее агенты не знали русского языка и понятия не имели о русском менталитете: "Все их представления о России сводились к тому, что им было известно о Советском Союзе".

По мнению Затуливетер, допросы велись непрофессионально: не было стенографа или магнитофона. "Когда нужно было вернуться к прежней теме разговора, агент цитировала сказанное мною по своим записям, сделанным вручную, искажая их смысл", - рассказала она.

Media playback is unsupported on your device

Вопросы, который от лица британского МВД задавал адвокат Джонатан Глассон, касались личной жизни Затуливетер и ее контактов с приезжими иностранцами, их положения и возраста, целей их приезда в Россию.

Из ответов Затуливетер следовало, что до встречи с британским парламентарием Хэнкоком у нее были сексуальные отношения, по крайней мере, с одним дипломатом, а также флирт с другим иностранцем, который хотел пригласить ее за рубеж, однако позже передумал.

После того, как Затуливетер прервала отношения с Хэнкоком, она познакомилась со служащим НАТО и, по словам адвоката Глассона, проявляла настойчивый интерес к его работе.

Затуливетер настаивала на том, что ее интерес к этим людям был продиктован не служебным положением этих людей, а их человеческими качествами.

Под занавес своих вопросов Джонатан Глассон напрямую обвинил Затуливетер во лжи:

Глассон: Вы лгали. Невозможно представить, чтобы разведывательные службы России не пытались выйти на вас.

Затуливетер: Я не лгу.

Глассон: Вы были больше, чем просто референт.

Затуливетер: Это смешно.

Глассон: Вы работали на разведывательные службы России.

Затуливетер: Нет, у вас нет доказательств этого. Я не сделала ничего противозаконного. Что касается моих отношений, то это моя личная жизнь. Любой человек будет чувствовать дискомфорт, если задаются вопросы о личной жизни.

История про Бориса

Преседательствовавшего на слушаниях судью Миттинга интересовали, помимо прочего, обстоятельства знакомства Затуливетер с сотрудником российского посольства в Лондоне, фигурировавшим под псевдонимом "Борис".

По словам Затуливетер, человек, представившийся сотрудником посольства России в Лондоне, встречался ей несколько раз на ряде мероприятий, проводившихся в различных исследовательских и научных центрах в Лондоне.

Media playback is unsupported on your device

"После одной такой встречи, - говорит Затуливетер, - мы натолкнулись друг на друга возле станции метро. В поезде мы обменялись визитками. Это было где-то в 2008 году".

По словам Затуливетер, она отказалась встречаться с "Борисом", так как Хэнкок отсоветовал ей делать это.

Судью также интересовали разночтения в датах ее дневника, который был одним из вещественных доказательств, представленных защитой, и ее финансовое положение.

Девушка с характером

Это был долгий и изматывающий день для всех, кто был в зале суда. Несмотря на обилие вопросов и тон, в котором они задавались Джонатаном Глассоном, Затуливетер держалась довольно уверенно.

Она несколько раз обвинила Глассона в том, что он перефразировал некоторые из положений ее письменного заявления, представленного в суде.

По ее словам, информация, к которой она работала в парламенте, не была секретной.

"Мои отношения с Хэнкоком прекращались в здании парламента", - сказала она.

Некоторые ее ответы вызвали улыбку у присутствующих:

Судья Миттинг: После визита в Москву в 2006 году Хэнкок направлялся в Ирак. Как вы узнали об этом?

Затуливетер: Он сказал мне об этом сам.

Судья Митинг: Но вы интересовались, какого характера будет эта поездка?

Затуливетер: Навряд ли бы он направился в Ирак на отдых.

Разбирательства в понедельник завершились закрытым заседанием, журналистов попросили удалиться из зала суда.

По словам официальных представителей, слушания могут продолжиться еще несколько дней, возможно, до следующей среды.

Новости по теме