Воспоминания очевидца: "Битлз" в гостях у Элвиса

  • 5 октября 2011
"Битлз" Правообладатель иллюстрации h
Image caption Во время турне "Битлз" по США, битломания цвела пышным цветом

В ливерпульском музее "История Битлз" (The Beatles Story) открылась выставка "Элвис и мы", рассказывающая о том влиянии, которое оказал король рок-н-ролла на ливерпульскую четверку.

Однако встретиться этим легендарным личностям удалось только раз - 27 августа 1965 года, когда "Битлз" во время турне по Соединенным Штатам решили навестить своего кумира в его особняке в Беверли-Хиллз.

Известно, что возникший поначалу довольно принужденный разговор привел в результате к джем-сессии, записи которой не сохранилось. Нет даже фотографий той эпохальной встречи, но есть свидетельства очевидцев, одним из которых является Тони Барроу, бывший пресс-агентом битлов в 1962-68 гг.

Накануне открытия новой экспозиции он поделился своими воспоминаниями с корреспондентом Би-би-си Иеном Янгсом.

"Когда я выдвинул эту идею - встретиться с Элвисом - Джону, Полу, Джорджу и Ринго, то они ее поначалу как-то не восприняли, думая, что журналисты тоже там окажутся. Помню, что Джордж сказал: "Если это будет еще одна публичная журналистская помойка, то лучше об этом забыть". Они хотели встретить своего рок-н-ролльного кумира, но не хотели, чтобы вокруг них плясала свора журналистов и фотографов, - вспоминает Барроу.

"Первое и основное правило было: не приглашать никакой прессы, не снимать никаких фотографий, не записывать никаких пленок и никакой утечки - чтобы о наших планах никто заранее не узнал", - добавляет он.

В "манежике" Элвиса Пресли

Правообладатель иллюстрации g
Image caption Элвис в период встречи с "Битлз" как раз снимался в фильме "Рай в гавайском стиле"

"Мы приехали где-то около 10 вечера в сопровождении трех черных лимузинов под присмотром полковника Паркера [менеджер Элвиса] и его людей. Это был двухэтажный особняк, раскинувшийся полукругом на холме - большой, просторный, с множеством окон и большим садом. У входа в ряд стояли роллс-ройс и пара кадиллаков. Высокие ворота сторожили члены знаменитой "мемфисской мафии" [поклонники, соратники, друзья, работавшие на Элвиса или оказывавшие ему различного рода услуги], но нам они сразу махнули рукой, чтобы мы проезжали".

"А как только мы ступили внутрь дома, то ноги сразу буквально утонули в ворсистом белоснежном ковре. Нас привели в центральную часть дома, в такую огромную круглую комнату, всю залитую голубым и красным светом, где, собственно, Элвис и принимал гостей.

Это был огромный "манежик", где резвился Элвис Пресли, с цветным телевизором, музыкальным автоматом, глубоким диваном, который шел полукругом, парочкой бассейнов, столов для игр и хорошо заполненным баром".

"Навскидку скажу, что всей этой армии приспешников Элвиса и их женщин было человек 20 в общей сложности, то есть намного больше нашей невеликой группки. Когда мы предстали друг перед другом, две наши группы, то возникла неловкая тишина, и Джон заговорил первым, немного нескладно забросал Элвиса вопросами: "Зачем ты стал делать все эти слащавые баллады для кино? Что случилось со старым добрым рок-н-роллом?""

Вразумительный язык общения

"Элвис был довольно тихим - так мне показалось. Он много улыбался и всем пожал руки, но неловкость продолжала оставаться. Ребята обменялись с Элвисом гастрольными байками, но разговор не клеился. Первоначальный приступ "разговора о погоде" истощился, и между пятеркой мегазнаменитостей повисла эдакая неловкая тишина, они просто стояли друг против друга и все - сказать было нечего".

"Я думаю, что, помимо всего прочего, каждая сторона испытывала благоговейный ужас от этой встречи. Насколько я мог понять, Элвис не был так уж уверен в себе, он легко смущался, во всяком случае с виду".

Барроу продолжает: "Но тут Элвис вдруг исправил ситуацию, попросив принести гитары Джону, Полу и Джорджу, ну и рояль тоже тут же возник. До этого момента вечеринка была совершенно никакая, то как только Элвис и "Битлз" стали вместе играть, атмосфера сразу оживилась. Мальчики поняли, что они гораздо лучше смогут поговорить посредством своих гитар, чем словами. Музыка для них была естественным местом встречи, их самым вразумительным средством общения".

"Я уж не помню все, что они тогда играли, но точно помню, что одной из песен была I Feel Fine. И еще я помню, что Ринго, который, естественно, остался без инструмента, отстукивал ритм по какой-то деревянной мебели. Все пели. Элвис взял несколько аккордов на басу и сказал Полу: "Вот видишь, я тоже могу", а Пол в ответ сострил: "Не дрейфь, скажу тебе между нами: мы с Брайаном Эпштейном быстро сделаем из тебя звезду"", - вспоминает Барроу.

"Было бы здорово, если бы остались фотографии или записи. Такая запись была бы просто бесценной, я уверен. Эта кассета стоила бы миллионы долларов, но чего нет, того нет, а слушать их тогда было одно удовольствие!" - вспоминает Барроу.

"Элвис обкурился"

Правообладатель иллюстрации hj
Image caption Тони Барроу (на фото справа) и Брайан Эпштейн вынуждены были держать встречу с Элвисом в секрете от прессы

"Паркер и Эпштейн, правда, потеряли интерес - оставили детей играться. Паркер положил свою пухлую руку Эпштейну на плечо и увел его в тихий уголок этого "игрового зала", а Эпштейн ухватился за эту долгожданную возможность, чтобы протолкнуть свой тайный замысел: он надеялся убедить Паркера устроить для Элвиса серию концертов в Британии", - вспоминает Барроу.

"Это с самого начала была безнадежная затея, но Паркер сделал вид, что оставляет возможность для маневра, сказав, что подумает об этом, - продолжает свой рассказ Тони Барроу. - А вечеринка закончилась, когда полковник Паркер решил, что все, хватит, и начал раздавать всем подарки. В основном, это были разные пластинки Элвиса".

"Помню, что когда мы уже шли к нашим лимузинам, Джон прокричал с немецким акцентом, а-ля Адольф:"Да здгавствует, кгароль!" И еще, когда мы сели в машину, Джон сказал: "Элвис обкурился", а Джордж Харрисон тихо ответил: "А мы, разве нет?"

"Они постарались не воспринимать все это слишком серьезно и не выказывать слишком большое восхищение в адрес своего кумира. Но ведь Элвис Пресли был их кумиром, он оказал на музыку "Битлз" очень большое влияние", - заключает свой рассказ Тони Барроу.

Выставка The Elvis and Us будет открыта в ливерпульском The Beatles Story в течение двух лет.

Новости по теме