Абрамович: версия Березовского - образцовая ложь

  • 8 ноября 2011
Роман Абрамович Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Абрамович отрицает сам факт встречи на мысе Антиб, где он якобы угрожал Березовскому

Российский миллиардер Роман Абрамович, выступающий в Коммерческом суде в Лондоне в качестве ответчика по иску бизнесмена Бориса Березовского, назвал версию событий, изложенную своим оппонентом "образцовой ложью".

Березовский утверждает, что в 2000 году Абрамович, пользуясь своими связями в Кремле, при помощи угроз и шантажа заставил Березовского продать принадлежащие ему и его партнеру Бадри Патаркацишвили российские активы (в том числе пакет акций "Общественного российского телевидения") по заниженной стоимости.

Беглый олигарх требует от Абрамовича компенсации в размере около 6 млрд долларов за эти несправедливые, по его мнению, сделки.

Во вторник адвокат Березовского Лоуренс Рабиновиц, уже седьмой день ведущий допрос Абрамовича, пытался доказать, что 7 или 8 декабря 2000 года два бизнесмена встречались на мысе Антиб на юге Франции, где якобы и была достигнута окончательная договоренность о сделке.

Владелец "Челси" отрицает сам факт этой встречи, особо подчеркивая, что акции "ОРТ" он купил по просьбе самого Патаркацишвили и уж точно не запугивал Березовского.

"Это не просто ложь, - сказал Абрамович, отвечая на вопрос Рабиновица, готов ли он признать правоту версии Березовского. - Это концентрированная ложь, которую можно в аптеке под колпаком держать. Для нее нужно специальное помещение [выделить] и студентам показывать – что такое образцовая ложь, – что я угрожал Березовскому".

Трудности перевода

Изначально Березовский утверждал, что встречался с Абрамовичем в конце декабря, в районе католического Рождества, однако потом он заявил, что ошибся, и встреча могла состояться и раньше, однако никак не раньше 7 декабря, потому что именно в этот день в России был арестован Николай Глушков, один из фигурантов по "делу "Аэрофлота".

Абрамович утверждает, что с 7 декабря 2000 по 2 января 2001 года вообще не покидал Россию, поэтому никак не мог встречаться в этот период с Березовским во Франции. В качестве доказательств своего алиби он представил показания нескольких свидетелей, утверждающих, что эти дни он провел в Москве и на Чукотке.

В частности, в деле фигурируют письменные свидетельства жителей Чукотки о том, что они присутствовали на встречах, которые в эти дни проводил Абрамович, а также письма из пограничной службы ФСБ.

Как и все дни до этого, Абрамович выступает в суде по-русски через переводчицу. Все фигурирующие в деле судебные документы также существуют в двух экземплярах - на русском и на английском. Из-за этого иногда возникает путаница.

В частности, официальный запрос, направленный от имени Абрамовича в ФСБ, Рабиновиц воспринял как личную просьбу миллиардера подтвердить его присутствие в стране. А поскольку эта "просьба" была направлена от имени председателя думы Чукотского автономного округа, а не от частного лица, адвокат предположил, что Абрамович пытался оказать давление на свидетелей.

"Если я обращаюсь как председатель Думы, у меня намного больше шансов быстро получить ответ, - пояснил Абрамович, предварительно описав адвокату разницу между просьбой и запросом и уточнив, что ФСБ не подчиняется чукотской Думе. - ФСБ России не отреагирует на просьбу частного лица – такое правило в России".

Еще одно свидетельство защиты Абрамовича - книга учета табельного оружия, которое ежедневно получали охранники Абрамовича из фирмы "Центурион-М" лишь в том случае, если тот был на Чукотке. Этот документ свидетельствует, что с 10 по 26 декабря Абрамович не покидал Чукотский автономный округ, поэтому защита Березовского сконцентрировалась на трех днях - 7, 8 и 9 декабря, которые, как утверждает Абрамович, он провел в Москве.

Показания расходятся?

Лоуренс Рабиновиц полдня пытался подловить Абрамовича на несоответствии показаний: сначала тот якобы вспомнил, что 8 декабря встречался с губернатором Чукотки Александром Назаровым, потом факт этой встречи подтвердил сам Назаров, а потом выяснилось, что такой встречи вообще не было, так как в этот день Назарова попросту не было в Москве.

Абрамович в ходе слушаний постоянно ссылался на то, что не помнит и не может хорошо помнить последовательность событий 11-летней давности. По его словам, уже в ходе подготовки к суду он начал восстанавливать хронологию декабря 2000 года, и про возможную встречу с Назаровым написал со слов последнего, потом - давая показания в следующий раз - уточнил, что сам не уверен в дате этой встречи, а потом, убедившись, что встреча состоялась раньше, признал, что 8 декабря ее действительно не было.

В деле также есть показания еще нескольких высокопоставленных российских лиц, которые утверждают, что встречались с Абрамовичем в Москве 7-9 декабря, однако адвокат Березовского подчеркивает, что никаких документальных свидетельств этих встреч найти не удалось.

Абрамович утверждает, что 8 декабря был в Государственной Думе, депутатом которой он на тот момент являлся, - там он голосовал за принятие нового государственного гимна России, а затем уехал, так как поступило сообщение, что в здании Думы заложена бомба.

Рабиновиц заявил, что доказательств присутствия обвиняемого в Думе найти не удалось и предположил, что тот сочинил версию с голосованием и якобы заложенной бомбой уже позднее, так как оба эти события широко освещались в прессе.

"Частное дело"

На встрече, сам факт которой по-прежнему оспаривают обе стороны, Абрамович, по версии Березовского, вынудил его продать акции ОРТ за 175 млн рублей, пригрозив в противном случае уголовным преследованием как самого опального олигарха, так и его друзей и партнеров.

"Вы сказали, что в случае продажи Глушкова [арестованного 7 декабря 2000 года заместителя директора "Аэрофлота"] отпустят, а если нет, то Глушков надолго останется в тюрьме", - пересказал Рабиновиц версию своего подзащитного.

Абрамович категорически отверг это предположение.

По его словам, акции ОРТ он купил по личной просьбе Бадри Патаркацишвили, так как тот боялся, что у канала отнимут лицензию: президент Владимир Путин был недоволен присутствием Березовского и Патаркацишвили в руководстве канала и их вмешательством в редакционную политику.

"Я был тенью Березовского – мог пострадать я, и [моя компания] "Сибнефть" была бы нестабильной, - пояснил Абрамович свои мотивы. - Бадри понимал, что это кончится плохо. И Бадри уговаривал меня купить акции".

"Договор был, что я их куплю, подержу, а потом он их обратно заберет, но эта договоренность была быстро забыта", - добавил он.

Рабинович уточнил, поручал ли Владимир Путин Абрамовичу выкупить акции.

"Мне Путин не поручал покупать акции, он сказал – это ваше частное дело, меня в это не вмешивайте", - ответил Абрамович.

При этом он также заявил, что его лично совершенно не интересовала судьба ОРТ - ни как бизнесмена, потому что "в моих руках акции ОРТ не имели ценности", ни как политика, потому что сам он никогда не вмешивался в редакционную политику канала и не передавал акции ОРТ государству.

"Меня эта инвестиция с точки зрения бизнеса вообще не интересовала, я не принимал участия в управлении. Я спасал свой другой бизнес и помогал Бадри", - резюмировал Абрамович.

Новости по теме