Кремль "раздул" скандал со "шпионским камнем" в 2006-м

  • 24 января 2012
Шпионский камень Правообладатель иллюстрации Euronews
Image caption Высокопоставленный кремлевский чиновник признался, что разоблачающий репортаж по российскому ТВ был показан по указанию Кремля

На прошлой неделе Би-би-си начала показывать документальный сериал "Путин, Россия и Запад", в котором, как было объявлено перед выходом первой программы, идет речь и об истории со "шпионским камнем".

После того, как стало известно, что бывший глава канцелярии премьер-министра Британии Тони Блэра рассказал, что история с британским "шпионским камнем" в Москве была реальной, многие комментаторы пустились в рассуждения о преднамеренном характере этой "утечки".

Согласно одним, Джонатан Пауэлл хотел таким образом разрекламировать "свой" документальный фильм. Другие увидели в этом рекламную кампанию со стороны Би-би-си. А бывший глава ФСБ Николай Ковалев заявил, что это был пропагандистский прием, призванный улучшить российско-британские отношения.

Подобно Владимиру Путину, многие в России, судя по всему, не могут поверить, что британские СМИ способны действовать независимо от правительства.

Я участвовал в подготовке сериала "Путин, Россия и Запад" в качестве старшего консультанта, планировал и проводил интервью - в том числе и с Джонатаном Пауэллом - и могу сказать, что истина гораздо проще, чем это представляется любителям сенсаций.

Что же касается скандала со "шпионским камнем", то, как мы выяснили в ходе работы над фильмом, он был раздут в 2006 году при непосредственном участии Кремля.

Встречи "под запись" и не только

"Путин, Россия и Запад" продолжает славную традицию документальных фильмов, снятых под эгидой Би-би-си. Независимая компания, которой была поручена его подготовка - Brook Lapping, - известна своей многолетней работой в сфере исторической и политической документалистики.

В процессе подготовки этого фильма мы использовали следующий метод. Несколько месяцев ушло на предварительные исследования и сбор материала. После этого мы приступили к интервью с ключевыми политическими фигурами и их советниками, принимавшими участие в интересовавших нас событиях.

Причем первые интервью были не для записи – это был способ продолжить сбор информации. Когда мы узнавали что-то новое от, скажем, Кондолизы Райс, мы потом спрашивали об этом высокопоставленных российских чиновников, с которыми она встречалась - Сергея Иванова, Сергея Лаврова и других, чтобы создать таким образом полную картину интересовавших нас событий.

И только после этого мы подготовили предварительный сценарий и вернулись к нашим участникам, чтобы снять интервью, которые и вошли в фильм. При этом они могли решить, что не хотят повторять "под запись" то, что рассказали нам ранее в ходе неформальных бесед. Но в большинстве случаев этого не происходило.

Камень против правозащитников

История со "шпионским камнем" впервые возникла в ходе нашего интервью с ветераном российского правозащитного движения, главой Московской Хельсинкской группы Людмилой Алексеевой. Она рассказала нам, что была возмущена показанным по российскому телевидению репортажем, в котором ее связывали с британскими шпионами, причастными к работе с камнем.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Правозащитница Людмила Алексеева в разговоре с Би-би-си выразила свое возмущение историей со "шпионским камнем"

В контексте нашего фильма нам был интересен не шпионский скандал как таковой, а тот факт, что Владимир Путин использовал его для атаки на неправительственные организации.

"Мы видим, что происходят попытки работать с неправительственными организациями с помощью инструментов специальных служб, и что осуществляется финансирование по каналам специальных служб неправительственных организаций", - заявил Путин через два дня после телевизионного репортажа.

"Полагаю, что теперь многим становится понятным, почему в России принят закон, регламентирующий деятельность неправительственных организаций в нашей стране", - добавил тогдашний российский президент.

Другими словами, если и можно говорить о сговоре, то этот сговор имел место между Кремлем и российским телевидением, показавшим репортаж про камень для того, чтобы оправдать последовавшие за этим гонения на НПО.

Именно это и подтвердил мне в частной беседе один очень высокопоставленный кремлевский чиновник: идея телевизионного репортажа родилась в Кремле.

Блэр спал спокойно, Собянин шутил

После этого мы встретились с бывшим главой канцелярии британского премьера Джонатаном Пауэллом. Мы беседовали с ним обо всех связанных с Россией историях, к которым был причастен его бывший шеф, Тони Блэр.

Наши встречи с Пауэллом преследовали двоякую задачу. Мы, конечно, хотели узнать что-то новое, а еще мы надеялись, что с его помощью нам удастся договориться об интервью с самим Блэром.

В ходе наших бесед с Пауэллом именно мы затронули тему "шпионского камня", так что не может быть и речи о каких-то преднамеренных попытках с его стороны - или со стороны британского правительства - "раздуть" эту "сенсацию" ради каких-то целей.

Когда мы заговорили о "шпионском камне", Джонатан Пауэлл не проявил ни тени неловкости или смущения. Мне не показалось, что, подтверждая факт существования этого камня, он придал этому какое-то особое значение.

Напротив. Перед нами сидел бывший высокопоставленный чиновник, который отошел от большой политики. К тому времени Тони Блэра на Даунинг-стрит уже сменил другой премьер, Гордон Браун. Пауэлл спокойно и не слишком заинтересованно ответил на все наши вопросы.

Говоря о шпионском скандале, Пауэлл хотел подчеркнуть, что российские власти использовали его для своих политических целей. Что же касается самого факта существования "шпионского камня", то мне показалось, что, поскольку он был показан по телевидению, Джонатан Пауэлл не видел никакого смысла скрывать его существование.

Нельзя сказать, что он не выразил никаких сожалений по этому поводу. Он сожалел о том, что были арестованы русские, участвовавшие в этой шпионской истории, а также о том, что Москва использовала этот скандал для атаки на правозащитников, которые не имели к шпионажу никакого отношения.

Пауэлл даже упомянул, что эта история не доставила Тони Блэру много бессонных ночей: шпионы были разоблачены, и он ничего не мог с этим поделать. Но ни один британский дипломат не был выслан из России, и Блэр даже не упомянул об этой истории в разговорах с Путиным.

Бывший советник Блэра вспоминает, что Путин, кажется, заговорил о камне в телефонном разговоре с британским премьером - но в "шутливой манере". А Сергей Собянин, возглавлявший тогда президентскую администрацию, "подшутил" над Пауэллом по поводу этой истории во время встречи в Кремле.

"Неуклюжая" история

По мнению Джонатана Пауэлла, скандал со "шпионским камнем" не отразился сколько-нибудь серьезным образом на дипломатических отношениях между Британией и Россией. Эта история, считает он, получила такой резонанс только потому, что Кремлю нужно было "оправдание" для начала гонений на правозащитное движение.

Еще важно заметить, что Пауэлл говорил с нами - авторами документального фильма - не как представитель правительства, и уж тем более не от имени британской разведки.

Нет никакого символизма и в том, когда именно рассказанное бывшим советником Блэра стало достоянием гласности. Пауэлл дал нам это интервью год назад, а мы сообщили о нем только тогда, когда завершили подготовку фильма.

Единственный, на мой взгляд, настоящий скандальный аспект этой истории - по поводу которого, кстати, мы пока не услышали никаких объяснений от Лондона - заключается в том, что британский шпион, связанный с камнем (названный в репортаже российского ТВ) также использовался британцами для передачи грантов неправительственным организациям (хотя в самих этих выплатах не было ничего секретного, и все они были опубликованы на сайте британского МИД).

Людмила Алексеева рассказала нам при этом, что никогда не встречалась с этим человеком, но его имя встречалось на документах об оплате (которые, надо сказать, относились к Форин-офису, а не к МИ-6).

Как сказал нам в беседе "не под запись" один чиновник, "британцы вели себя в этой истории очень неуклюже".

Новости по теме