В гостях у Джулиана Ассанжа

  • 22 октября 2012
Джулиан Ассанж
Image caption Джулиан Ассанж находится на территории посольства Эквадора уже четыре месяца

Джулиан Ассанж последние четыре месяца не выходит из посольства Эквадора в Лондоне. Как живется основателю сайта Wikileaks и тем, кто его приютил?

Посольство Эквадора в Лондоне - по-своему занятное место. У здания, находящегося за углом от знаменитого магазина Harrods в районе Найтсбридж, нас встречает Ана Албан, работающая в посольстве.

"У нас работают в основном женщины", - говорит она мне с улыбкой.

Похоже, она спокойно относится к гостю, укрывшемуся в ее посольстве и ставшему причиной ухудшения дипломатических отношений между ее страной и Британией.

В июне прошлого года у здания дипмиссии появился неожиданный посетитель. Им оказался Джулиан Ассанж, попросивший политического убежища, чтобы избежать экстрадиции в Швецию, где его ожидает судебное преследование по обвинению в сексуальных преступлениях.

С того момента прошло четыре месяца, и жизнь в посольстве идет своим чередом.

Количество сотрудников удвоилось, и в посольство к Ассанжу постоянно приходят посетители, в том числе знаменитости - такие, например, как Леди Гага.

У посольства постоянно дежурят полицейские. Очевидно, что благодаря ситуации с основателем Wikileaks, маленькое здание дипмиссии приобрело особую значимость.

"Очень интересный человек"

Мы пришли пообщаться с работниками посольства и, возможно, с самим Ассанжем, но это остается под сомнением. Его нигде не видно. Нас представляют консулу Фиделю Нарвеасу, и мы проходим к нему в кабинет.

"Когда рассматривалась просьба Ассанжа о предоставлении ему политического убежища, здесь должен был кто-то постоянно находиться. Этим человеком был я", - говорит он.

Фидель указывает на кожаный диван в углу, на котором он спал.

Я спрашиваю его, хорошо ли он узнал Ассанжа.

"Да. Он очень интересный человек".

"Он из числа тех, кого либо обожаешь, либо ненавидишь?"

"Да".

"Вы им восхищаетесь?"

"Да, однозначно".

Заканчивая предложение, он постукивает по полу ногой и барабанит пальцем по спинке дивана.

Я задаю вопрос об обвинениях в адрес Ассанджа.

"Нам всем кажется, что будет справедливо, если он предстанет перед судом. Эквадор никогда не заявлял, что ему не нужно отвечать на обвинения шведских правоохранительных органов. Мы не хотим, чтобы его экстрадировали в США и подвергли бесчеловечному обращению по политическим мотивам. Поэтому Эквадор изначально заявил, что мы готовы помочь шведским следователям. У нас единственное условие – обязательства о недопущении его экстрадиции в третью страну по политическим мотивам".

Затем он проводит нас по зданию. Оно небольшое. Я показываю на дверь в конце корридора и спрашиваю разрешения туда заглянуть.

"Нет. Там он живет".

"Джулиан Ассанж живет там?"

"Мм… Да".

"Мне нельзя постучать?"

"Нет, пока что нет. Каждое посещение должно быть запланировано заранее".

Постельное белье

Мы идем по коридору и приходим к послу, который ожидает нас в своем кабинете. Я прошу ее вспомнить тот момент, когда она в первый раз услышала, что Джулиан Ассанж пришел в посольство.

По ее словам, она была на встрече и немедленно отправилась назад в посольство, чтобы Ассанж мог официально попросить о предоставлении политического убежища.

Image caption Посол Эквадора Ана Албан оказалась радушной хозяйкой

"Сердце у вас тогда ёкнуло?", - спрашиваю я.

"Тогда я могла думать только о том, как устроить его проживание. Наверное, потому что я женщина, я сразу начала думать о постельном белье для него. У нас до сих пор нет стиральной машины. Я уверена, мужчина бы в тот момент думал о других вещах".

Она широко улыбается, но внезапно улыбка сходит с ее лица.

В середине августа – через два месяца после появления Ассанжа на территории дипмиссии – правительство Эквадора получило письмо от британского МИДа. В письме, по ее словам, власти Великобритании пригрозили взять здание штурмом.

Но там было не только письмо, говорит она.

"К письму прилагался подарок. "Подарок" состоял из новых и новых полицейских, которые прибывали к стенам посольства. Это был сумасшедший вечер".

Она говорит, что поздно вечером дорога у посольства была перекрыта. Приехали дополнительные силы полиции. Они стояли у каждого окна, вспоминает она. Но самый сильный шок для нее случился, когда он пошла в туалет.

"Я включила свет, и уже собиралась войти в туалет, когда увидела и там за окном полицейских", - смеется она.

Я спрашиваю, как она отнеслась к происшедшему.

"Это была самая крупная ошибка, свидетелем которой я стала со времени приезда".

"Почему?"

"Я не ведаю, что происходит в голове министра иностранных дел Великобритании Уильяма Хейга, поэтому спросите у него сами. Но я думаю, что вначале они хотели показать маленькой стране, что Британия по-прежнему является грозной империей, а нам нужно научиться хорошо себя вести, пока мы находимся в стране".

Три вопроса

Мне сообщают, что Джулиан Ассанж ответит на три моих вопроса. Мой разум отключается. Я не могу придумать три вопроса для него.

Я иду к концу коридора и стучусь в дверь. Внутри у круглого стола в компании трех женщин сидит бледный человек. У всех открыты ноутбуки.

Это средняя по величине комната с перегородкой. За ней, по его словам, находится его кровать.

Везде на стенах развешаны блокнотные листки с записями. Повсюду разбросаны книги, телефоны и документы. Воздух в комнате несколько спертый.

Джулиан Ассанж говорит монотонно и тихо. Его едва слышно.

Я спрашиваю, как он себя чувствует. Не скучает ли?

Он отвечает медленно.

"Особенно ничего для меня не поменялось. В этой стране я 10 дней провел в одиночной камере. 18 месяцев был под домашним арестом с устройством для слежки на ноге. Я привык".

Делает ли он физические упражнения?

"У меня здесь есть хорошие друзья, некоторые из них служили в британской армии. Они приходят и занимаются со мной".

"Как? В этой комнате?" – спрашиваю я и осматриваюсь. Здесь так захламлено, что кажется, будто места для выполнения приседаний или бокса просто нет. (До этого мне сказали, что он любит заниматься боксом).

"В ванной", - отвечает он.

Очередные звенья кампании

Я спрашиваю его о Леди Гаге и микроблоге на сайте Twitter. В череде прошедших событий не жалеет ли он о чем-нибудь?

Следует долгая пауза.

"Я сожалею, что британское правительство предпочло отказаться от собственных принципов".

Одна из женщин говорит, что я могу задать последний вопрос. Ей жаль, но я прервала их встречу.

Я извиняюсь и спрашиваю Ассанжа напрямую об обвинениях, выдвигаемых властями Швеции. Он громко прерывает меня еще до того, как я успеваю закончить вопрос.

"Начало вопроса не задалось", - смеется он.

Он и присутствующие в комнате женщины начинают убежденно доказывать, что обвинения Ассанжа в изнасиловании двух шведок являются лишь очередными звеньями в кампании, развязанной против него.

Перед моим уходом он говорит мне, что вокруг полно бестолковых журналистов и необходимо всегда обращаться к первоисточнику.

Перед тем как покинуть посольство, Ана Албан говорит мне, что самым важным человеком в посольстве является Присцилла, работающая в приемной секретарем. Она встречает всех знаменитостей и вынуждена разбирать огромные завалы почты, приходящие на имя гостя посольства. К каждому посланию прилагаются книги, подарки, еда.

Похоже, что абсурдности ее нынешнего положения на работе нет конца, как нет в обозримом будущем и конца пребыванию Джулиана Ассанжа в посольстве Эквадора.

Новости по теме