Астор-хаус распахнул двери для кембриджских чудес

  • 1 февраля 2014
экспонаты выставки Правообладатель иллюстрации Martin Gardner
Image caption Объединить сокровища восьми музеев в одной экспозиции оказалось непросто

Этот дом, построенный в конце XIX века по заказу первого виконта Астора, был известен в Лондоне просто как Астор-хаус.

Уильям Уолдорф Астор хотел, чтобы в интерьере его лондонского жилья были отражены достижения искусства и литературы, поэтому он весь украшен вырезанными из дерева фигурами, скульптурами и фризами с изображением его любимых литературных героев.

Тут и Хестер Принн, героиня романа "Алая буква", и шекспировская Джульетта, и "последний из могикан" Фенимора Купера, и семь основных героев "Трех мушкетеров" - книги, которую Астор считал одной из лучших в мировой литературе.

Об этом конечно можно спорить, но что бесспорно, так это мастерство, с которым все эти фигуры вырезал скульптор и резчик по дереву Томас Николс.

До недавнего времени полюбоваться на эти красоты было для простого смертного делом практически невозможным, однако несколько лет назад здание перешло в руки благотворительной организации Bulldog Trust, занимающейся масштабной филантропической деятельностью, и новые хозяева сразу же поставили своей целью на несколько месяцев в году открывать этот особняк для публики.

Так родилась идея привозить в Лондон и выставлять в Астор-хаус коллекции из региональных музеев, чтобы заодно дать возможность не-столичным музеям продемонстрировать свои закрома.

Выездная кунсткамера

Кембридж прежде всего знаменит университетом, который за восемьсот лет своего существования, нарастил вокруг себя редчайшие коллекции как научных экспонатов, так и достижений изобретательской мысли и творческой фантазии.

Но как объединить в одной выставке экспонаты из восьми столь различных музеев Кембриджа, как Музей археологии и антропологии, Музей зоологии, Музей науки и Музей искусств Фитцуильяма?

Правообладатель иллюстрации Martin Gardner
Image caption Скелет додо собран по фрагментам

"Мы прежде всего хотели показать редкие, удивительные вещи, что-то из музейных запасников - то, что редко видит широкая публика. Поэтому мы стали искать какую-то общую тему, которая бы, с одной стороны, объединила деятельность всех этих музеев, а с другой, не выносила за скобки какие-то редкие находки и не лишала бы экспозицию элемента неожиданности", - рассказывает один из кураторов Мартин Кейджер-Смит.

Именно поэтому была выбрана объединяющая тема "Открытия" - как научные, так и чисто познавательные, какие делаем мы с вами практически ежедневно.

Каждый кембриджский музей откликнулся на заявленную тему по-своему и представил свои диковинки: здесь и яйцо птицы тинаму (единственное и едва уцелевшее!), привезенное Дарвиным из Перу, и гигантский аммонит с острова Уайт, которому 120 миллионов лет, и старинные золотые английские монеты, обнаруженные под Пемброук-колледжем в Кембридже, и скелет ихтиозавра, найденный в начале XIX века у берегов Лайм-Реджиса в Англии, и скелет дронта или птицы додо, которая вымерла в XVII веке "усилиями" приехавших на Маврикий европейских колонизаторов, но выжила в воображении Льюиса Кэролла и известна нам не по скелетам, а по его "Алисе в стране чудес".

Вне контекста

"Мы стали постепенно выстраивать экспозицию и находить какую-то взаимосвязь между разными экспонатами, не всегда очевидную - от яйца, найденного Дарвиным, до скелета вымершей птицы додо",- поясняет куратор выставки Мартин Кейджер-Смит.

Все эти экспонаты, которые мы видим в первом зале, это уникальные, единичные, неповторимые экземпляры, и кураторы хотели дать им возможность продемонстрировать мощь своей уникальности как бы вне контекста, чтобы раззадорить любопытство и воображение посетителей, потому что порой именно незнание чего-то подстегивает наше воображение и помогает открыть что-то для себя новое.

Правообладатель иллюстрации Martin Gardner
Image caption Коллекция туземных весел, гребков и оружия

"Мы конечно могли бы просто взять и заполнить это удивительное помещение всякими разными диковинами, но мы все-таки хотели показать чему служат сами эти музеи, показать, что они прежде всего университетские музеи, что их коллекции прежде всего образовательные, и их экспонаты зачастую служат наглядными образцами, с помощью которых люди делали открытия и продвигали вперед научную мысль", - поясняет куратор.

И все же музейные экспонаты становится понятны именно в контексте, как часть чего-то, процесса или явления.

Поэтому вторая часть экспозиции - это коллекции, но тоже совершенно разнообразные: от арктических очков, которыми пользовались исследователи, и туземных весел и гребков, до бабочек и рыбьих зубов - коллекции, которые объясняют нам, как эти вещи собирались, видоизменялись, классифицировались.

Вот, например, 10 бабочек из коллекции Реджинальда Паннета, английского генетика, который именно по этим безвредным насекомым способным быстро мимикрировать, чтобы хотя бы окраской отпугнуть хищника, изучал тенденцию определенных генов наследоваться вместе.

Кстати, именно Паннет придумал таблицу - или "решетку Паннета", - которой мы пользовались на уроках биологии, чтобы определить, как скрещиваются родительские гаметы.

Вымершая игра в карму

"Мой любимый экспонат вот этот, - признается куратор. - Не знаю, была ли в России эта игра "змейки-лесенки", но когда я был ребенком, все играли в эту настольную игру, у всех она была. Здесь перед нами совершенно уникальный экспонат, он привезен из северных районов Индии, хотя относится к суфийской культуре. По сути это та же игра в "змейки-лесенки", но рассказывает она о моральном выборе, который мы делаем в жизни. То есть таково было ее первоначальное назначение до того, как она стала детской забавой".

Правообладатель иллюстрации Martin Gardner
Image caption Игра разошлась по миру, но потеряла моральную суть

За стеклом мы видим доску темного дерева, украшенную перламутровой инкрустацией, которая была привезена служившим в колониальной администрации британским солдатом после индийского народного восстания 1857 года.

Сама эта древнеиндийская игра - это наглядное выражение идеи кармы как совокупности человеческих поступков и их последствий.

Лесенки означали хороший поступок или душевное качество и соответственно движение вверх, тогда как змеи - это пороки: бросил фишку и сделал плохое – идешь вниз, поступил хорошо – продвинулся на несколько ступенек вперед. Причем лесенок могло быть меньше, чем змеек, что символизировало, что самосовершенствование труднее, чем греховный путь.

Разойдясь по разным странам мира, она растеряла свое богатое духовное оперение и превратилась просто в приятное времяпровождение, а вскоре, под натиском компьютерных игр, и вовсе выродится в птицу додо.

Так что вполне логично, что эти экспонаты находятся здесь неподалеку друг от друга, и, судя по реакции посетителей, они как нельзя лучше демонстрируют, что для стороннего наблюдателя все же главной связующей нитью этой экспозиции является простое удивление.

Выставка Discoveries: Art, Science and Exploration открыта по адресу 2, Temple Place до 27 апреля, вход бесплатный

Новости по теме