КГБ считал кембриджских шпионов болтунами и пьяницами

  • 7 июля 2014
  • kомментарии
Гай Берджес и Доналд Маклин Правообладатель иллюстрации cambridge1
Image caption И раньше было известно о т ом, что Гай Берджес и Доналд Маклин очень любили выпить

КГБ считал членов так называемой "кембриджской пятерки" – пятерых членов британского истэблишмента, шпионивших на Советский Союз в годы холодной войны, - безнадежными пьяницами, неспособными хранить секреты.

Это следует из только что рассекреченных документов, вывезенных из России в 1992 году бывшим сотрудником архивного управления КГБ Василием Митрохиным.

Британские и американские спецслужбы считают архив Митрохина самым ценным источником информации о деятельности советских спецслужб.

Документы, которые сотрудник архивного отдела Первого главного управления КГБ старательно копировал в течение 12 лет, он сначала прятал в молочных бидонах на даче, а затем вывез на Запад.

В течение 20 лет к ним не было открытого доступа.

Среди прочего, в материалах Митрохина содержались советские военные планы, информация об арсеналах и данные, позволившие разоблачить американского двойного агента Роберта Липку и британскую шпионку Мелиту Норвуд.

Майор Митрохин бежал в Великобританию в 1992 году.

Среди тысяч вывезенных им документов есть также и характеристики британских шпионов, работавших на СССР.

Масштаб шпионажа и пьянства

В частности, из этих документов можно узнать, что думали в КГБ о Гае Берджесе и Дональде Маклине, двоих их пяти студентов Кембриджского университета, завербованных советской разведкой в 1930-е годы.

Image caption Все члены "кембриджской пятерки" учились в Тринити-колледже в Кембридже

В одном из рассекреченных документов говорится, что Берджес "был постоянно под влиянием алкоголя", и содержится рассказ о том, как однажды, будучи пьяным, он чуть было не раскрыл тот факт, что он шпионит на СССР.

"Однажды, выйдя из паба, он уронил на тротуар одну из папок, которую он вынес из министерства иностранных дел", - говорится в записке.

Про Дональда Маклина в той же записке говорится, что "плохо умеет хранить секреты", и что он "постоянно пьян".

Там же сказано, что, судя по всему, будучи пьяным, он рассказал о своей работе на советскую разведку одной из своих любовниц, а также своему брату.

Рассекреченные документы также наглядно демонстрируют впечатляющие масштабы шпионской работы "кембриджской пятерки", которой удалось проникнуть в высшие эшелоны британской разведки.

Например, в первой половине 1945 года один лишь Берджес передал советской разведке 389 документов с грифом "совершенно секретно", а в декабре 1949 года он отправил в Москву 168 документов.

Шпионы за шпионами

Кроме Берджеса и Маклина в "кембриджскую пятерку" входили Ким Филби, Энтони Блант, а также пятый человек. Считается, что это был Джон Кернкросс, который работал в министерстве иностранных дел Британии и в контрразведке.

Image caption У Василия Митрохина был доступ к тысячам документов в архивах КГБ

Все пятеро были завербованы в студенческие годы в Кембридже. После университета они заняли ведущие позиции в британском министерстве иностранных дел, в МИ-5, а также Секретной разведывательной службе SIS, которую обычно называют МИ-6.

Незадолго до окончания Второй мировой войны Ким Филби был назначен главой отдела МИ-6, занимавшегося Советским Союзом. Другими словами, советскому шпиону была поручена задача борьбы с советскими шпионами.

Василий Митрохин много лет работал в архивах КГБ и имел доступ к тысячам документов.

Он разочаровался в коммунизме и советском строе и начал от руки копировать документы, которые, как он считал, могли бы быть интересны западным странам.

Его бегство в Великобританию считается огромным успехом британских спецслужб, так как привезенные им документы пролили свет на операции советской разведки в годы холодной войны.

Сам Митрохин заявлял, что хотел бы, чтобы его записи были бы доступны широкой публике. Он скончался в 2004 году, и его родственники вместе с Архивным центром имени Черчилля в Кембридже много сделали для того, чтобы воплотить это его желание в жизнь.

В Центре имени Черчилля сейчас открыты для просмотра 19 из 33 папок с записями, сделанными Василием Митрохиным.

Часть информации из архива Митрохина до сих пор остается засекреченной.