Шпионское гнездо СССР в предместье Лондона

  • 11 ноября 2014
Дом Крогеров в Руслипе
Image caption Дом Крогеров в Руслипе мало чем выделялся среди прочих

История 1961 года, рассказывающая о портлендской шпионской сети, читается ныне как увлекательный роман эпохи холодной войны - тут и советские агенты с фальшивыми документами, и тайный радиопередатчик, и микрофотографии, спрятанные в книгах.

Но эта история произошла не в Западном Берлине или Вашингтоне, а в лондонском предместье Руслип, в обычном домике, которых здесь тысячи.

Улица Кренли-Драйв в Руслипе на северо-западе Лондона ничем не выделяется среди сотен подобных. В середине 1950-х годов здесь купили одноэтажный дом Питер и Хелен Крогер, канадская бездетная пара. На самом деле их звали Моррис и Лона Коэн, и они были американскими гражданами.

Сначала Питер Крогер работал в букинистическом магазине на Стрэнде, в центре Лондона. Но затем он стал работать из дома, отправляя посылки по почте клиентам в разных странах мира.

Их дом сохраняется до сих пор - он последний по улице, которая переходит в узкую пешеходную тропинку. При доме есть большой сад, выходящий на спортивную площадку. Сад окружен зеленой изгородью, и из него легко наблюдать за всей улицей.

Image caption Моррис и Лона Коэн были обменены на британских агентов в Советском Союзе в 1969 году

Когда Крогеры купили здесь дом, который должен был стать центром их нелегальной работы, они быстро осознали один его существенный недостаток. Из дома напротив частично открывался вид на их входную дверь.

В этом доме жила семья по фамилии Серч. Хелен Крогер решила установить с соседями близкие отношения, чтобы нейтрализовать опасность.

Эмоциональная женщина

Гэй Серч тогда была 15-летней девочкой. Ее ждало будущее успешной журналистки, и она хорошо помнит все, что происходило в те годы.

"Хелен Крогер была яркой и необычной личностью для того времени и места, - вспоминает она. - Она была очень эмоциональной, говорила громко, и превращала все в драму. Даже то, что она носила брюки, было тогда редкостью для женщин. Я помню, как она свистела на всю улицу. Когда вам 15 лет, все это кажется экзотикой".

"Руслип в те годы был самым скучным предместьем - там никогда ничего не происходило. Но при этом для детей вроде меня и моего старшего брата Фила это было хорошее место. Мой отец работал в авиапромышленности, а мать была поварихой, но к тому времени она стала домохозяйкой".

Она вспоминает, что Питер Крогер был тихим, погруженным в книги человеком, который мало общался с соседями, но Хелен вела себя совсем иначе.

"По будням она заходила к нам почти каждый день, чтобы поговорить с мамой, - рассказывает Гэй Серч. - А вот по выходным мы ее никогда не видели".

Image caption Полковник Конан Молодый умер в 1970 году в возрасте 48 лет в Москве

Только впоследствии она поняла, почему Крогеры исчезали на выходные - именно тогда к ним приезжал Гордон Лонсдейл.

Настоящим именем Лонсдейла было Конон Молодый, он был резидентом советской разведки, который руководил операцией против Центра подводных разработок британского Адмиралтейства в Портланде, в Дорсете. Секретные данные, которые поставляли сотрудники центра Гарри Хоутон и Этель Джи, держали Москву в курсе британских исследований в области создания подводных систем обнаружения и вооружений.

Лонсдейл связывался с Центром в Москве с помощью радиопередатчика, укрытого в доме на Кренли-Драйв, а микрофотографии секретных документов посылались вместе со старыми книгами.

Гэй Серч вспоминает, что Хелен Крюгер владела большим и дорогим фотоаппаратом, что было редкостью для послевоенной Британии.

"Она вечно говорила - смотри, у меня осталась пленка, давай сделаем фотографии. Самое странное, что она при этом не очень-то умела фотографировать - у нее постоянно оказывались за кадром то голова, то ноги".

Необычная игра

5 ноября 1960 года в доме Серчей раздался телефонный звонок.

"Это была британская контрразведка, и ее сотрудники хотели поговорить с родителями. Нам сразу дали четко понять, что рассказывать об этом никому нельзя", - говорит Гэй.

"Агенты, которые к нам пришли, показали нам фото Гордона Лонсдейла и спросили, видели ли мы его у дома. Мы отвечали, что не видели. Затем один из агентов МИ-5 воспользовался моим велосипедом и отправился к месту, где Лонсдейл обычно оставлял свою машину. Он вернулся со словами, что Лонсдейл находится рядом и попросил разрешение разместить двух сотрудников в моей крошечной спальной наверху".

"Утром в воскресенье один из них спустился на кухню с чашечкой кофе, и тут они с мамой заметили, что через улицу в доме Крогеров открылась передняя дверь. На пороге появился Гордон Лонсдейл, оглянулся через плечо и исчез в направлении сада. Так это началось", - вспоминает Серч.

Image caption Гэй Серч (справа) с родителями в саду дома на Кренли-Драйв

После первых выходных контрразведка стала присылать сотрудниц.

"Кто-то сообразил, что бесконечная череда мужчин, входящих в наш дом, может показаться подозрительной. Все это продолжалось два месяца, только в дневные часы. Тогда ни у кого не было центрального отопления и сотрудницы мерзли. Они часто спускались в кухню и сидели там вместе с мамой".

"Однажды они чуть не столкнулись с Хелен, которая стучалась к нам в калитку. Они кинулись в ванную, но одна из сотрудниц забыла на полу в кухне сумочку. Мама ее вовремя заметила и сказала Хелен - "Ох уже эта дочка, вечно все разбрасывает!".

Рут Серч стала таким образом участницей этого необычной игры с Хелен Крогер.

"Я поражаюсь, как мама все это выносила. Наверное, сначала родители просто не догадывались о том, что Крогеры тоже являются объектом слежки. Но постепенно агенты контрразведки объяснили им, что Питер и Хелен были не теми, за кого они себя выдавали".

Арест и обмен

"Времена были совсем не те, что сейчас. Во время холодной войны люди были больше склонны верить властям. Они не слишком подвергали сомнению то, что им рассказывали. Но отчасти мама также понимала, что Хелен ей лгала и продолжает лгать, и я думаю, что она решила тоже сыграть в эту игру", - говорит Гей Серч.

"Фил и я не очень-то разбирались в этих делах в то время, но мы все-таки понимали, что речь идет о шпионаже. Помню, однажды в кухне Фил стал изображать русские танцы в присядку, но мама это быстро прекратила", - говорит Гэй.

К началу 1961 года руководство МИ-5 стало подозревать, что Крогеры готовятся к побегу. 7 января Хоутон и Джи были арестованы в центре Лондона, и в тот же день контрразведка схватила Крогеров вместе с Лонсдейлом у них в доме.

"На следующее утро Фил и я сидели в гостиной и готовились к экзаменам. В комнату вошел Джим Скардон, который руководил операцией, и объявил нам - "Больше вы нас не увидите, мы арестовали Крогеров минувшей ночью".

"Я до сих пор не могу понять, как мы, двое подростков, сумели хранить тайну целых два месяца!"

Питер и Хелен Крогер были приговорены британским судом к длительному заключению. Но уже в 1969 году их обменяли на других заключенных и они уехали в СССР.

В 1964 году на киноэкраны вышел фильм "Шпионская группа", в котором рассказывалось об этом деле. В 1971 году Хью Уитмор написал сценарий для телепостановки Би-би-си под названием "Акт предательства", а в 1983 году переделал его в пьесу под названием "Ложные показания". Джуди Денч играла в ней роль матери Гэй Серч.

Новости по теме