Может ли футболист-насильник вернуться в большой спорт?

  • 6 января 2015
  • kомментарии
Чед Эванс Правообладатель иллюстрации NORTH WALES POLICE
Image caption Чед Эванс продолжает утверждать, что ни в чем не виновен

Играть или не играть? Так, почти по-гамлетовски, встал сегодня вопрос перед британским футболистом Чедом Эвансом, пригласившим его в свою команду клубом "Олдхэм" и чуть ли не всей Британией, живо обсуждающей судьбу спортсмена-преступника.

Три года назад Эванс был приговорен судом к пятилетнему тюремному заключению за изнасилование. В канун Нового года, проведя за решеткой полсрока, он был освобожден и сразу получил приглашение от "Олдхэма".

Решение клуба встречено бурей протеста со стороны многих болельщиков, спонсоров, полиции и даже парламентариев. Что это - обоснованное неприятие насильника в роли публичной фигуры? Или же запрет на профессию, граничащий с травлей отбывшего наказание человека?

Обсудить эту тему ведущий "Пятого этажа" Александр Кан пригласил частого гостя программы, человека, остро чувствующего пульс британской общественной и политической жизни, референта палаты лордов Хелен Самуэли.

Александр Кан: Может ли футболист, отбывший срок за изнасилование, играть за профессиональный клуб и оказаться в поле общественного внимания? Ни сам Чед Эванс, ни даже пригласивший его клуб "Олдхэм", играющий в третьей лиге профессионального футбола, большой известностью и популярностью до недавнего времени в стране не пользовались. Не чрезмерно ли внимание, которое уделяет этому делу общество?

Хелен Самуэли: Это потому, что он футболист, им вообще уделяется чрезмерное внимание, как бы они себя ни вели. Чед Эванс - уже осужденный преступник, но и других, не преступников, которые тоже плохо себя ведут, обсуждают с той точки зрения, какой пример они показывают молодым людям. Мало кто из футболистов подает хороший пример. Как сказал один бывший политик и бывший осужденный, отсидевший свой срок, Джонатан Эйткен, футбол в нашей стране – это религия. Но футболисты - не священники, и не стоит ожидать от них, что они будут примером. Кроме того, в "Твиттере" начались две кампании. Сначала против того, чтобы он вернулся в свою предыдущую команду, "Шеффилд Юнайтед", а потом – чтобы его не взяли в "Олдхэм". Минут 20 назад они заявили, что еще не готовы дать окончательный ответ, возьмут ли они его или нет.

А.К.: Чед Эванс освобожден…

Х.С.: Он не совсем освобожден.

А.К.: Он не освобожден от обвинения. Его выпустили из тюрьмы условно, срок за ним остался. По законам Британии это означает, например, что он не имеет право покидать территорию страны. Поэтому он не может выступать за футбольный клуб на Мальте, который тоже его приглашал. Он не может ездить с клубом за рубеж.

Х.С.: Но "Олдхэм" вряд ли будет выезжать из страны.

А.К.: Да, это клуб третьего дивизиона. Может быть, учитывая все это, ему можно было бы разрешить играть. Почему столь бурные протесты? Спонсоры отказываются поддерживать "Олдхэм", если будет принято такое решение. Даже лейбористы, лидер оппозиции Эд Миллибенд заявил, что "Олдхэм" не должен принимать Чеда Эванса в свои ряды.

Х.С.: По поводу Эда Миллибенда, которого этот вопрос не касается: не надо забывать, что у нас в мае будут выборы. Примерно пять месяцев все политики будут выступать по всем вопросам. Дэвида Кэмерона тоже спросили, и он сказал, что "Олдхэм" должен хорошо подумать, что они будут делать, но определенно не высказался. Все началось с кампании в "Твиттере", была подана петиция, собравшая 21 тысячу подписей…

А.К.: Сейчас уже 40 тысяч.

Media playback is unsupported on your device

Х.С.: Это потому, что все газеты стали писать об этих подписях, и люди еще стали подписывать. Это много людей, хотя не знаю, проверяет ли кто-нибудь, не ставят ли некоторые подписи по нескольку раз. Это много, но все же не большинство. Кампанию начала женщина, радикальная феминистка, которая считает, что мужчины, осужденные за изнасилование, не должны возвращаться в публичное пространство. Конечно, он должен получить работу, но нигде не говорится, что он должен вернуться в футбольную команду. Вопрос такой: правда ли то, что если человек был осужден за насилие и не признает свою вину…

А.К.: Да, это ему тоже ставят в упрек – раз он не признает свою вину, то он может совершить подобное преступление вновь.

Х.С.: С другой стороны, закон говорит, что если человек отсидел свое, а он отсидел частично, то тогда всё - он может вернуться обратно к нормальной жизни.

А.К.: Но закон-то никаким образом не запрещает клубу "Олдхэм" взять на работу футболиста Чеда Эванса. Если бы закон запрещал, не о чем было бы спорить. Так что вопрос переходит из области юриспруденции в область морали.

Х.С.: Даже не совсем морали. Можно ли такие вопросы решать в "Твиттере"? Люди отказываются иметь дело с "Олдхэмом", потому что боятся, что и против них начнут кампанию. Здесь еще один неюридический вопрос: что делать с человеком, который отказывается признать свою вину в довольно страшном преступлении? С другой стороны, можно ли решать серьезные вопросы таким образом, ведя кампанию в "Твиттере", на "Фейсбуке" и т. п.?

А.К.: То есть, мы имеем дело с травлей человека?

Х.С.: Очень многие это и говорят, что дело не в том, виноват он, или нет - суд его приговорил, он просидел в тюрьме. Но можно ли вести такую общественную травлю, нападать в "Твиттере" на человека, на футбольную команду, на любой бизнес, который хочет его нанять. Другой вопрос, как в наше время от этого отказаться?

А.К.: С другой стороны, да, он пострадает, если "Олдхэм" от него откажется. Ему придется расстаться со своей профессией, он должен будет пойти на завод, получая в тысячу раз меньше, чем профессиональный футболист. Но и пострадавшая девушка должна была пять раз сменить свою личность, место жительства и так далее в результате преследований со стороны поклонников Чеда Эванса. И сравнивая ее судьбу и его – те неурядицы, которые придется пережить Эвансу, не сравнимы с тем, что пришлось пережить ей.

Х.С.: Вопрос все тот же: судьба человека не должна решаться людьми, которые анонимно травят его в "Твиттере". Девушка, конечно, многое пережила. Кстати, на нее опять нападают – считают, что она виновна в том, что его травят.

А.К.: Вы прекрасно знаете британское общество. Как, по-вашему, закончится это дело?

Х.С.: Я думаю, "Олдхэм" от него откажется. Дело слишком много обсуждается. На этом оно закончится, а против несчастной девушки опять будет кампания. Когда он свой пятилетний срок досидит дома, а деньги у него есть, он поедет за границу и будет играть там. Конечно, вы через полгода можете мне сказать: "Как вы были неправы!"

Новости по теме