Дело Литвиненко: "Предсмертное заявление писал адвокат"

  • 4 февраля 2015
Александр Гольдфарб Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Александр Гольдфарб по просьбе Бориса Березовского "присматривал" за Александром Литвиненко и его семьей в Великобритании

Предсмертное заявление бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко, в котором он обвиняет в своей смерти Владимира Путина, написал его адвокат Джордж Мензис, заявил в среду на открытых слушаниях в Лондоне друг семьи Литвиненко Александр Гольдфарб.

Гольдфарб также рассказал, что британские спецслужбы были недовольны тесными связями Литвиненко с Борисом Березовским, который выплачивал его семье ежемесячное пособие - сначала 6 тысяч (то ли долларов, то ли фунтов - свидетель точно не помнит), а с начала 2006 года - по три тысячи.

Александр Гольдфарб давал показания в отсутствии прессы и публики из-за опасения, что в его ответах может содержаться секретная информация. Трансляция заседания шла с пятиминутной задержкой, однако полностью ее прерывать судье Роберту Оуэну так и не понадобилось.

Работа Мензиса

Предсмертное заявление Литвиненко, в котором он прощается с родными и напрямую обвиняет нынешнего президента России Владимира Путина в своей скорой смерти, написано прекрасным, образным языком, поэтому изначально не скрывалось, что Александр, довольно плохо владевший английским, писал его не сам.

Однако на одном из прежних допросов Александр Гольдфарб рассказывал, что Литвиненко сам надиктовал ему текст по-русски, а затем они с адвокатом Джорджем Мензисом лишь перевели его на английский и принесли Литвиненко на подпись.

Теперь Гольдфарб описал совершенно другую версию создания этого документа, причем не смутившись пояснил, что прежние показания были вызваны желанием Мензиса дистанцироваться от дела Литвиненко.

Гольдфарб подчеркнул, что Литвиненко безусловно одобрил текст заявления и собственноручно его подписал.

Однако оригинальный английский текст был полностью написан Мензисом, и Гольдфарб лишь зачитал Литвиненко перевод на русский язык.

По мнению Александра Гольдфарба, в момент подписания заявления Алексадру Литвиненко было уже так плохо, что он вряд ли бы смог понять английский оригинал.

"Он полностью согласился с его содержанием и сказал, что это именно то, что он хотел", - настаивает Гольдфарб.

К созданию заявления и - в особенности - к его дальнейшему распространению в прессе имела отношение компания известного британского медиамагната лорда Белла, который оказывал Борису Березовскому услуги в области пиара и рекламы.

"Тим Белл просто прочитал, сказал, что это хорошее заявление, только не дайте ему просочиться в прессу, если Саша выздоровеет", - уточнил в среду Александр Гольдфарб.

Джордж Мензис и Тим Белл дадут показания суду уже в четверг.

"Я чувствовал, что они хотели меня убить"

Пятое заседание слушаний в Высоком суде Лондона началось с продолжения допроса следователя полиции Брента Хайатта, который вместе с советником дознания Робином Тамом по ролям зачитывал показания Литвиненко, данные им в госпитале за несколько дней до смерти.

Хайатт особо подчеркнул, что проблемы были не только с английским языком Литвиненко - на второй день эту проблему решили с помощью переводчицы.

Однако состояние Александра ухудшалось буквально на глазах, и ему все сложнее удавалось вспоминать детали, речь его становилась сбивчивой и на родном для него языке.

В частности, Литвиненко так и не смог вспомнить, даже с помощью карты, путь, которым он шел 1 ноября от ресторана ITZU, где он встречался с Марио Скарамеллой, до отеля "Миллениум", где его ждал Андрей Луговой.

Правообладатель иллюстрации The Press Association
Image caption На дознании по делу о смерти Александра Литвиненко была впервые показана публике его последняя фотография, сделанная за сутки до смерти

На расшифровке записи от 18 ноября Хайатт вновь просит "Эдвина" (на всех записях Литвиненко называется его новым английским именем Эдвин Редвальд Картер) описать еще раз и по-русски эпизод с баром "Пайн", так как накануне, 17 ноября, англоязычные показания Литвиненко звучали совсем сбивчиво.

"Я не привык, чтобы за меня платили. Но в таком дорого отеле я подумал, что могу позволить себе принять предложение Андрея выпить чаю. Я налил себе, хотя в чайнике чая было мало. Он был зеленый, без сахара, холодный. Мне он почему-то не понравился. Я сделал несколько глотков и больше не пил", - процитировал Там ключевые слова Литвиненко.

После встречи с Луговым Литвиненко позвонил Борису Березовскому и сообщил, что Марио Скарамелла передал ему документы, доказывающие причастность высокопоставленных российских чиновников к убийству Анны Политковской.

"Когда я ушел из отеля, у меня было странное ощущение. Я чувствовал, что они хотели меня убить. Потому что мне об этом сообщили. Российские спецслужбы хотели меня убить", - добавляет на записи Литвиненко.

Тот, кого нельзя называть

Допрос Брента Хайатта в среду закончился попыткой Тама выяснить у него подробности загадочной встречи Александра Литвиненко с неким человеком 31 октября 2006 года, то есть накануне отравления.

Давая показания в больнице, Литвиненко отказался сообщить Хайатту, что это был за человек, однако дал следователю номер его телефона и сказал, что не против, если Хайатт сам все выяснит.

"Вы знаете, с кем встречался Литвиненко в тот день?" - задал прямой вопрос Робин Там.

"Да", - ответил Хайатт.

"Вы можете публично сказать, кто это был?"

"Нет", - невозмутимо заявил следователь.

Тему сотрудничества Александра Литвиненко с британскими спецслужбами продолжил Александр Гольдфарб.

"Саша когда-либо говорил, что работает на Ми-6?", - спросил его Робин Там.

"Да", - ответил Гольдфарб.

"Когда он сказал вам об этом?"

"В начале 2003 года. Он не сказал, что они платят, но сказал, что он работает с ними, и позже представил меня одному из них", - рассказал на слушаниях Алексадр Гольдфарб.

В 2005 году, по словам свидетеля, Литвиненко сообщил ему, что также сотрудничает с испанскими спецслужбами.

В начале 2006 года Борис Березовский и Александр Гольдфарб, возглавлявший Фонд гражданских свобод Березовского, сократили выплаты семье Литвиненко вдвое - с шести тысяч до трех (Гольдфарб не смог вспомнить в какой валюте производились выплаты - в американских долларах или британских фунтах).

По словам Гольдфарба, это решение было напрямую связано с сотрудничеством Литвиненко с МИ-6: Александр признался, что получает от спецслужб вознаграждение.

"Саша мне сказал, что его новые боссы, его "контакты", были недовольны его связью с Березовским", - вспоминает Гольдфарб.

Уже выйдя из зала заседания, Гольдфарб признался журналистам, что по его ощущению, Литвиненко хотел развивать свое сотрудничеством с британскими спецслужбами, поэтому он, вероятно, был заинтересован в том, чтобы постепенно дистанцироваться от Березовского.

"Возможно, это воздействие радиации"

По словам Гольдфарба, в 2006 году они стали меньше общаться с Литвиненко, но сохраняли дружеские отношения, которые сложились между ними с тех пор, как Гольдфарб лично помог семье экс-сотрудника ФСБ бежать в Лондон.

"Наши жены были очень дружны между собой. Я бы сказал, что и мы были довольно дружны. Борис [Березовский], так сказать, поручил мне присматривать за Сашей, чтобы он не натворил каких-нибудь глупостей", - вспоминает Гольдфарб.

Как и вдова Литвиненко Марина, Александр Гольдфарб полностью исключает вероятность самоубийства.

"Он выглядел счастливым, но несколько встревоженным. Он беспокоился за свое будущее", - уточнил свидетель дознания.

Также Гольдфарб рассказал о, возможно, ключевом моменте в определении правильного диагноза Литвиненко.

Александр Гольдфарб узнал о версии об отравлении Литвиненко из прессы, и по совету, как он говорит, российских журналистов вызвал в больницу ведущего британского специалиста по токсикологии Джона Хенри.

Эксперт высказал предположение, что у Литвиненко может быть отравление таллием - высокотоксичным веществом.

Однако непосредственно увидев больного, Хенри изменил свое мнение.

"Он сказал, что потеря волос соответствует таллию, но таллий должен был вызвать ослабление мышц. А рукопожатие у Саши было очень сильное. Поэтому он сказал, что возможно, это воздействие радиации или результат приема лекарств от рака", - рассказал Александр Гольдфарб.

За сутки до смерти Александра Литвиненко врачам удалось установить, что он умирает от отравления радиоактивным веществом полоний-210.

Открытые слушания в Высоком суде проводятся с целью установить обстоятельства смерти бывшего сотрудника ФСБ и степень причастности к этому российских властей.

Новости по теме