Пресса Британии: в Москве решат судьбу Европы?

  • 6 февраля 2015

В обзоре британских газет:

  • Миссия Меркель и Олланда
  • План Путина шире Украины
  • Переписывание истории
  • Пентагон нашел у Путина синдром Аспергера

Как успокоить паранойю Кремля

Все газеты уделяют много внимания неожиданному визиту в Москву Ангелы Меркель и Франсуа Олланда, которые надеются на встрече с Путиным достичь договоренности и остановить эскалацию конфликта на Украине.

Тот факт, что Ангела Меркель и Франсуа Олланд приехали в Москву, покажется некоторым признаком отчаяния, в особенности учитывая то, что Путин считается основным агрессором, незаконно захватившим Крым и отправившим на восток Украины 9 тысяч своих солдат, пишет в редакционной статье Daily Telegraph.

Учитывая серьезное ухудшение кризиса с начала этого года, Меркель и Олланд считают, что они должны что-то сделать для того, чтобы предотвратить разрастание этого конфликта в полномасштабную европейскую войну.

Атмосфера стала еще более напряженной после того, как администрация президента США Барака Обамы дала понять, что она серьезно рассматривает вопрос о поставках оружия Украине.

Кремль и без того испытывает паранойю по поводу западных намерений в этом регионе. Учитывая тот факт, что риск полномасштабного столкновения между Россией и Западом растет, предотвратить дальнейшее кровопролитие в конфликте, уже унесшем жизни около 5 тысяч человек, будет непростым делом, отмечает Daily Telegraph.

Лидеры Германии и Франции заявляют, что они предложат Путину новую мирную инициативу. Надо надеяться, что этого будет достаточно для того, чтобы выйти из тупика, так как об альтернативе этому даже страшно подумать, пишет DT.

Times в своей редакционной статье отмечает, что любую возможность установления мира на Украине следует лишь приветствовать.

Никому не нужная война была навязана европейскому континенту грубой российской агрессией. Если Владимир Путин немедленно отзовет свои войска и тяжелое вооружение, если он прикажет своим сторонникам прекратить стрельбу, то это могло бы стать серьезной основой для переговоров между Востоком и Западом.

Но к любым переговорам с Путиным следует относиться чрезвычайно осторожно, если не с открытым подозрением, предупреждает Times.

Российский президент, судя по всему, предлагает разместить на востоке Украины миротворцев ООН. Российская инициатива, изложенная в письме Путина украинскому президенту Петру Порошенко, отражает опасения, что Соединенные Штаты скоро начнут поставлять Киеву оружие.

Путин давно уже прибегает к стратегии, при которой он использует возможную опасность для того, чтобы переиграть Запад. Германия настроена резко отрицательно к идее отправки оружия Украине. Возможность мира, таким образом, используется для того, чтобы посеять раздор между Европой и Америкой.

Это также является попыткой Кремля контролировать развитие кризиса. Так как Россия – член Совета Безопасности ООН, она сможет существенно повлиять на состав и задачи любых сил ООН. Россия хочет иметь возможность "включать" и "выключать" конфликт, когда ей вздумается, пишет Times.

Она организовала эскалацию конфликта, послав войска и военную технику через границу, а теперь она может представить себя в роли миротворца, выступающего против разжигающего войну Вашингтона.

Запад должен быть настороже, хотя бы потому, что российская кампания установить свой контроль над обширными частями Украины продолжится.

Дипломатия дает Москве время. Москва не соблюдает минские договоренности, а вместо этого интенсифицировала конфликт. Для Владимира Путина дипломатия – лишь средство заручиться дополнительным временем для того, чтобы его бронетехника и минометы добились нужных ему целей на местах.

Сдержать путинскую Россию может лишь западная стратегия из четырех частей, продолжает газета.

Запад должен укрепить восточный фланг НАТО; вводить новые санкции до тех пор, пока российские войска не покинут территорию Украины; проводить интенсивное воздушное наблюдение над востоком Украины, чтобы заранее знать о возникающих проблемах, и поставлять Украине военную технологию, необходимую для защиты российско-украинской границы.

Как говорил Джордж Оруэлл, самый быстрый способ закончить войну - это ее проиграть.

Эта война не может быть закончена на основе российского плана, который позволяет Путину удерживать в своих руках любую территорию, которую он решит захватить. Если это произойдет, то в проигрыше будем мы все, считает Times.

А Guardian в своей редакционной статье пишет, что, с точки зрения некоторых, возможность вести переговоры с Путиным возникла лишь потому, что из Вашингтона раздаются голоса, требующие отправки оружия на Украину.

Дипломатия всегда должна чем-то поддерживаться, и, на первый взгляд, поставки оружия кажутся очевидной угрозой. Все остальные меры так и не смогли остановить Путина, так что, быть может, это можно будет сделать при помощи пушек и противотанковых ракет.

В 1995 году военная помощь Запада противникам Слободана Милошевича в Боснии вынудила сербского диктатора сесть за стол переговоров.

У предложения вооружить Украину есть один плюс и несколько минусов.

Положительно то, что сама эта идея привела к пониманию необходимости срочно прекратить авантюры Путина. Теперешние санкции и раунды дипломатии ни к чему не привели. Если сепаратисты захватят еще какие-то территории, то это может превратить Украину в недееспособное государство, что будет катастрофой для Европы.

Путинское поигрывание мускулами должно быть прекращено, так как никто не знает, в какую сторону он повернется дальше: в сторону Молдавии? Стран Балтии?

Но не стоит забывать, насколько опасно добавлять лишнее оружие в регион, где уже идут военные действия. Это лишь подольет масла в огонь. Кроме того, нет никаких гарантий, что в коррумпированном государстве, в котором действуют частные вооруженные формирования, оружие не попадет в чужие руки. Не говоря уж о том, что это может вынудить президента Путина усилить эскалацию конфликта.

Если для разрешения этого кризиса необходимы более решительные действия, то их инициатором должна быть Европа. В конце концов, война идет на европейской земле. Ее последствия ощущаются далеко за пределами границ Украины, так как она подрывает сами основы европейского проекта.

Президент Путин пытается подорвать международные и экономические нормы, на которых зиждется ЕС, нормы, которые являются анафемой для российского режима, пишет Guardian.

У Европы есть инструменты давления, если она захочет их использовать.

Россия, может быть, и является геополитическим гигантом, но ее ВВП не больше итальянского. Она зависит от европейских финансовых структур.

Запрет для российских банков и компаний пользоваться системой межбанковских расчетов SWIFT нанесет серьезный удар. Это можно сделать быстро, и не менее быстро отменить в будущем, считает газета.

Путин считает ЕС стратегическим карликом. Он начнет его уважать лишь после того, как хищническая олигархия Россия наткнется на "красные линии".

В Москве Меркель и Олланд должны заговорить об отключении от SWIFT, советует им Guardian.

Проблема Путина

Financial Times публикует статью своего обозревателя Филипа Стивенса под заголовком "Украина - лишь часть плана Путина".

Европа думает, что перед ней возникла проблема Украины. На самом деле перед ней стоит проблема России – или, более конкретно - проблема Путина, считает Стивенс.

Война Москвы против Киева - лишь часть гораздо большей картины.

Реваншизм российского президента выходит далеко за пределы Украины. Его целью является уничтожение посткоммунистического урегулирования в Европе.

Длинный список жалоб Путина – на то, что НАТО окружает Россию, про план унизить Москву, про нарушения международных норм поведения – западные лидеры слышали очень много раз.

Иногда в них есть крупица истины, спрятанная в большой лжи. Но основная линия остается неизменной. Запад хочет разрушить мощь и гордость России.

Эти обвинения слышны столь часто, что мало кто делает из них какие-то выводы.

Все слышали, как Путин хочет изменить границы, но мало кто его на самом деле слушал.

Аннексия Крыма и вторжение на восток Украины были в какой-то степени конъюнктурными действиями. Президент Путин не понял, что происходит на Майдане, и не ожидал падения Виктора Януковича, и захватил то, что мог.

Но это также укрепило его попытки восстановить свой сюзеренитет над большей частью бывшей советской империи.

Генерал Юрий Балуевский, бывший глава российского генштаба, говорит, что конфронтация с Западом является продолжением холодной войны. Однако методы стали более изощренными. Военная сила, по его словам, необходима лишь в самом конце этого процесса.

Москва разработала искусство гибридных военных действий, в том числе и использование информационного и психологического давления. Другими словами, Путин разделит и ослабит своих противников, прежде чем он прибегнет к военной силе.

А в Западной Европе сейчас наблюдается активное нежелание увидеть общую картину и рассматривать кризис на Украине в контексте более широких целей Путина, считает обозреватель Financial Times.

За всю свою карьеру - от работы в мэрии Петербурга до Кремля - Путин ни разу не изменял свои амбициям и всегда был готов принимать жесткие меры.

Рухнувшие цены на нефть и западные санкции сделали Путина более опасным: без доходов от нефти и газа поддержка его власти основана на его способности мобилизовать националистический гнев, вызванный тем, что НАТО якобы пытается покорить Россию.

Выбор, стоящий перед Западом, в результате не велик, но мы должны понимать, что причины этого кризиса связаны не только с Украиной, пишет Филип Стивенс в Financial Times.

Непредсказуемое прошлое

Guardian публикует статью аналитика Натали Нугайред, которая пишет, что в пылу дебатов о том, что Европа может сделать с Россией, мало кто заметил, что ровно 70 лет назад Черчилль, Рузвельт и Сталин встретились в Ялте для того, чтобы решить, что делать с Европой после разгрома нацистов.

Многие говорят, что именно в Ялте они поделили Европу.

Для восточных европейцев само слово Ялта стало синонимом циничного пожертвования свободой небольших государств ради сфер влияния великих держав.

В любой части мира у людей возникает искушение проецировать современные знания и эмоции на прошлое и таким образом переписать историю. Но тоталитарные режимы зависят от официальных версий истории и их пропаганды для своего существования.

Все это хорошо описал Оруэлл.

Путин знает, что то, как россияне относятся к своей собственной истории, играет ключевую роль в его политической легитимности. Признание советских преступлений в Восточной Европы ее подорвало бы.

Создавая альтернативную реальность Путин представляет Россию в виде жертвы, а не агрессора. Он основывает свои попытки выкроить зону влияния в Европе на идее, что с Россией плохо обращались по окончании холодной войны.

Автор статьи в Guardian напоминает, что Франция и Германия смогли примириться после Второй мировой войны, так как между ними не было разногласий в интерпретации истории. Европа и Россия смогут установить стабильные отношения только после того, как они будут разделять свои взгляды на прошлое.

Но для этого Россия должна смириться с нанесенными ей самой себе ранами. Не стоит забывать, что президент Путин ни разу не посетил маленький мемориал в центре Москвы, возведенный в память жертв ГУЛАГа.

Недавно спикер Думы заявил, что она должна осудить "аннексию" ГДР Западной Германией. В мире Путина, как и в старом советском анекдоте, будущее ясно, а прошлое – непредсказуемо, пишет Натали Нугайред в Guardian.

Пентагон поставил диагноз Путину

Авторы секретного доклада Пентагона пришли к выводу, что Путин страдает синдромом Аспергера, сообщает Daily Telegraph.

Доклад был написан в 2008 году для Управления общих оценок Пентагона.

Автор доклада – Бренда Коннорс, специалист по моделям движений тела при военно-морском колледже в штате Род-Айлэнд. Она проанализировала публичные выступления Путина, начиная с 2000 года.

Автор доклада приходит к выводу, что российский президент страдает от "неврологического расстройства" и, видимо, синдрома Аспергера, который "является аутическим расстройством, которое влияет на все его решения".

Путин "компенсирует это расстройство путем чрезвычайного контроля, и это отражается на том, как он принимает решения и управляет [страной]", пишет DT.

Доклад ссылается, среди прочих, на профессора психиатрии Стивена Порджеса, который считает, что, может быть, с Путиным просто сложно общаться на публике.

"Если вы хотите с ним о чем-то договориться, то не надо этого делать во время грандиозных заседаний. Это лучше делать один на один, в приватном месте", - посоветовал доктор Порджес.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков уже назвал эти сообщения "глупостью, не заслуживающей комментариев".

Обзор подготовил Борис Максимов, bbcrussian.com