"Пятый этаж": в Британии дан старт предвыборной кампании

  • 30 марта 2015
  • kомментарии
Премьер-министр Британии объявляет о начале предвыборной кампании, 30 марта 2015 г. Правообладатель иллюстрации AFP Getty Images
Image caption Дэвид Кэмерон заявил о роспуске парламента и начале предвыборной кампании

С полуночи понедельника 30 марта британский парламент считается распущенным вплоть до 18 мая. В тот день впервые соберется новый состав главного законодательного органа страны, который будет сформирован по итогам намеченных на 7 мая всеобщих выборов.

Утром в понедельник премьер-министр Дэвид Кэмерон в последний раз перед выборами встретился в Букингемском дворце с королевой. Этот момент считается началом официальной предвыборной кампании в стране.

Как говорят наблюдатели, никогда еще на протяжении последних нескольких десятилетий исход предстоящих выборов не был настолько непредсказуем. Не беря на себя смелость предсказать победителя, "Пятый этаж" пытается сформулировать ключевые моменты кампании и выявить шансы на победу у различных политических партий.

Ведущий программы Александр Кан беседует о предстоящих выборах с доцентом Университетского колледжа Лондона, доктором экономики Евгением Ниворожкиным.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Александр Кан: В начале программы мы слушали высказывания британских политиков, каждый из которых в эту предвыборную пору звучит максимально уверенно. Но уверенной победы на предстоящих выборах не сумеет одержать никто. В заставке также прозвучало словосочетание "подвешенный парламент". Так называют здесь парламент, в котором ни одной партии не удалось добиться большинства. После выборов начинается долгая и мучительная торговля по выбору правящей коалиции. Такая ситуация часто встречается во многих странах – Франции, Италии, Германии, Израиле.

Для Британии характерно однопартийное правительство. Но на предыдущих выборах, в 2010 году, убедительной победы никто не смог одержать, и возникла нынешняя правящая коалиция между консерваторами и либерал-демократами. И на сей раз тоже предсказывают, что понадобится коалиция. В чем причина утраты британскими партиями прочной электоральной основы? Почему они не могут взять большинства в парламенте?

Евгений Ниворожкин: Ответ на ваш вопрос лежит в изменениях в английском обществе. Расслоение в обществе, в экономическом положении разных слоев общества объясняет то, что происходит на политической арене. Это долгосрочные процессы, начались они очень давно – в 70-х годах, процесс увеличения неравенства, например, и он усилился со вступлением Британии в ЕС. Вступление не является причиной, но оно совпало с глобализацией экономики, что ведет к процессам усиления экономического неравенства в обществе.

А.К.: Если раньше все было черно-белое, то теперь эта палитра гораздо шире, и выбора у избирателей больше. Но проблемы остаются во многом почти те же. Экономика, Европейский союз, иммиграция. Давайте поговорим об экономике. Это фактор для стороннего наблюдателя наименее заметный, но внутри страны важнейший. Достаточно вспомнить афоризм, высказывание из предвыборной кампании Билла Клинтона в 1992 году: "Все дело в экономике, дурак".

Накануне выборов 2010 года тогдашний глава Банка Англии Мервин Кинг – а выборы проходили после кризиса 2008 года – говорил, что любое правительство, которое окажется у власти, будет "неизбираемым" на протяжении целого поколения – настолько тяжелы будут для населения последствия его политики жесткой экономии, необходимой для преодоления кризиса.

Но сейчас ситуация совсем неплохая. Консерваторы заявляют, что у Британии экономический рост, инфляция почти нулевая, безработица на самом низком уровне за многие годы. То есть, Дэвиду Кэмерону и его министру финансов Джорджу Осборну есть чем гордиться?

Е.Н.: Могут ли они сказать, что это их политика привела к такому подъему экономики? Это спорно, время покажет. Требуется собрать необходимые данные, тщательно их проанализировать, и заслуга консервативного правительства, правящей коалиции в этом есть. Но кризис, который пережил весь мир, и Британия в том числе, был беспрецедентен по своему масштабу. Его последствия до сих пор чувствуются, даже если они не видны обывателю. Остаются риски в банковской системе и многих других областях экономики.

А.К.: Вспоминая прогноз Мервина Кинга, почему лейбористы не воспользовались той тяжелой ситуацией, в которой оказались их оппоненты? Многие считают, что проблема в их лидере. Сегодня опубликованы результаты опросов общественного мнения. Лейбористы, пусть и незначительно, но опережают консерваторов. За них готовы голосовать 36% против 32% за консерваторов. А вот Дэвид Кэмерон сильно впереди лидера лейбористов Эда Милибэнда – 54% против 46%. Действительно в этом виноват "слабый" Милибэнд?

Е.Н.: Даже лейбористам сложно аргументировать позицию, где бы они обвиняли консерваторов в последствиях кризиса. В том состоянии, в котором страна была до кризиса, обвиняют правительство лейбористов. Это правда, даже лейбористы это признают.

Что касается лидера, Милибэнд выглядит слабее Кэмерона, и аргументы его тоже слабее. В теледебатах, которые мы видели, он часто говорил "мы что-то должны сделать", но очень мало конкретной политики. Делаются обещания, но мало критики того, что сделала консервативная партия. Акцент делается на то, что консервативная партия не сможет принести пользу в следующем электоральном цикле.

А.К.: Конкретики не хватает?

Е.Н.: Но экономика чувствует себя лучше и выходит из глубочайшего кризиса, про который многие предсказывали, что он будет гораздо болезненнее и дольше. Против этого лейбористам сказать нечего.

А.К.: Еще два важных вопроса – Европа и иммиграция, связанные друг с другом. На антиевропейской, антииммиграционной волне поднялась популярность партии UKIP, Партии независимости. Независимости от ЕС. Дэвид Кэмерон был вынужден объявить, что в случае победы он проведет в 2017 году референдум о членстве в ЕС. Насколько эти два вопроса будут важны на нынешних выборах?

Е.Н.: Проблема иммиграции невероятно важна, особенно в контексте формирования коалиции в парламенте. Исследования показывают, что как таковой проблемы иммиграции в Британии не существует. Мигранты, особенно из стран ЕС, дали английскому обществу больше, чем взяли, но аргумент о вреде иммиграции остается очень сильным.

Точка зрения зависит от того, на какую часть общества мы смотрим. Проблемы иммиграции связаны с теми проблемами, о которых мы уже говорили – это проблемы глобального экономического кризиса, проблемы глобализации. Иммиграция в Англии прежде всего ударила по низкоквалифицированной рабочей силе.

А.К.: Последний год – год резкого противостояния России и Запада. Началось оно с событий на Украине, но разрослось в фундаментальный кризис. Нынешнее правительство занимает по отношению к России достаточно жесткую позицию. Станет ли этот вопрос предметом споров политиков в предвыборной кампании? Насколько он может оказаться важным для исхода выборов?

Е.Н.: Не думаю, что политические партии будут разниться в подходе к вопросу конфликта России и Украины. Большинство партий продемонстрируют проукраинскую позицию. Возможно, за исключением UKIP и других маргинальных партий. Проблема иммиграции намного более важна. Она будет использована при формировании коалиции, для переманивания людей, которые еще не решили, за кого голосовать.

А.К.: Ваш прогноз - какой будет коалиция? Или, может быть, одна партия сможет сформировать правительство большинства?

Е.Н.: У лейбористов на данном этапе больше шансов сформировать коалицию, потому что у консерваторов это может осложниться текущими проблемами внутри существующей коалиции, а также недоверием электората по поводу их отношения с другими партиями. И есть небольшая вероятность, что лейбористы смогут сформировать правительство большинства.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме