Дело Литвиненко: белые пятна дознания

  • 31 марта 2015
Марина Литвиненко Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Марина Литвиненко добилась проведения открытых слушаний по делу об убийстве своего мужа, и теперь ей остается лишь ждать итогового доклада судьи-коронера Роберта Оуэна

Открытые слушания по делу об убийстве Александра Литвиненко в Высоком суде Лондона неожиданно и несколько скомкано подошли к финалу. Организаторы дознания дали Дмитрию Ковтуну время обдумать свое участие в слушаниях, но в остальном объявили их де факто завершенными.

Независимо от решения Ковтуна, одного из двух подозреваемых в убийстве Литвиненко, остальным участникам останется лишь сделать свои итоговые заявления.

После этого судья Роберт Оуэн, возглавляющий дознание, должен к концу года составить доклад министру внутренних дел, в котором, как предполагается, он не только суммирует все, что известно об обстоятельствах смертельного отравления Литвиненко полонием, но и даст оценку версии о причастности к убийству российских властей.

Однако до сих пор многие аспекты этого дела вызывают вопросы, ответы на которые вряд ли стоит ожидать и в докладе судьи Оуэна.

О чем молчат спецслужбы?

Главный из вопросов, который останется без ответа, - что же знают об убийстве Александра Литвиненко британские спецслужбы.

Данные эти засекречены настолько, что ради сохранения их в тайне британские власти до сих пор были готовы бросить на полпути само расследование, спустить его "на тормозах".

Адвокат семьи Литвиненко Бэн Эммерсон перед началом нынешних слушаний обещал, что в их открытой части будут представлены настолько веские доказательства причастности российских властей к убийству бывшего сотрудника ФСБ, что данные спецслужб будут иметь второстепенное значение. Они лишь подтвердят то, что и так станет очевидным в результате публично сделанных показаний свидетелей.

На слушаниях выступили физики-ядерщики, по экспертному мнению которых полоний-210, использованный для отравления Литвиненко, скорее всего, был произведен в России. Именно "скорее всего", но не точно - как показал один из свидетелей, абсолютно достоверно определить место синтеза полония невозможно.

Судья-коронер Роберт Оуэн может посчитать такую оценку достаточной для того, чтобы сделать вывод о том, что без участия российских властей организовать отравление Литвиненко было бы невозможно.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Причину болезни Александра Литвиненко - отравление радиоактивным полонием - удалось выяснить за считанные часы до его смерти

Однако еще в 2013 году сам судья Оуэн придерживался, видимо, другого мнения. Именно он в тот момент отказался продолжать следствие, так как ему было напрямую запрещено принимать во внимания секретные сведения. Судья Оуэн посчитал, что без них дело Литвиненко не может быть полностью и безусловно раскрыто и доведено до справедливого исхода.

Британское законодательство позволяло обойти этот запрет, и благодаря настойчивости вдовы Александра Литвиненко Марины удалось добиться проведения дознания, особенностью которого как раз и является возможность для судьи-коронера учитывать при вынесении своего решения данные не только открытой, но и закрытой части слушаний.

Организаторы дознания приняли максимальные меры предосторожности, чтобы во время слушаний ничего, что хоть как-то связано с деятельностью спецслужб, не стало достоянием публики.

Три письма на WikiLeaks

Но можно приблизительно судить о том, какого характера сведения скрывают спецслужбы.

Как минимум три секретные депеши американских дипломатов, опубликованные порталом WikiLeaks несколько лет назад, напрямую касаются дела Литвиненко.

Одна из них приводит слова бывшего высокопоставленного сотрудника КГБ и затем ФСБ Анатолия Сафонова о фактическом сотрудничестве спецслужб России и Великобритании, предшествовавшем отравлению Литвиненко.

"Сафонов утверждал, что российские сотрудники спецслужб в Лондоне знали и следили за лицами, доставившими в город радиоактивные вещества, но до отравления британская сторона сообщала им, что эти лица находятся под контролем", - говорится в секретном письме.

В другом письме описывается диалог высокопоставленных дипломатов США и Франции, которые не сошлись в оценке подоплеки убийства Литвиненко - американский дипломат по фамилии Фрид не согласился с мнением французского коллеги, что преступление организовали "неконтролируемые элементы".

"Фрид, отмечая внимание Путина к деталям, выразил сомнение с тем, что неконтролируемые элементы могли самостоятельно действовать, тем более в Великобритании, без ведома Путина. Описывая сложившуюся атмосферу как странную, он назвал русских все более самоуверенными до степени высокомерия", - цитируют письмо WikiLeaks.

Наконец, третье письмо касалось сведений, обнаруженных немецкими следователями, изучавшими обстоятельства пребывания Дмитрия Ковтуна в Гамбурге.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption В Лондоне Александр Литвиненко (справа) сдружился с чеченским политическим деятелем в изгнании Ахмедом Закаевым (третий слева) и за несколько дней до смерти принял ислам

Американский дипломат передает, что "Ковтун оставлял следы полония на всем, к чему прикасался", причем - по мнению немецких следователей - полоний содержался не на его одежде или коже, а "а исходил из тела, например, через поры".

В 2008 году источник в британских спецслужбах заявил в интервью Би-би-си, что у них есть весьма убедительные подтверждения того, что в убийстве Литвиненко замешана Россия.

Официально британские власти не комментируют этот вопрос, а представитель спецслужб на нынешних слушаниях в Высоком суде на самом первом заседании четко дал понять, что спецслужбы и дальше будут хранить молчание по этому поводу - что не должно трактоваться ни как подтверждение, ни как опровержение какой-либо точки зрения.

Не единственный пробел

Британские следователи установили, что 1 ноября 2006 года бывший сотрудник ФСБ Андрей Луговой и его деловой партнер Дмитрий Ковтун назначили встречу Александру Литвиненко в "Пайн баре" отеля "Миллениум" в Лондоне, где Литвиненко выпил чай, в который был подмешан радиоактивный полоний.

Следствие считает, что ни у кого, кроме Лугового и Ковтуна, не было возможности подсыпать полоний в чайник, но полицейские признают, что документальных свидетельств того, как именно это произошло, у них нет.

И это не единственный пробел, который приходится констатировать следствию (так же, например, теперь можно лишь предполагать с большей или меньшей достоверностью, почему в некоторых местах, где бывали Луговой, Ковтун и Литвиненко, остались следы полония, а в некоторых - нет).

В недавнем интервью Би-би-си Дмитрий Ковтун в очередной раз опроверг версию Скотланд-ярда, объявив себя полностью невиновным.

Другими словами, если британские следователи все же правы, то ожидать признательных показаний от Ковтуна и Лугового не приходится, и в этом случае многие детали событий октября-ноября 2006 года так и останутся навсегда непроясненными.

"Свидетельств не обнаружено"

За исключением изначально отказавшихся участвовать в слушаниях Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна, давать показания пришли все те, кто встречался с Литвиненко в тот день - либо были зачитаны данные ранее показания, если личное участие свидетеля было невозможно (как в случае с ныне покойным российским предпринимателем Борисом Березовским).

Главный следователь по делу Литвиненко Крэйг Мэсколл подтвердил, что в целом следствие концентрировалось на изучении контактов Александра Литвиненко именно 1 ноября, когда он, по данным экспертов, получил смертельную дозу полония. Однако скрупулезно проверялись версии о причастности к убийству лиц, которые вообще не были в Лондоне 1 ноября 2006 года.

На последнем на сегодняшний момент заседании 30 марта советник дознания Робин Там попросил Мэсколла суммировать выводы следствия по нескольким фигурантам этого запутанного дела.

"Я бы хотел вас попросить говорить лишь о выводах следствия об этих людях и не комментировать их показания", - уточнил Там.

Марио Скарамелла первым попал под подозрение в отравлении Литвиненко в 2006 году, и Робин Там попросил следователя сначала высказаться по поводу итальянца.

"Обнаружило ли следствие какие-либо свидетельства того, что господин Скарамелла осуществил отравление или был к этому как-либо причастен", - спросил Там.

"Нет, никаких свидетельств не обнаружено", - ответил Мэсколл.

Никто, кроме Лугового и Ковтуна

Робин Там уточнил у следователя, считает ли он, что к убийству Литвиненко мог быть причастен Евгений Лимарев, чье письмо послужило - по словам Скарамеллы и самого Литвиненко - поводом для их встречи.

Правообладатель иллюстрации Litvinenkoinquiry.org
Image caption В продемонстрированном на слушаниях фрагменте письма Евгений Лимарев предупреждает Марио Скарамеллу, что тому, а также Александру Литвиненко и Борису Березовскому грозит опасность - якобы на них готовят покушение те же люди, которые могли быть причастны к убийству журналиста Анны Политковской

В письме Лимарев предупреждает Скарамеллу, что против него, итальянского сенатора Паоло Гудзанти, а также Литвиненко и Березовского может готовится силовая акция - вплоть до покушения.

По мнению Крэйга Мэсколла, свидетельств причастности Лимарева к отравлению также не обнаружено.

То же самое Мэсколл заявил о Семене Могилевиче, известном участнике российских организованных преступных группировок, которого Там охарактеризовал как человека "из десятки самых разыскиваемых ФБР лиц".

Как стало известно в ходе слушаний, Литвиненко предоставлял Скарамелле сведения о Могилевиче.

Мэсколл подчеркнул, что следствие рассматривало версию причастности Могилевича к преступлению, но не нашло в ее подтверждение никаких весомых свидетельств.

То же самое следователь заявил о бывшем главе компании Titon Дине Эттью, для которого Литвиненко составил несколько досье на российских чиновников и предпринимателей.

"Единственная улика, которая связывает господина Эттью с убийством Литвиненко, это эпизод с первой попыткой отравления в помещении компании Erinys, к которому Эттью имел доступ. Но в день первого отравления Эттью там не было", - заявил Мэсколл.

Директор Erinys в то время, Тимоти Райли, также, по мнению следователя, не имел ни повода, ни возможности отравить Литвиненко.

"И наконец, Борис Березовский", - заключил Робин Там, и Крэйг Мэсколл так же последовательно ответил, что следствие не нашло никаких свидетельств причастности Березовского к этому преступлению.

Таким образом, у следствия осталось лишь два лица, которые виделись с Литвиненко 1 ноября и причастность которых к отравлению последовательно подтверждается свидетельствами и уликами, - это Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун.

Судья Роберт Оуэн предоставил Ковтуну время до 22 мая, чтобы принять решение об участии в слушаниях и выполнить все необходимые для этого условия. Если Ковтун согласится на это, его показания будут выслушаны 27 июля.

Новости по теме