"Боль и удовольствие" в Музее Виктории и Альберта

  • 13 июня 2015
Туфли на экспозиции Правообладатель иллюстрации Victoria and Albert Museum
Image caption Сандалии "Тендола" знаменитого Маноло Бланика порадовали бы Мондриана

Если кто-то думает, что обувь была выдумана с тем, чтобы помочь двуногому созданию передвигаться по земле, то он, посетив эту выставку, будет, скорее всего, разочарован.

"Все, что угодно – только не это!" – будто вопит эта уникальная экспозиция в Музее Виктории и Альберта с дерзким названием "Туфли: боль и удовольствие", охватывающая без малого два тысячелетия сапожничества.

Обуви испокон веков приписывались сверхъестественные свойства. Крылатые сандалии Гермеса, хрустальные башмачки Золушки, сапоги-скороходы Мальчика-с-пальчика, Кот в сапогах, доставшиеся Элли серебряные туфли Гингемы, зловещие красные башмачки Карен из сказки Андерсена…

Правообладатель иллюстрации Victoria and Albert Museum
Image caption Красные башмачки сослужили плохую службу героине одноименного фильма 1948 года

Как напоминает нам выставка, правильно подобранная обувь помогает героям перенестись за тридевять земель, овладеть нужной информацией, разбогатеть и выйти замуж – чаще в сказках, но иногда и в жизни, что косвенно подтверждают бутсы "Бруклин", в которых 15 лет назад Дэвид Бекхэм забивал свои знаменитые голы.

Соседствуют с ними красные шелковые пуанты из фильма 1948 года "Красные башмачки" по сказке Андерсена и гравюра Густава Доре с Мальчиком-с-пальчиком, стягивающим с людоеда семимильные сапоги. Все смешалось за витринным стеклом – даты, эпохи, стили, персонажи – реальные и выдуманные.

Хорошо забытое

Зато сразу становится ясно, что ничто не ново в подлунном мире обувщика, поскольку нынешние балетки не далеко ушли от египетских туфель с золотой вышивкой, выделанных году эдак в 300-м н.э., а нынешней вездесущей платформе фору дать могут японские сандалии гэта, которые носили предшественницы гейш – легкодоступные женщины ойран.

Правообладатель иллюстрации Victoria and Albert Museum
Image caption Чей туфля? Египетский конечно!

Высота двух поперечных брусков, то есть "каблуков" этих сделанных в форме скамеечек сандалий, достигала 20 см, поэтому, когда ойран выходила на улицу, ее зачастую вели под руки. Зато походка в такой обуви получалась медленной, а нога, совершая движение, описывала грациозный полумесяц.

Правда, в Венеции меня как-то уверяли, что обувь на платформе выдумали именно хитрые венецианцы: они, дескать, часто уплывали в дальние земли и надеялись, что женщины в их отсутствие будут им меньше изменять, поскольку в такой обувке много и далеко от дома не побегаешь.

Но это, возможно, всего лишь городская байка, а вот настоящие средневековые венецианские чопины (chopines) на выставке конечно присутствуют.

Правообладатель иллюстрации Victoria and Albert Museum
Image caption В таких венецианских чопинах далеко от мужа не убежишь

Оружие соблазнения

Туфли всегда являлись подручным средством в искусстве соблазнения: они зачастую зрительно удлиняют ногу, в некоторых культурах – там, где принято было перебинтовывать с малолетства ножки - уменьшают стопу и, безусловно, влияют на походку, а надетые к наряду Евы лишь подчеркивают наготу, делают ее более очевидной.

Кстати, туфли на каблуке без задника или "мули" (mules) изначально были выдуманы в XVIII веке во Франции именно для будуара; часто отороченные мехом, перьями, пухом и прочими воздушными материалами, они, с одной стороны, подчеркивали сексуальность женщины, с другой, легко спадали с ножки.

Популяризировала этот тип обуви в конце 1940-х годов голливудская дива Лана Тёрнер, полюбившая носить мули вне стен спальни.

А фетишистскую суть обуви демонстрируют телесного цвета черевички с прозрачной подошвой и срезанным под углом 45 градусов каблучком, изготовленные Кристианом Лубутеном для фотопроекта режиссера Дэвида Линча "Фетиш", вынуждающие женщину передвигаться только на четвереньках.

Правообладатель иллюстрации Victoria and Albert Museum
Image caption Такие серебряные сандалии paduka обычно дарили невесте в Индии в качестве приданого

Впрочем, самая модная обувь всегда была неудобной для ходьбы, что лишь подтверждает мысль о том, что выдумана она изначально была для чего-то другого.

Вот еще один пример: мягкие кожаные чувяки с длинными загнутыми кверху носами 1375 года изготовления. В XIV веке такие "пулены" были дико модными, а чтобы носы не слишком "зазнавались", их набивали мхом, но сами туфли были страшно неудобными и деформировали пальцы.

Или же вот туфли без задника в форме рыбки, наверняка украшавшие какую-нибудь гаремную ножку в Иране два века назад – в таких можно только ступить от пуфика до лежанки и обратно.

Но апофеоз неудобства - это мужские гамаши или ghatela, пошитые в XIX веке в Северной Индии: их 20-сантиметровые носки могут поспорить с носом самого Буратино, неслучайно они называются "туфли для сидения".

Правообладатель иллюстрации Dan Lowe
Image caption Пафосные туфли-попугаи британского дизайнера Кэролайн Гроувз

Возвышаясь над толпой

Туфли испокон веков демонстрировали статус их носящего. Чрезмерно украшенные, вычурные, необычные "шузы" не только выделяют из любой толпы, они также показывают, что человек не утруждает себя долгими походами, что его возят на машине.

Расшитые мокасины племени ирокезов, красные каблуки при дворе Людовика XIV, алая подошва Лубутена – все это неизменные символы превосходства и привилегий.

Именно поэтому на выставке много обувки, которая знавала весьма именитые пальчики: от туфелек на 10-сантиметровом каблучке мадам де Помпадур, "слипонов" короля Швеции Эрика XIV до лодочек Мерилин Монро, недавно носимых герцогиней Кэмбриджской туфель телесного цвета английской фирмы L.K.Bennet и одной-единственной пары Имельды Маркос. Той самой Имельды, которая как-то воскликнула в оправдание: "У меня не было трех тысяч пар обуви, у меня было 1600 пар!"

Image caption Эти ботильоны были пошиты в Англии во время Второй мировой из чьей-то старой шубы

Когда-то, говорят нам историки, наличие туфель автоматически означало, что человек не занят ручным трудом. Сегодня не нужно быть специалистом, чтобы понять, что присутствие на ногах дорогой неудобной обувки чаще всего означает, что человек вообще не занят трудом, для него это просто часть перфоманса ежедневной жизни.

"Один башмачок может изменить всю твою жизнь" – эта цитата из "Золушки" завершает обширную экспозицию, будто заранее давая тебе установку: если этого не произошло с тобой, то ты просто еще не нашла те самые, единственные, свои туфли.

Правообладатель иллюстрации B
Image caption В сандалиях "Мохито" английского дизайнера Джулиана Хейкса мохито можно уже не пить - закачаешься и так
Выставка Shoes: Pain and Pleasure открыта в Музее Виктории и Альберта с 13 июня по 31 января 2016 г., вход платный