Дело Литвиненко: дознание водили за нос?

  • 28 июля 2015
В зале суда, рисунок художника Правообладатель иллюстрации Julia Quenzler
Image caption Утром во вторник стало окончательно ясно, что Дмитрий Ковтун не даст показания

Во вторник в 9 утра истек последний срок для дачи Дмитрием Ковтуном показаний на слушаниях по расследованию обстоятельств смерти Александра Литвиненко.

В зале Высокого суда с утра был включен большой телеэкран, и пришедшие на заседание увидели на нем находившегося в Москве мужчину.

Но это был не Ковтун, а английский представитель дознания в российской столице, сообщивший, что Дмитрий Ковтун несколько минут назад подтвердил ему по телефону, что не может выступить свидетелем ни сегодня, ни завтра.

Как уже сообщалось, основанием для отказа было заявлено то, что Дмитрий Ковтун связан обязательствами конфиденциальности в связи с расследованием по этому делу, параллельно проходящим в России.

На этом можно было бы поставить точку, но председательствующий на слушаниях судья Роберт Оуэн выступил с заявлением, смысл которого сводился к тому, что и сам Ковтун, и Следственный комитет РФ имели все возможности, чтобы обеспечить участие в слушаниях по видеосвязи, но не сделали это, и, скорее всего, преднамеренно.

Ковтун выражал желание выступить на процессе с марта. Как рассказал Роберт Оуэн, Ковтуну была предложена помощь английских адвокатов, и расследование было готово оплатить их услуги, но он этим предложением не воспользовался.

Следственный комитет РФ, по словам судьи, с первого дня тщательно следил за ходом открытых слушаний и был полностью в курсе происходившего. Почти на всех заседаниях присутствовал, по меньшей мере, один представитель СК, и однажды Следственный комитет даже обратился в суд с просьбой поправить закравшуюся в документы неточность.

Таким образом, как сказал Роберт Оуэн, Следственный комитет еще с марта знал, что Дмитрий Ковтун намерен дать показания, так же как и то, что он не может этого сделать из-за того, что россиянин связан обязательствами конфиденциальности с российским следствием.

Еще в апреле адвокат дознания обратился к российской стороне с просьбой разъяснить, есть ли какие-нибудь ограничения для дачи показаний Ковтуном по видеосвязи из Москвы. Ответа на это письмо тогда получено не было.

"Чувство стыда и неловкости"

Лишь 17 июля расследование получило письмо от СК, которое было, по словам судьи, "без сомнений, преднамеренно двусмысленным": в нем было довольно туманно сказано, что выступление на слушаниях Ковтуна требует согласия российской стороны, но не было объяснено, кто имеется в виду – сам Дмитрий Ковтун или российские власти.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Марина Литвиненко сказала, что испытывает чувство стыда и неловкости за действия российских властей

И лишь за день до начала слушаний из России поступили сообщения, что выступить Ковтун не сможет по юридическим причинам, которые оказалось уже невозможно разрешить в срок.

Как сказал Роберт Оуэн, из произошедшего можно сделать два вывода: либо Дмитрий Ковтун с самого начала не собирался давать показания, и дознание просто водили за нос, либо он изначально намеревался выступить, но ему это сделать не дали.

Вдова Александра Литвиненко Марина, присутствовавшая на слушаниях, сказала Русской службе Би-би-си, что отказ Дмитрия Ковтуна выступить в качестве свидетеля не стал для нее неожиданным.

По ее убеждению, Ковтун не собирался выступать в суде и, более того, он просто не мог принять такое решение самостоятельно, без санкции российских властей.

По ее мнению, все это было лишь попыткой отвлечь и затянуть дознание.

"Все, что я испытываю, наблюдая за этими манипуляциями, - это чувство стыда и неловкости за российское государство", - сказала Марина Литвиненко.

Конфиденциальная переписка

Ранее Дмитрий Ковтун представил расследованию свои довольно краткие письменные показания, в которых он, в частности, выдвинул свою версию событий, происходивших в 2006 году в Лондоне во время отравления Александра Литвиненко.

По словам судьи Оуэна, Следственный комитет РФ попросил расследование не учитывать эти показания, поскольку это может противоречить российскому законодательству.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption Дмитрий Ковтун уже не сможет выступить на общественном дознании по делу Литвиненко в Лондоне

Однако Роберт Оуэн заявил, что эти показания будут использованы в суде.

Кроме того, как сказал Роберт Оуэн, учитывая исключительные обстоятельства, будет предана гласности и переписка адвокатов и представителей дознания с Дмитрием Ковтуном и Следственным комитетом.

Среди этих документов – письма адвокатской конторы Harbottle & Lewis, представляющей интересы Следственного комитета, помеченные грифом "строго конфиденциально".

"Я не вижу причин, по которым эти письма, адресованные открытому расследованию, должны оставаться конфиденциальными, и дам указание об их публикации, если не услышу каких-либо возражений сегодня до 16:00. В случае каких-либо возражений я, конечно, их рассмотрю", - заявил судья Роберт Оуэн.

Таким образом, Дмитрий Ковтун уже больше не сможет выступить на слушаниях, поскольку опрос свидетелей заканчивается на этой неделе.

Дознанию еще предстоит выслушать на специальных закрытых заседаниях представителей британской разведки.

Официальные результаты открытых слушаний ожидаются к концу года.

Новости по теме