Английский замок с привидениями? Нет, поезд-призрак!

  • 11 августа 2015
Прибытие поезда вечером Правообладатель иллюстрации Getty

Странные вещи порой творятся в британской транспортной системе. К их числу относятся безлюдные поезда-призраки, о существовании которых мало кто знает. Зачем они нужны? Корреспондент BBC Future купила билет, чтобы это выяснить.

С понедельника по субботу в 17:16 отправляется единственный поезд, соединяющий Лидс – крупнейший город английского графства Западный Йоркшир – с городком Снейт. Обратно в Лидс можно уехать либо в 07:16, либо в 19:01.

Казалось бы, если поезда ходят так редко, наверняка они битком набиты народом. Мы едем в пятничный час пик, когда на вокзале Лидса – втором по загруженности в Великобритании за пределами Лондона – не протолкнуться от пассажиров.

Спустя несколько остановок в поезде не остается никого, кроме меня и моих попутчиков. Один за другим вагоны пустеют – до такой степени, что в проходах между сиденьями можно ходить колесом.

(Другие статьи сайта BBC Future на русском языке)

Среди любителей железных дорог такие маршруты, как Лидс-Снейт, называют поездами-призраками, а такие станции, как Снейт – станциями-призраками.

На сайте TheTrainLine.com, где продаются железнодорожные билеты, висит предупреждение: на станции Снейт автоматов по продаже билетов нет. Нет там и билетной кассы, нет и стоянки такси.

Это одно из множества железнодорожных направлений в Британии, где гоняют пустые вагоны. На каких-то из них поезда ходят раз или два раза в день, на других еще реже – например, раз в неделю.

Порой даже билетные кассиры не знают о существовании этих поездов, и лишь энтузиасты способны обнаружить их в расписании. Почему же эти маршруты вообще существуют?

Полуживое направление

Четкого определения поезда-призрака нет. Считается, что из-за больших интервалов между поездами сообщение на подобных маршрутах теряет целесообразность.

Термин "поезд-призрак" неоднозначен, однако, пожалуй, он подходит лучше всего. Он описывает маршрут, который то ли есть, то ли его нет – обитатели окрестных городов и деревень практически не замечают его существования.

Но главное, термин "поезд-призрак" характеризует явление, о котором, как выяснилось, знают немногие. Так, пресс-секретарь Национального железнодорожного музея Йорка была обескуражена моей просьбой дать интервью о поездах-призраках: она решила, что речь идет об "экспонатах с привидениями" из коллекции музея.

Правообладатель иллюстрации Amanda Ruggeri
Image caption Поезд-призрак: пустые места

Никому не известно точное число поездов-призраков. На сайте под названием "Охотники за станциями-призраками", принадлежащем любителям железнодорожного транспорта Тиму Холл-Смиту и Лиз Морали, описано 37 таких станций – до них сумели добраться отважные авторы. Холл-Смит говорит, что отыскал в расписаниях поездов более 50 станций-призраков.

Официальной статистики крайне мало. В компании Northern Rail, являющейся оператором маршрута Лидс-Снейт, сообщили, что у них шесть таких поездов – из 2500, которые ходят каждый день.

Однако запрос в министерство транспорта относительно общего числа подобных маршрутов ничего не дал.

"Министерство не располагает точным перечнем этих маршрутов, поскольку мы не пользуемся термином "поезд-призрак" - у него нет формального определения", - сообщил сотрудник пресс-службы британского минтранса Эндрю Скотт.

Погоня за поездами

Таинственность, окружающая поезда-призраки, делает их привлекательными для небольшого, но увлеченного сообщества "охотников за поездами-призраками".

По словам Холл-Смита и Морали, такие люди есть во всем мире, и они делятся информацией в интернете – на сайтах, подобных созданному ими.

Тим Холл-Смит ищет поезда-призраки с 1993 года: за это время он успел побывать на 41 станции-призраке. Лиз Морали – на 32 станциях.

Они фотографируются на каждой из них и стараются опубликовать фотографии у себя на сайте, сопровождая их подробными комментариями о том, как добраться до места и чего ожидать по прибытии.

Отметить 50-й день рождения Холл-Смита было решено на станции Берни Армс в графстве Норфолк.

"Пожалуй, это одно из самых безумных мест, где мы оба побывали, - рассказывает он. - Никакими словами не опишешь, насколько это место изолировано от окружающего мира". До ближайшей дороги было почти пять километров, а единственными строениями, расположенными неподалеку, оказались заброшенный паб и старая мельница.

Подобное увлечение требует самоотверженности, поскольку поезда ходят по исключительно неудобному расписанию – порой они отправляются еще до рассвета, а иногда бывает, что обратного поезда просто нет. Если вы вдруг заприметите еще одного пассажира в вашем вагоне, он, скорее всего, окажется таким же любителем поездов-призраков.

Учитывая перегруженность британских поездов, кажется странным, что эти пустые вагоны гоняют по рельсам – и что пустые станции замерли в ожидании прибытия этих пустых составов.

За шесть лет с сезона 1995-96 по сезон 2011-12 общее расстояние, которое проехали все пассажиры железных дорог вместе взятые, взлетело на 91%, в то время как число поездов в Британии выросло лишь на 12%.

Правообладатель иллюстрации Amanda Ruggeri
Image caption Пустые места для парковки машин и велосипедов на станции Снейт

"Поезда-призраки служат формальным препятствием к закрытию маршрута", - говорит Брюс Уильямсон, представляющий общественную группу RailFuture.

Колин Дивалл, преподаватель Института изучения железных дорог в Йоркском университете, объясняет: "Такое нерегулярное сообщение не имеет смысла, его существование крайне спорно. Но если его попытаются закрыть, будет скандал".

Почему существуют призраки

Вот и ответ на вопрос о том, почему поезда-призраки до сих пор существуют. Есть более официальный термин – "парламентские поезда": он возник в те годы, когда для закрытия маршрута требовался парламентский акт. Многие железнодорожные операторы продолжали отправлять пустые поезда, чтобы избежать нежелательных издержек и шумихи.

Законодательство с тех пор изменилось, а трудности все те же.

Закрыть маршрут проблематично. Для начала необходимо провести транспортную экспертизу того, как скажется закрытие на пассажирах, окружающей среде и экономике.

Соответствующее предложение отправляется в министерство транспорта, после чего его необходимо опубликовать в СМИ – за полгода до закрытия маршрута. Затем наступает 12-недельный период консультаций, во время которого любой человек может опротестовать решение о закрытии.

Иногда проводятся общественные слушания, особенно если закрытие вызывает неоднозначную реакцию у публики. Наконец проект поступает в управление железных и автомобильных дорог, где и решают, закроется ли ветка.

В результате минимальное функционирование маршрута зачастую обходится налогоплательщикам дешевле, занимает меньше времени и требует меньшей бумажной волокиты, чем процедура закрытия.

Маршруты с ограниченным пассажиропотоком есть и в других странах, однако эксперты говорят, что в результате политизации британских железных дорог и сложности процедуры закрытия ветки термин "поезда-призраки", как правило, употребляется применительно именно к британским поездам.

Есть и более оптимистичная причина, по которой поезда-призраки продолжают ходить: сохраняется надежда, что в будущем маршрут вернется к нормальному функционированию.

Если сообщение полностью прекращается, разрушается инфраструктура: даже если остаются сами пути, они зарастают травой. Кроме того, для возобновления движения поездов приходится заново обучать машинистов на маршруте и оформлять массу документов.

Другими словами, начать все с нуля гораздо дороже, чем поддерживать все как есть.

Подобный сценарий реализуется сейчас на ветке Холтон Керв. На этом крошечном отрезке, соединяющем два пути с регулярными поездами, долгое время ходили только поезда-призраки.

Многие годы активисты добивались возобновления регулярной эксплуатации этой ветки с целью улучшить сообщение между Северным Уэльсом и Ливерпулем, и наконец в прошлом году было объявлено о планах вложить 10,4 млн фунтов в реконструкцию и восстановление маршрута, вернув его в полную эксплуатацию.

Правообладатель иллюстрации Amanda Ruggeri
Image caption "Поезд-призрак" прибывает на станцию Снейт

Эксперты утверждают, что возрождение Холтон Керв вписывается в общую тенденцию. В наши дни маршруты редко закрывают, гораздо чаще открывают новые или восстанавливают старые. Иными словами, существование поездов-призраков может оказаться под угрозой.

Это хорошая новость для сторонников развития железнодорожного транспорта, которые выступают за улучшение связей между разными регионами страны путем повышения эффективности и увеличения регулярности поездов.

Но такому повороту вряд ли обрадуются энтузиасты вроде Тима Холл-Смита и Лиз Морали, для которых охота за призраками стала многолетним увлечением.

Когда мы ехали в Снейт, мои попутчики рассказали, с какими трудностями столкнулась Морали при попытке купить билет. Поезд в Снейт был указан на табло, однако билетный кассир оказался не в курсе. "Вы, должно быть, ошибаетесь, - сообщил он ей. - Поезда в Снейт не существует".

"Именно это нас и радует", - объясняет Холл-Смит: они знают тайну, которая никак не вписывается в мегаорганизованный и распланированный до мельчайших подробностей мир железнодорожного транспорта. О ней не знают даже некоторые из работников этой сферы.

Да, поезда-призраки – это в той или иной степени бюрократический пережиток, нагрузка на казну, напрасная трата ресурсов и потенциала. Однако в мире транспорта и инфраструктуры, где бал правят эффективность и бюджеты, поезда-призраки – это причудливое отступление от правил.

Возможно, когда-нибудь они перестанут существовать, но сейчас они доставляют огромную радость своим верным поклонникам, которые любят их за абсурдность в духе "Алисы в стране чудес".

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Новости по теме