Пресса Британии: мир в Сирии не стоит сделки с Путиным

  • 9 сентября 2015

В обзоре британских газет:

  • Мир в Сирии не стоит сделки с Путиным
  • В Европе поднимают голову старые темные предрассудки
  • Фальшивые беженцы и фальшивые документы

Мир в Сирии не стоит сделки с Путиным

В разделе "Мнения" Times публикует статью Роджера Бойса, о том, что стремясь решить проблему Сирии, Запад не должен поступаться принципами и должен продолжить противостоять амбициям Путина на Ближнем Востоке.

Бойс пишет, что, несмотря на то, что Дэвид Кэмерон в недавней речи привел обоснования применения дронов против примкнувших к группировке "Исламское государство" британцев в Сирии (в военном конфликте в которой Британия официально не участвует), сама семантика речи премьера показывает, что чем чаще он употребляет слово "ясно", тем более очевидно как раз полное отсутствие ясности каким может быть новый этап этой войны.

Как только беженцы начали появляться на пороге Европы, началось моральное смятение. Теперь для жителей континента происходящее в Сирии – это не какая-то далекая война, а что-то, что входит в их повседневную жизнь. Обязана ли Европа принимать беженцев на том основании, что мы не в состоянии действовать против Башара Асада? Должны ли другие страны, в том числе Соединенные Штаты и многие страны Ближнего Востока разделять бремя беженцев с нами? Должны ли беженцы иметь возможность выбирать страну, которая предоставит им убежище?

Война бушует почти пять лет, но мы только сейчас пытаемся серьезно взяться за решение всего комплекса проблем, с ней связанных. Отправив британские беспилотники против британских джихадистов, мы де-факто признали, что это уже наша война. А значит, мы должны понять, что волна миграции, бьющаяся о наши берега, отступит лишь, когда в Сирии наступит подобие мира.

А поэтому самая главная дилемма не в том, на кого должны, а на кого нет, мы направлять наши беспилотники. Основной вопрос, должны ли мы начать сотрудничество с Асадом в борьбе против ИГ. Кэмерон заявил в парламенте, что он действовал в одиночку в Сирии, потому что там нет "власти с которой мы можем взаимодействовать". И он был прав, полагает Бойс. Единственное, что остается западным политикам, игнорировать существование режима Асада, борясь против ИГ. Это единственный действенный способ удержать Саудовскую Аравию и Турцию в широкой антиигиловской коалиции. Спросите сирийских беженцев в Европе, от чего они спасались. И, в зависимости от их конфессиональной принадлежности, они будут винить или дикость исламистов или ужасы асадовских бомбежек.

Но очевидно, что победа над ИГ в Сирии возможна только с помощью современной сухопутной армии. Единственная имеющаяся – это экипированные российским вооружением силы Асада, которая до сих пор дееспособна при поддержке ливанской Хезболлы и российских консультантов. Замешательство Запада, его неспособность нанести сокрушительные удары по группировкам джихадистов, не остались незамеченными Путиным.

Россия отправила технику бойцам Асада, модернизировала аэродром и, похоже, готовится к "сирийскому эндшпилю". Судя по его переговорам с гостями из арабских стран, Путин думает, что Сирия будет разделена. А часть, которая окажется под контролем Асада, окажется под защитой Москвы. И иранцы, поддерживающие Хезболлу, и русские нервничают, как бы их клиент-диктатор не сбежал. Тогда произойдет массовое убийство алавитов, и они потеряют важного стратегического союзника.

Путин хочет предложить Бараку Обаме возможность объединиться, привлечь Асада и уничтожить ИГ. Россия потом приведет его за стол переговоров, чтобы создать правительство новой сирийской конфедерации. Согласно "кремлевской поваренной книге", защита Асада выгодна всем. И изгнанники, и беженцы вернутся и все восстановят.

Для Запада, уставшего наблюдать за страданиями Сирии, такой вариант может показаться заманчивым. Но, напоминает Times, нельзя забывать, что такое "решение" будет исходить от одного из самых циничных мировых лидеров. Такое "решение" приведет к разделению Европы, реабилитации Путина (об Украине будет удобнее забыть и, возможно, позволить ей тоже развалиться), опасается Times. Асад даже может быть отставлен в пользу другого российско-иранского ставленника. В обновленной Сирии будет столько же демократии, сколько на кладбище.

"Многие, и я среди них, - пишет в заключение статьи Бойс, - скажут: "Только через наши трупы!" Но трупы никогда не беспокоили Путина так, как нас. Наша брезгливость и есть его сила".

В Европе поднимают голову старые темные предрассудки

"Беженцы никому не нужны: в некоторых частях Европы вновь поднимают голову старые, темные предрассудки" - под таким заголовком Independent публикует статью своего обозревателя Шарлотты Макдональд-Гибсон.

Начинает она ее в стиле военного репортажа из принадлежащего Испании небольшого анклава Мелилла на средиземноморском побережье Марокко. "Вам нужно перебраться через три забора с колючей проволокой, - пишет Макдональд-Гибсон, - проползти через траншеи, окруженные такой же колючей проволокой, рискуя оказаться обнаруженными детекторами движения, готовыми прыснуть вам в глаза перцем и, наконец, предстать перед полицейским кордоном. В результате вы можете умереть или остаться на всю жизнь покалеченным. Но если вы уцелеете, вас ожидает новое ощущение: вас перестают считать человеком".

Испанские власти публикуют ночную видеозапись людей со светящимися в темноте глазами, стремящихся перебраться на другую сторону. Комментарии на YouTube полны шуток об апокалипсисе зомби. О "нашествии паразитов" говорят не только тролли в соцсетях. Высказывания британских министров пестрят выражениями типа "орды мародеров". Политики правого толка призывают закрыть все границы.

Руководители Венгрии и Словакии открыто говорят о мусульманском вероисповедании беженцев как о причине не пускать их к себе в страну. Противостояние "они" и "мы" лишает людей, бегущих от химического оружия, статуса человека и ставит под сомнение основополагающие ценности, на которых построен Евросоюз. "Беженцы 2015 года сталкиваются с той же ксенофобией, нежеланием взглянуть реальности в глаза и политической близорукостью, что и беженцы 30-40-х годов. Но Евросоюз 2015 года отличается от Европы 30-х приверженностью правам человека", - напоминает политикам омбудсмен ЕС Эмили О’Рили.

Но даже после всеобщего всплеска сострадания, вызванного фотографией затонувшего у берегов Турции трехлетнего Айлана аль-Курди, некоторые европейские лидеры, подталкиваемые историей, экономикой и популистскими настроениями в своих странах, препираются о том, как реагировать на кризис.

И если Германия и Швеция открыли двери беженцам, Венгрия начала возводить 200-километровый забор вдоль границы с Сербией. И она в этом не одинока. Испания отгородила Мелиллу, оставшуюся ей с колониальных времен. Греция возвела заграждения вдоль границы с Турцией еще в 2011 году, когда в погруженной в экономический кризис стране стали расти антиммигрантские настроения. Беженцы стали двигаться в обход через горы в Болгарию, которая тоже стала укреплять границу.

Заборы, однако, не могут остановить войну. Спасаясь, люди идут на больший риск, погружаясь в утлые суденышки и переплывая через Средиземное море из Ливии. Рекордное число – 220 тысяч - отправились в прошлом году в такое плавание. 3,5 тысячи из них утонули. В этом году сотни тысяч по морю попадают из Турции на греческие острова, а затем пытаются пробраться через Балканы в страны, где их может ждать более человеческое обращение. Теперь закрытая сербско-венгерская граница закрыла для них и этот путь.

Закрытые границы лишь подливают масла в огонь той самой контрабанде людьми, которую хотят искоренить европейские лидеры. Такая позиция завоевывает очки для политиков, ориентирующихся на растущие крайне правые настроения.

Еще летом 2010 года, когда кризис еврозоны подогревал поддержку крайне правых партий, а в мигрантах и беженцах виделся корень всех проблем, ливийский диктатор Муаммар Каддафи поставил Евросоюз перед ультиматумом: или вы даете мне 5 млрд долларов ежегодно, или я прекращаю контролировать побережье.

"Не знаю, как будет реагировать белая христианская Европа, столкнувшись с наплывом голодных, невежественных африканцев, - зловеще предостерегал он во время визита в Рим. – Не знаю, останется ли Европа единым развитым континентом, или же она будет разрушена, как это было во время нашествия варваров".

Несмотря на шок от такого заявления, ЕС согласился предоставить Ливии пакет помощи. Когда же в 2011 году Запад начал бомбардировки Ливии, Каддафи осуществил свою угрозу. Он знал, как поставить себе на службу старые расовые и религиозные предрассудки. И сегодня в Европе немало сил, готовых извлечь политическую пользу из той же застарелой ненависти.

В Греции сторонники откровенно расистской партии "Золотая заря" вскидывают руки в нацистском приветствии перед телекамерами и нападают на этнические меньшинства. Политики из венгерской партии "Йоббик" выступают с откровенно антисемитскими высказываниями, а потом проводят митинги в синагогах. В Голландии Геерт Вилдерс называет мусульман "варварами".

Эти партии не могут не оказывать влияние. При всей своей либеральной репутации, Нидерланды ввели одни из самых жестких правил по отношению к беженцам. В Дании антииммигрантская Народная партия входит в правительственную коалицию. Страна сократила пособия для вновь прибывших и публикует объявления в ливанских газетах, предостерегая потенциальных беженцев, что в Дании их не ждет теплый прием. В Британии правительство отказывается участвовать в любых общеевропейских мерах по переселению беженцев.

Если подобные ксенофобские настроения будут определять политику ЕС, то репутация его как оплота прав человека окажется под угрозой.

Но растут и противоположные настроения. Люди открывает двери своих домов для беженцев, толпы на вокзалах приветствуют сирийцев на их пути к безопасности, сотни тысяч подписали петицию Independent, призывающую к более гуманной реакции на кризис. Европа вновь обнаруживает свои традиционные ценности.

Несмотря на неонацистские демонстрации на улицах некоторых германских городов, Ангела Меркель отказалась менять политику открытых дверей для всех тех, кто стремится получить убежище. Во Франции Франсуа Олланд, несмотря на растущую популярность Национального Фронта, поддержал общеевропейские квоты на беженцев. Дэвид Камерон все же согласился принять 20 тысяч сирийских беженцев.

Время покажет, насколько долгосрочным окажется этот сдвиг в настроениях, но пока "Крепость Европа" чуть-чуть опустила свои мосты.

Фальшивые беженцы и фальшивые документы

Guardian публикует репортаж своего корреспондента в Афинах о рынке поддельных и ворованных документов, которые используют мигранты, чтобы добраться до наиболее привлекательной страны для подачи прошения об убежище.

Один из беженцев, ждущий паром в греческом порту Пирей, рассказал журналисту свою историю. В июле он заплатил афганскому контрабандисту несколько сотен евро, чтобы тот отвез его с друзьями из Салоников к греко-македонской границе. Сирийцы полагали, что контрабандисту нужны эти деньги. Но в дороге водитель сделал вид, что возникли проблемы с двигателем, убедил пассажиров на время ремонта покинуть машину, чтобы не быть обнаруженными полицией. И в это время украл их паспорта.

Эти люди, пишет Guardian, - одни из последних жертв растущей торговли документами, о которой на этой неделе заявил глава Европейского пограничного ведомства Frontex. Хорошо известные преимущества, которые имеют сирийские беженцы в Швеции и Германии, превратили паспорта этих государств в объект желания иммигрантов из других стран. Тех, которых власти европейских стран вряд ли признают беженцами.

Эта торговля беспокоит не только Frontex, но и самих сирийских беженцев, которые считают, что это явление может снизить их собственные шансы на получение убежища или, по крайней мере, замедлить процесс. По мнению одного из таких просителей, ждущего решения по своему делу от шведских властей, чиновники вынуждены тратить больше времени при рассмотрении документов, чтобы разбираться, кто настоящий сириец, а кто поддельный.

Впрочем, продолжает Guardian, сирийцы и сами используют поддельные документы, чтобы облегчить или ускорить свой путь через Европу. Из Греции дальше в северную Европу есть два пути: длинный, через северную Грецию на Балканы, а оттуда через Венгрию, Австрию и, наконец, северную Европу. А есть более дорогой, но зато прямой путь на самолете или корабле. Даже если на это есть деньги, для покупки билетов требуется или поддельный паспорт, или поддельный вид на жительство в ЕС.

Некоторые такие "проездные документы" в строгом смысле этого слова не являются поддельными. Они просто принадлежат внешне похожим друзьям или знакомым, которые получили их законным путем. Сириец может воспользоваться "призрачным паспортом", чтобы долететь из Греции в другую страну ЕС, а потом вернуть этот паспорт его законному владельцу, после того, как сам подал заявление на предоставление убежища.

Но другие паспорта и идентификационные карты все-таки именно краденые.

Guardian рассказывает об афинском дилере по кличке Абу-Карем, продающим все виды европейских паспортов сирийцам. За несколько сот евро он предлагает совершенно новые, напечатанные в Болгарии документы, но они практически бесполезны. Но есть и очень дорогие украденные паспорта, куда остается только приклеить новую фотографию. Такие стоят до пяти тысяч евро. Оплата зависит от того, удастся ли клиенту с их помощью добраться до цели. Абу-Карем сказал потенциальному клиенту: "Я клянусь перед Богом, что я не возьму ни цента, прежде чем ты доберешься до столицы Австрии".

Журналист газеты обнаружил большое оживление в кафе, которое Абу-Карем использует вместо офиса. Многие из потенциальных клиентов, правда, уходят, из-за расценок или туманности гарантий продавца.

Проблемы действительно могут возникнуть. Сирийский инженер Сейф купил вид на жительство за три тысячи евро у такого же дилера. Вместе с паспортом дилер продал ему и билет на самолет. Только совершенно не в ту страну, где Сейф планировал просить убежище. Аналогичный случай произошел и с его племянником. Оба теперь ждут решения своих судеб далеко друг от друга. "Этим дилерам никогда нельзя доверять", - сокрушается Сейф.

Обзор подготовила Анна Белевская, bbcrussian.com