Пресса Британии: сирийский план Путина - тактика, а не стратегия

  • 29 сентября 2015

В обзоре британских газет:

  • Запад между Путиным и суннитами
  • Чего добивается Путин в Сирии?
  • Мало надежд на общую позицию по Сирии
  • "Газпром" идет на попятный

Как ответить на предложение Путина?

Daily Telegraph в своей редакционной статье напоминает, что накануне в ООН встретились лидеры США и России якобы для того, чтобы разработать общую политику в отношении Сирии.

Выступая перед Генеральной Ассамблеей, президент Барак Обама сказал, что готов сотрудничать с кем угодно по этому вопросу, но при этом он настаивает на том, что Сирия не может вернуться к статусу-кво, существовавшему до начала конфликта.

Другими словами, с точки зрения Вашингтона, использующий бочковые бомбы и химическое оружие президент Сирии Башар Асад со временем должен уйти.

Российский президент Владимир Путин считает Асада своим ключевым союзником в регионе. Соответственно, разработать общую политику будет сложно.

Президент Путин заявил, что недавно направленная в Сирию военная техника будет применяться против террористов.

Однако Дамаск применяет этот термин очень широко, называя террористами всех, кто выступает против режима Асада. Умеренные суннитские группировки, вполне естественно выступающие против жестокости алавитской диктатуры Асада, таким образом сваливаются в одну кучу с дожидающимися конца света боевиками "Исламского государства".

И в этом корень проблемы. Нет никаких сомнений, что исламский экстремизм представляет собой угрозу для всех, в том числе и для России. Насколько известно, в Сирии оперируют несколько тысяч российских джихадистов.

Но любой ответ на исламистский террор должен разделять обыкновенных суннитов и такие радикальные группировки как ИГ или "Аль-Каеда". В значительной части Ближнего Востока сунниты сейчас считают себя жертвами.

Необходимо сделать все возможное для того, чтобы сотрудничество Запада с Владимиром Путиным и шиитским Ираном не привело лишь к тому, что радикальные группировки станут пользоваться популярностью среди умеренных суннитов.

Это было бы не только аморально, но и противоречило бы нашим интересам, пишет Daily Telegraph.

Краткосрочная выгода

Financial Times публикует статью своего аналитика Дэвида Гарднера в которой тот пишет, что есть несколько теорий, почему Владимир Путин решил направить войска и военную технику в Сирию.

Но хотя все эти теории описывают краткосрочные выгоды от этого решения для России, невозможно понять, как это поигрывание мускулами можно рассматривать в качестве долгосрочной стратегии.

Вчера президент Путин заявил в Генеральной Ассамблее ООН, что отказ от сотрудничества с президентом Башаром Асадом был огромной ошибкой, и что именно Россия сейчас пытается найти выход из сирийского тупика.

Но, напоминает Дэвид Гарднер, ни одной другой стране не удалось направить постоянно меняющийся сирийский конфликт в нужное для нее русло.

Турция и Саудовская Аравия, две региональные суннитские державы, не смогли свергнть президента Асада, как они того добивались. Вместо этого в результате их политики Левант теперь переполнен джихадистами, в том числе из ИГ.

В течение четырех лет США заявляют, что Асад должен уйти, но при этом отказываются предоставить умеренной оппозиции достаточно помощи для того, чтобы та могла этого добиться.

Ирану удалось помочь Асаду удержаться у власти, но он сейчас контролирует лишь относительно незначительную часть страны.

Да, конечно, одной из целей Путина остается помощь силам президента Асада, которые оказались под серьезным давлением со стороны повстанцев, в том числе и в алавитских районах вдоль побережья Сирии.

С другой стороны, Путин просто использует в своих целях разлад в рядах Запада по вопросу о Сирии. Он настаивает на том, что Россия остается сверхдержавой в многополярном мире, и ее точка зрения по Ближнему Востоку должна быть выслушана.

Путин также, вероятно, хочет применением силы в Сирии отвлечь внимание от своей политики на Украине.

Но на данный момент президент Путин не раскрывает свои карты, а лишь наблюдает, как некоторые западные лидеры, среди которых канцлер Ангела Меркель, приходят к выводу, что президент Асад может помочь найти выход из кризиса.

Дэвид Гарднер также цитирует лидера ливанских друзов Валида Джумблата, чьи связи с Москвой уходят еще в советские времена, и который считает, что в Сирии Путин хочет лишь координировать действия с президентом Асадом в его борьбе с суннитами, так как "навязчивой идей Путина остаются его собственные сунниты, у него несколько десятков миллионов суннитов".

Валид Джумблат также убежден, что в Сирии вряд ли можно будет достичь договоренности по переходному периоду передачи власти, так как все государственные институты контролируются изнутри членами семьи Асада, пишет Дэвид Гарднер в Financial Times.

Инициатива Путина

Independent публикует статью своего аналитика Мэри Дежевски, в которой та пишет, что когда было объявлено в какой очередности будут выступать мировые лидеры перед Генеральной ассамблеей ООН, многие были уверены, что президент США Барак Обама оказался в проигрыше, так как он должен был произнести свою речь до выступления таких лидеров как Си Цзиньпин, президент Ирана Хасан Роухани и, конечно, российский президент Владимир Путин.

На самом деле этот распорядок пошел на руку американскому президенту, так как это позволило ему затронуть сразу множество тем – от конкретных, как например о поддержке правительства Украины, или же о причинах почему США не хотят предпринимать никаких действий, которые могут пойти на руку режиму президента Сирии Башара Асада, до более широких тем суверенитета и свободы.

Примерно через час российский президент оказался в оборонительной позиции, так как ему пришлось отвечать на ясно очерченные заявления Обамы.

Но он также не приехал в Нью-Йорк с пустыми руками. Центральной частью его речи оказалось предложение о создании широкого фронта для борьбы с ИГ в Сирии, что подразумевает какое-то участие в этой борьбе "легитимного правительства" Асада, как выразился российский президент.

Будет ли эта инициатива принята – другой вопрос.

Да, президент Обама в своей речи сказал, что в борьбе с ИГ он готов сотрудничать с кем угодно, даже назвав при этом конкретно Россию и Иран.

Но его осуждение президента Асада и напоминание о том, что сирийский конфликт начался после того, как Асад стал применять силу против мирных демонстраций, оставляют мало надежды на то, что Вашингтон и Москва смогут выработать какую-то общую позицию, пишет Мэри Дежевски в Independent.

Европейская стратегия "Газпрома" меняется

Financial Times напоминает, что между "Газпромом" и Брюсселем давно уже разгорается конфликт по вопросу о будущем европейского энергетического рынка.

Но после нескольких лет враждебных отношений появляются признаки того, что "Газпром" идет на попятную и хотел бы достичь соглашения.

Риторика и действия "Газпрома" за последние несколько месяцев указывают на его более примирительную позицию по отношению к ЕС. Аналитики объясняют это желанием "Газпрома" сохранить свои позиции на ключевом для него рынке в то время, когда экономика России замедляется, а цена на нефть падает.

Газета цитирует неназванного менеджера "Газпрома", по словам которого на данный момент все карты в руках у Европейской комиссии.

В течение многих дет "Газпром" резко отрицательно реагировал на попытки Комиссии создать более конкурентный и единый европейский рынок природного газа, что понизило бы цены для потребителей.

Отношения окончательно испортились в апреле, когда Комиссия официально обвинила "Газпром" в том, что тот незаконно злоупотреблял своим доминирующим положением на газовом рынке в странах Центральной и Восточной Европы для завышения цен и подавлении деятельности конкурентов.

Тем не менее, сейчас компания пытается разрешить свои разногласия с тем, чтобы это дело не дошло до суда. Это, в свою очередь, означает, что компании придется пойти на серьезный пересмотр своего бизнеса в Европе.

Люди, знакомые с тем, что думает руководство "Газпрома", говорят, что на данный момент компания дожидается, когда Европейская комиссия предъявит ей конкретные требования, но что она также готова пойти на большие уступки с тем, чтобы избежать судебного процесса и возможных штрафов в несколько миллиардов долларов.

В обмен на это "Газпром" надеется получить от европейских регуляторов освобождение от части правил о конкуренции, что позволило бы компании единолично использовать свой трубопровод в Германии, и тем самым максимизировать свои доходы в Северной Европе.

"Газпром" уже смягчает свое требование о привязке цен на газ к ценам на нефть. Именно эта привязка поддерживала искусственно высокие цены, отмечает газета. После нескольких судебных тяжб со своими клиентами в Европе, "Газпром" согласился изменить многие из своих европейских контрактов, чтобы те больше отражали спотовые цены на газ.

В августе "Газпром" организовал свой первый спотовый аукцион природного газа, и заявил, что подобное ценообразование будет играть большую роль в будущем.

"Газпром" пошел на уступки даже в политически щекотливом украинском вопросе. В прошлом декабре руководство компании заявило европейским дипломатам в Москве, что ни при каких обстоятельствах транзит газа через Украину не продлится после 2019 года.

Однако в результате давления со стороны Брюсселя "Газпром" пошел на попятную. В июне компания объявила, что президент Путин распорядился заключить новый договор с Украиной о транзите газа после 2019 года.

По словам аналитиков, эти изменения в политике "Газпрома" объясняются его желанием сохранить свои позиции поставщика 30% потребляемого в Европе природного газа.

На данный момент Европейская комиссия никак не отреагировала на эти ходы "Газпрома", хотя аналитики говорят, что за закрытыми дверьми она, судя по всему, очень довольна, пишет Financial Times.

Обзор подготовил Борис Максимов, bbcrussian.com