Совершенно секретно: как на Би-би-си искали коммунистов

  • 26 января 2016
Здание Би-би-си Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Здание британской вещательной корпорации Broadcasting House

В июне 1952 года депутат парламента от Консервативной партии убеждал премьер-министра Уинстона Черчилля провести расследование деятельности коммунистов в Британии. "В наших рядах затесались предатели, - писал сэр Уолдрон Смитерс. - И несмотря на то, что я не одобряю ущемления свободы слова, с ними нужно обращаться как с изменниками".

Это письмо хранилось в одной из папок Черчилля, которые лишь сейчас, спустя более 60 лет, стали доступны в Национальном архиве. Документы были закрыты "на неопределенный срок", как гласит надпись на лицевой стороне коричневой картонной папки.

Как полагают историки, это из-за того, что речь идет о деятельности контрразведки МИ-5 - их документы эпохи холодной войны начали рассекречиваться лишь несколько лет назад.

Правообладатель иллюстрации Rex Features
Image caption Смитерс призывал Черчилля провести широкое расследование коммунистической активности

В 1952 году Смитерс призывал Черчилля учредить комитет под председательством английского судьи или королевского адвоката, который провел бы широкое расследование коммунистической активности и доложил бы о результатах премьер-министру.

Это была пора, когда в США сенатор Джозеф Маккарти проводил слушания с участием высокопоставленных лиц на тему предполагаемого внедрения коммунистов в различные американские ведомства, в первую очередь - в государственные органы.

"Мистер Гольдберг - еврей-коммунист"

Особое беспокойство Смитерса вызывали сторонники Коммунистической партии на Би-би-си: "В случае войны или крупного кризиса... эти друзья-попутчики, обладающие сокровенными знаниями о механизмах радиовещания, смогут в течение получаса перерезать провода и повредить оборудование, чтобы серьезно затруднить вещание".

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Черчилль поручил МИ-5 выявить на Би-би-си людей с коммунистическими взглядами

Он приложил список сотрудников Би-би-си, которые, по его мнению, были коммунистами или сторонниками коммунистических идей. Большинство работали в недавно созданной Русской службе. Среди них упоминался в частности "мистер Гольдберг - еврей, который контролирует подбор программ и является коммунистом".

Речь идет об Анатолии Гольдберге - главе Русской службы Би-би-си на протяжении многих лет, весьма важной и влиятельной фигуре.

Это письмо обеспокоило Черчилля - настолько, что он направил запрос с приложением списка имен в МИ-5, через министерство внутренних дел, для дальнейшего расследования.

В ответе министерства говорилось, что беспокоиться премьер-министру не стоит: "Взвешенное мнение Службы безопасности заключается в том, что коммунистическое влияние на Би-би-си выражено очень слабо и не представляет серьезной угрозы для безопасности".

В течение многих лет МИ-5 проводила проверки персонала Би-би-си: согласно их выводам, из общего числа в 12 200 человек в штате корпорации состояли всего 147 коммунистов, предполагаемых коммунистов или сочувствующих им. Глава министерства внутренних дел полагал, что масштабное расследование вроде того, что предлагал Смитерс, "может вызвать крупное замешательство, не послужив при этом никаким полезным целям".

Image caption В записке МИ-5 говорится, что Гольдберг общался с коммунистом

Параллельно с этим МИ-5 выдало свое заключение на список, составленный Смитерсом. Согласно ему, нет никаких свидетельств в пользу того, что кто-либо из этого списка состоял в Коммунистической партии. Анатолий Гольдберг, говорилось в нем, в 1950 году имел контакты с одним известным коммунистом, который работал на советское информбюро, но не более того.

"Не наподдал им как следует"

Бывший глава Русской службы Би-би-си Питер Френкель знал Анатолия Гольдберга очень хорошо. "Он был потрясающий рассказчик, один из лучших, кого я знал", - говорит Френкель. Его не удивляет, что Гольдберг контактировал с советскими журналистами в Лондоне: "Это было частью его работы. Сам он коммунистом не был".

По словам Френкеля, Гольдберг никогда не говорил о каких-либо своих проблемах с МИ-5, однако он знал, что некоторым его тон казался слишком мягким: "Он не наподдал им как следует".

Методы Гольдберга были более аккуратными, продолжает Френкель, - слушать людей, а потом задавать им вопросы, типа: "Революция должна была принести то-то и то-то. Получилось ли это?"

Подход Гольдберга был успешным. Считалось, что Русская служба Би-би-си вызывала больше доверия и привлекала больше аудитории, чем ее соперники, финансируемые Вашингтоном, - хотя, безусловно, точных инструментов, чтобы это измерить, не существовало. МИ-5 и Форин-офис преуспели частично: в 1957 году Гольдберг был все-таки смещен с поста главы службы, оставшись работать в качестве комментатора.

Image caption Британские спецслужбы подозревали Гольдберга

Питер Френкель расказывает, что его предшественник в Русской службе, бывший офицер разведки МИ-6 Александр Ливен был невысокого мнения о своих прежних коллегах из МИ-5. Он советовал Френкелю не доверять их проверкам персонала, а больше полагаться на русских сотрудников службы, которые бы "быстро почуяли" засланца.

Черчилль дал ответ Смитерсу, в котором написал ему: "Я был заверен в том, что вы преувеличиваете масштаб коммунистического влияния, а также в том, что существуют надлежащие планы по противодействию любой серьезной угрозе".

Image caption Черчилль написал Смитерсу, что его опасения по поводу влияния коммунистов на Би-би-си преувеличены

100 человек

Вместе с тем приватный интерес премьер-министра к этому вопросу сохранился. Годом позже он попросил секретаря кабинета министров Нормана Брука узнать, сколько коммунистов или им сочувствующих осталось среди сотрудников Би-би-си.

Ответом было: 100 человек, из них 60 на относительно низких должностях. Из 40 сотрудников, занимавших более ответственные посты, 31 человек был занят в иновещании. По его словам, генеральный директор Би-би-си сэр Иэн Джейкоб был осведомлен о рисках - что те могут пытаться повлиять на содержание программ. Однако, сообщил Брук, он, конечно же, настороже по поводу малейших признаков этого, и ему безусловно помогает тот факт, что он в точности знает, кто именно под подозрением и какие должности они занимают.

Image caption Иэн Джейкоб был против "политики искоренения"

Иэн Джейкоб и глава министерства внутренних дел были против "политики искоренения", так как опасались, что увольнение людей за их политические взгляды "вызовет такую политическую бурю, что она принесет больше вреда, чем пользы".

Джин Ситон, автор книги "Леваки и предатели" о политиках и Би-би-си, полагает, что это вполне британский подход: держать под присмотром, вместо того чтобы изгонять. По ее словам, сегодня такая близость между Би-би-си, правительством и МИ-5 могла бы внушать тревогу, однако это было последствием Второй мировой войны. Черчилль и Джейкоб, например, работали бок о бок, говорит Ситон:

"Это люди, которые вместе прошли через времена общенационального бедствия... Их беспокоили одни и те же опасности, у них были схожие взгляды на мир. В этом смысле работа МИ-5 не вызывала у них такого чувства тревоги, как у кого-то, кто всю жизнь работал в вечерних теленовостях".

Новости по теме