Пресса Британии: мир в Сирии возможен лишь после Путина

  • 27 января 2016
В обзоре британских газет:
  • "Не верьте путинскому вранью о войне с ИГИЛ"

  • Как австралиец добывает руду на Дальнем Востоке

  • Дети и деньги: "целевое финансирование" вместо "карманных денег"

Пагубное влияние Путина в Сирии

Times в разделе "Мнения" публикует статью своего редактора по дипломатическим вопросам Роджера Бойса "Не верьте путинскому вранью о войне с ИГИЛ". Подзаголовок конкретизирует основную мысль автора: "Политика умиротворения президента России ослепила нас настолько, что мы отказываемся видеть то пагубное влияние, которое он оказывает на ситуацию в Сирии".

И сейчас, пишет автор материала, десятилетие спустя после того, как Владимир Путин, "по всей вероятности", по выражению судьи Оуэна, дал добро на убийство Александра Литивиненко, британское правительство не может понять, как ему реагировать на отравление британского гражданина радиоактивным полонием.

Помимо высылки российских шпионов еще много что можно было бы сделать. Эффективным шагом стала бы публикация известных правительству фактов о скрытых финансовых сетях Путина за пределами России.

К сожалению, британское правительство вряд ли на это решится, считает Бойс. Вместе с администрацией Обамы оно убедило себя в незаменимости Путина для мирного процесса в Сирии и на Ближнем Востоке в целом. Таким образом, российский лидер, как представляется, купил себе безнаказанность. Такого рода поведение определяется одним выражением: "политика умиротворения".

Вклад Путина в дело мира в Сирии можно измерить довольно точно, продолжает автор статьи в Times. С октября прошлого года Россия нанесла по Сирии более пяти тысяч воздушных ударов, которые унесли жизни 800 человек, в том числе 180 детей. Один из убитых командиров повстанцев – Захран Алуш из группировки "Джайш аль-Ислам" - мог бы играть особенно важную роль на начинающихся в пятницу мирных переговорах в Женеве.

В отличие от Запада, Россия наносит удары по школам, мечетям и больницам, утверждая, что там могут прятаться боевики так называемого ИГИЛ ("Исламское государство" - группировка, признанная террористической и запрещенная во многих странах - Би-би-си). В Алеппо и Идлибе, как сообщают, со зданий и автомобилей снимают знаки Красного Креста, потому что он делает их вероятными целями для российских авиаударов.

Во время своего недавнего визита в Сирию министр обороны Великобритании Филип Хэммонд обвинил российские ВВС в том, что они разбомбили спасательные службы, а потом вернулись и нанесли по ним повторный удар. "Если вы возвращаетесь, чтобы повторить нападение, вы знаете, что вы делаете", - сказал он. Россия сознательно уничтожает основную инфраструктуру, необходимую для послевоенного восстановления страны.

"Ай, да бросьте!" - говорят извечные апологеты России. - Это всего лишь "шок и трепет" - неизбежные военные составляющие закулисной дипломатии, направленной на создание представительного и стабильного правительства. По мнению Бойса, факт, однако, состоит в том, что целью российской дипломатии является не только выживание Асада, но и сохранение его в качестве самой могущественной фигуры послевоенной Сирии.

Несколько лет назад Россия заигрывала с видным сирийским диссидентом-алавитом Абделем Азизом аль-Хаиром как вероятным преемником Асада, но потом от этой идеи отказалась. Хаир с тех пор просто "исчез". Теперешний расчет состоит в том, что Россия выигрывает для Асада войну и помогает ему восстановить армию, сделав его еще больше зависимым от Москвы.

А если это означает полный срыв женевского мирного процесса, то так тому и быть. Путин заигрывает с радикальными курдами – заклятыми врагами Турции. Он настаивает на их участии в переговорах, рассчитывая таким образом ущемить Турцию и вбить клин между Вашингтоном и Анкарой.

Война в Сирии идет вот уже шестой год, и конца ей пока не видно. И не из-за того, что армии Асада и исламистов столь уж непобедимы, а из-за нашего недопонимания, полагает автор материала.

Недопонимания не только подлинных намерений России, но и того, какую роль на меняющемся Ближнем Востоке должны играть США и Европа. Решающий геополитический выбор региона всегда был между стабильностью и демократией. Примиряемся ли мы с тиранией или же идем на риск во имя демократической модернизации? Проблему эту поставила перед нами "Арабская весна", и теперь мы оказываемся перед такой же дилеммой. Какого рода мирное соглашение может удовлетворить сокровенные надежды людей? Какой мир удержит национальное государство от распада?

Автор статьи считает, что достижению мира мешают вовсе не только проводимая Россией военная тактика "выжженной земли" и лукавая российская дипломатия. Мешает ей наша вера в слова Путина о том, что на смену его любимому диктатору может прийти только хаос и разруха под черным флагом исламистов.

Наши дипломаты говорят: сформируйте переходное правительство, которому достанет легитимности для создания прочных основ – к примеру, независимого суда – которые помогут завоевать доверие граждан в модернизируемом государстве. Верные слова, но Путин саботирует процесс создания такого государства. А необходимые реформы потребуют десятилетия или даже больше и присутствия на месте международных миротворческих сил. Пока ни о чем подобном не идет даже и речь.

Тридцатилетняя война, как напоминают нам оптимисты, завершилась мирным договором, преодолевшим религиозный раскол Европы. Точно так же в один прекрасный день будет достигнуто соглашение между алавитами и суннитами в Сирии, может быть, даже и между их покровителями в Иране и Саудовской Аравии.

"Мы пока только на шестом году войны, впереди еще 24. И уж точно, мир наступит лишь тогда, когда Путин покинет Кремль, и будет найдено противоядие его отравляющему влиянию на регион. На это уйдет время", - таким прогнозом заканчивается материал Times.

Как австралиец добывает руду на Дальнем Востоке

Financial Times рассказывает об австралийском предпринимателе Джейе Хамбро, создавшем в 2010 году на российском Дальнем Востоке компанию по добыче железной руды под названием "Петропавловск". Он планировал открыть рудник прямо на границе с Китаем, крупнейшим в мире потребителем сырья для сталелитейной промышленности.

Российско-китайская граница проходит по Амуру и по всей протяженности в 4000 км ее пересекают лишь пять железнодорожных мостов. Ответвление Транссибирской магистрали ведет от места рудника, но обрывается у реки. Компания Джея Хамбро предложила построить мост, который смог бы стать залогом успеха всего предприятия. Годы ушли на переговоры с федеральными и местными властями России. Здесь, в российской глубинке, никакого опыта государственно-частного партнерства не было.

В конце концов, в прошлом году строительство моста было продано консорциуму в составе российского и китайского инвестиционных фондов. Участие китайской государственной электротехнической компании обеспечило кредит в 340 млн долларов от крупнейшего в Китае банка ICBC.

Китайцы быстро построили свою часть моста, но со стороны России над Амуром нависает незаконченная металлическая конструкция.

На недавней встрече на официальном приеме в Гонконге вице-премьер российского правительства Аркадий Дворкович заверил Джея Хамбро, что мост является для России приоритетным проектом. Если, как запланировано, строительство его завершится в этом году, то руду в индустриальные районы Китая можно будет доставлять за три-пять дней, а не за 15, как того требует ее доставка из Австралии.

Тем временем кризис привел к падению цен на руду. Когда Хамбро затевал свой проект в 2010 году она стоила 150 долларов за тонну. Теперь она стоит всего лишь 50, и как считают аналитики, пик неуемного потребления руды бурно растущей китайской промышленностью миновал.

Хамбро считает, что цены на руду могут вырасти, если австралийские рудники прекратят ее добычу. До недавнего времени им помогал слабый австралийский доллар, но вечно эта ситуация продолжаться не может.

Он также надеется на крупные инвестиционные проекты в Китае, которые могут подстегнуть потребность в стали, в частности провозглашенная председателем Си Цзиньпинем программа по продвижению в Центральную и Юго-Восточную Азию.

"Целевое финансирование" вместо карманных денег

Daily Telegraph публикует материал, основанный на новом ежегодном отчете исследовательской компании Childwise. Ведущая британская компания, специализирующаяся на исследованиях среди детей и молодежи, выделяет несколько тенденций, как в поведении детей, так и их родителей.

Похоже, отмечает редактор газеты по социальным вопросам Джон Бингем, традиционная концепция "карманных денег" для детей медленно умирает. По крайней мере, для младшей возрастной группы.

Childwise отмечает, что за последние четыре года резко сократилось как количество малолетних детей, получающих карманные деньги от родителей, так и суммы таких карманных денег. С 2012 года средняя сумма "карманных денег", выдаваемых еженедельно 10-летним детям, снизилась в два раза.

Вместо этого и родители, и другие родственники все чаще вместо некоторой суммы, которую ребенок может тратить по своему усмотрению и без отчета перед старшими, взрослые предпочитают давать детям "целевые деньги" – разовые суммы на конкретные покупки или траты.

Общая сумма выдаваемых таким образом денег может быть и больше, чем традиционные карманные, но такое "целевое финансирование" – это, по сути, форма микроуправления детьми, в то время как традиция "безотчетных денег" давала детям возможность попробовать управлять своим доходом, пусть и в микроскопическом размере.

По мнению автора материала, такая излишняя опека со стороны родителей может привести к тому, что вырастет поколение, в меньшей степени способное справиться со взрослой жизнью.

Газета рассказывает и о других важных данных из нового отчета Childwise, который традиционно считается главным барометром детских вкусов и потребительского поведения. Так выяснилось, что произошел исторический перелом, и дети ежедневно проводят в интернете больше времени, чем перед телевизором. Дети и подростки в возрасте от 5 до 16 лет смотрят телевизор 2,1 часа в сутки, а на всемирную сеть тратят три часа.

Еще один показатель меняется в худшую сторону, хотя это не новость: все меньше детей читает обычные бумажные книги. Но и здесь отмечается негативная тенденция: за пять лет почти вдвое (с 10 до 19%) увеличилось количество детей, которые утверждают, что они никогда не читали книги или журналы ради удовольствия

Обзор подготовила Анна Белевская, bbcrussian.com