Пресса Британии: допинг обойдется Шараповой в копеечку

  • 9 марта 2016

В обзоре британских газет:

  • Геополитические игры Саудовской Аравии
  • Детям в Сирии грозит голод
  • Шарапова может потерять миллионы
  • Гамбургерная революция во Франции

Саудовская Аравия, Россия и Иран

Financial Times публикует статью специалиста по геополитике и энергоносителям института Кеннеди Гарвардского университета Меган О'Салливан, в которой та пишет, что, когда Саудовская Аравия вместе с Россией и другими крупными производителями нефти объявили в феврале о возможном соглашении заморозить добычу нефти на ее теперешнем уровне, многие увидели в этом изменение политики Эр-Рияда и пришли к выводу, что экономические соображения одержали верх на геополитическими.

Предыдущее решение Саудовской Аравии не сокращать объемы добычи нефти объяснялось геополитическим конфликтом с Ираном и Россией. Но, отмечает автор статьи, в том, что касается Саудовской Аравии, многие часто путают экономические и геополитические интересы Эр-Рияда.

В 2014 году Саудовская Аравия убедила остальных членов ОПЕК отказаться от политики поддержания цены на нефть путем сокращения ее добычи, и вместо этого делать основной акцент на сохранении своей доли рынка. Это привело к драматическому падению цены на нефть.

Учитывая тот факт, что Россия и Иран поддерживают президента Сирии Башара Асада, а Саудовская Аравия выступает против него, аналитики считали, что Саудовская Аравия настаивает на этом курсе из геополитических соображений. Ведь, в конце концов, эта новая политика поставила в затруднительное положение ее противников – Иран и Россию.

Но тот факт, что какие-то действия приводят к желаемым результатам, не обязательно означает, что это было изначальной целью.

На самом деле, у Саудовской Аравии не было никакого другого выбора, кроме как добиваться сохранения за собой своей части нефтяного рынка.

Да, как и все другие, Эр-Рияд недооценил, насколько сильно упадут цены. Но он прекрасно понимал, что сланцевая нефть в США создала новые условия на рынке, что резко ограничило выбор, стоящий перед Саудовской Аравией.

Производители сланцевой нефти могут чрезвычайно быстро адаптироваться к изменениям цены на рынке, и Эр-Рияд подозревал, что если он сократит добычу своей нефти, то его место на рынке будет захвачено производителями сланцевой нефти, которые просто увеличат масштабы добычи, что опять же приведет к падению цен. Но в таком случае Саудовская Аравия продавала бы меньше нефти по более низкой цене.

Соответственно, с экономической точки зрения, для нее имело больше смысла защищать свои позиции на рынке. То, что это создало проблемы для Тегерана и Москвы, стало лишь изюминкой на торте, а не самим тортом.

С другой стороны, предварительное соглашение заморозить масштабы добычи нефти основано на геополитических, а не экономических соображениях. Это ясно из условий соглашения, согласно которым оно войдет в силу, лишь если другие крупные производители, например, Ирак и Иран, также на это согласятся.

Убедить Иран, только что освободившийся от наложенных на него санкций, было бы сложно. И неудивительно, что Тегеран от этого отказался.

Хотя со стороны может показаться, что соглашение полностью провалилось, Саудовская Аравия тем не менее добилась своих геополитических целей.

Эр-Рияд был рад увидеть, что два ближайших союзника Ирана – Россия и Венесуэла – выступили против позиции Тегерана. Более того, выдвинув это предложение, осознавая, что Иран вряд ли на него согласится, Саудовской Аравии удалось переложить вину за низкие цены на нефть на Иран.

Саудовская Аравия обычно основывает свою политику на своих экономических интересах. Учитывая растущий экономический кризис, она просто не может себе позволить ставить палки в колеса своим противникам, и в ближайшем будущем она продолжит свою политику защиты своей доли рынка нефти.

Сокращение уровня добычи нефти произойдет лишь после того, как цены на нефть снова начнут расти, пишет Меган О'Салливан из института Кеннеди Гарвардского университета в Financial Times.

Голодающие дети в Сирии

Independent пишет, что четверти миллиона детей, оказавшихся в осажденных городах и деревнях в Сирии, грозит голод.

Согласно данным ООН, 486700 человек в Сирии живут в 18 местах, осажденных либо правительственными войсками, либо силами оппозиции. Туда не поступает ни продовольствие, ни лекарства. Некоторые благотворительные организации считают, что под осадой оказались чуть менее двух миллионов человек.

Есть надежда, что заключенное недавно соглашение о прекращении боевых действий позволит доставить помощь в осажденные города. С 27 февраля несколько автоколонн уже доставили помощь 150 тысячам человек, но этого недостаточно.

"Помощь достигла некоторых, но эта помощь фрагментарна и недостаточна", - говорит Таня Стил, глава международной благотворительной организации Save the Children ("Спасем детей"). "Тот факт, что дети голодают и болеют неподалеку от складов с продовольствием и лекарствами, возмутителен, и мы должны изменить эту постыдную ситуацию", - продолжает она.

Доступ к каждому осажденному городу или району выдается отдельно для каждой автоколонны. Они привозят достаточно продовольствия на несколько недель, но никому неизвестно, смогут ли они туда вернуться.

В докладе Save the Children говорится, что треть опрошенных сирийцев знают детей, которые голодают сутками, а четверть видели детей, умерших от голода.

Благотворительные организации заявляют, что если в Сирии не будет заключено мирное соглашение, то, скорее всего, все стороны конфликта продолжат свою тактику осаждения городов.

Изначальные мирные переговоры под эгидой ООН провалились в начале февраля, после того как правительственные войска, при поддержке российской авиации, начали наступление на Алеппо.

Многие теперь опасаются, что Алеппо тоже попадет в окружение, пишет Independent.

Миллионная цена допинга

Daily Mail пишет, что допинговый скандал Марии Шараповой может ей обойтись в 100 миллионов фунтов стерлингов (141 миллион долларов) будущих доходов.

Шарапова была самой высокооплачиваемой спортсменкой в мире в течение последних 11 лет, причем больше всего она зарабатывала не на теннисном корте, а на рекламных контрактах. Всему этому пришел конец, пишет газета.

Теперь она может завоевать новый рекорд – как человек, потерявший больше всего денег за всю историю спорта.

Nike, Porsche и TAG Heuer уже объявили, что приостановят действие своих рекламных контрактов с Шараповой. Другие фирмы, в том числе Avon, American Express и Head, скорее всего, сделают то же самое.

Кроме того, так как Шараповой грозит четырехлетний запрет на участие в профессиональном теннисе, она, вероятно, не сможет ничего зарабатывать и на корте.

Ей также придется вернуть 209 тысяч фунтов, которые она получила за выход в четвертьфинал Australian Open в этом году, на котором она не прошла тест на допинг.

Насколько известно, состояние Шараповой достигает 137 миллионов фунтов стерлингов - больше, чем у любого другого теннисиста. Но ее дни легких денег подошли к концу.

Газета цитирует эксперта по спортивному маркетингу Найджела Карри, по словам которого, она может потерять больше денег, чем Тайгер Вудс, который изменял своей жене, или же Ланс Армстронг, также пойманный на допинге. По его словам, если Шараповой и в самом деле будет запрещено играть в теннис в течение ближайших четырех лет, то, скорее всего, это означает конец ее карьеры, что, в свою очередь, значит, что она потеряет 100 миллионов фунтов стерлингов из своих возможных будущих доходов.

Газета также приводит примеры рекламных контрактов Шараповой, которые могут быть разорваны. Nike – 6 миллионов фунтов в год, TAG Heuer – 2 миллиона фунтов в год, Porsche – два миллиона, Avon – 1,5 миллиона, Evian – полтора миллиона, Head – 1 миллион, Tiffany & Co – 1 миллион, American Express – 1 миллион. Также может пострадать бренд ее конфет Sugarpova, пишет Daily Mail.

Times в своей статье на ту же тему пишет, что руководство профессионального тенниса предупреждало Шарапову не менее пяти раз о том, что лекарство, которое она употребляла, включено в список запрещенных препаратов. Кроме того, отмечает газета, всем профессиональным спортсменам об этом было сообщено еще в сентябре.

Франция переходит на гамбургеры

Daily Telegraph пишет, что для хранителей гастрономической культуры Франции сама идея, что им могут предложить съесть котлету, накрытую сыром и засунутую между двумя булочками, покажется чем-то кощунственным.

Но, отмечает газета, времена меняются. Во Франция произошла кулинарная революция, и сейчас две трети ресторанов предлагают своим клиентами гамбургеры.

Более того, в 80% подобных ресторанов гамбургер оказался самым популярным блюдом.

Le burger, как эту еду называют французы, проник даже в самые шикарные рестораны. Число съеденных ежегодно во Франции гамбургеров почти догнало главную обеденную закуску страны – jambon beurre (багет с ветчиной и маслом). В 2015 году французы поглотили 1,19 миллиарда бургеров, и 1,23 миллиарда jambon beurre.

На самом деле, пишет газета, гамбургеры всегда были популярны во Франции в ресторанах фаст-фуд. Для "Макдональдза" Франция – второй по величине рынок после США и чуть ли не единственная страна, где этой компании в прошлом году удалось увеличить продажу своей еды.

Но сейчас рестораны фаст-фуд продают лишь треть всех гамбургеров, поедаемых во Франции. Теперь этот американский импорт проник практически во все рестораны.

Однако французам еще предстоит потратить немало усилий, если они надеются догнать и перегнать англосаксонские страны в том, что касается гамбургеров.

В год средний француз съедает 14 гамбургеров, в то время как в Великобритании эта цифра достигает 20, в США 30, а в Австралии – 38, пишет Daily Telegraph.

Обзор подготовил Борис Максимов, bbcrussian.com