Осколки империи: коронные земли и заморские территории

  • 6 апреля 2016
Флаг над Фолклендами Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Британский флаг над Фолклендскими островами

Публикация документов панамской юридической компании Mossack Fonseca в очередной раз подняла вопрос об особом налоговом статусе британских коронных владений и заморских территорий. Каковы их отношения с метрополией, и насколько Лондон имеет над ними власть?

Что это такое

Правообладатель иллюстрации Hulton Archive
Image caption В 1897 году солнце над Британией действительно не заходило...

В 2011 году сайт Wikileaks опубликовал документ, отправленный одним из советников Форин-офиса молодым британским дипломатам, размещенным в разных странах мира.

"Британские заморские территории, - такими словами начинался документ, - это раскинутые по всему миру британские владения, которые на самом деле являются осколками того времени, когда Британия действительно "правила морями". Один из высокопоставленных чиновников министерства по делам Британского содружества очень четко охарактеризовал их как "остатки империи", созданной Великобританией тогда, когда фраза "Над Британской империей никогда не заходит солнце" произносилась без намека на иронию".

Впрочем, осколки осколкам рознь. И если заморские территории действительно являются послевкусием колониальных времен, то коронные владения никогда колониями не являлись.

Коронные владения (они же коронные земли)

Правообладатель иллюстрации istock
Image caption На острове Джерси вовсе не так безлюдно, как может показаться...

Их не так много: бейливики (то есть управляемые бейлифами) острова Джерси и Гернси и остров Мэн.

Начало связей коронных владений с основной частью Британии теряется в историческом тумане. Достаточно сказать, что оба бейливика были частью герцогства Нормандского, и их жители помогли Вильгельму Завоевателю покорить Англию в 1066 году.

Расположенный в Ирландском море, примерно на одинаковом расстоянии от Англии, Шотландии, Ирландии и Уэльса остров Мэн стал частью английской короны в середине XIV века - после очередной победы англичан над шотландцами в битве при Невиллс-Кроссе.

Он может похвастаться одним из старейших парламентов мира, который был основан еще в то время, когда на острове хозяйничали норвежцы, в 979 году. Он и называется вполне по-скандинавски: тинвальд.

В специальном документе британского министерства юстиции подчеркивается, что коронные земли не являются частью Соединенного Королевства.

Правообладатель иллюстрации istock
Image caption ...так же как и на острове Мэн. И очень-очень красиво...

У них есть свои собственные законодательные и административные органы, фискальные и юридические системы и суды.

"Отношения этих островов с Соединенным Королевством, - подчеркивает министерство юстиции, - осуществляется через монарха, и не записано в конституции. Именно правящий монарх через Тайный совет [Privy Council – средневековый институт, юридически основной орган государственного управления Британии, служит главным образом для придания юридической силы "королевским указам", которые все равно сейчас проходят через парламент, но традиция есть традиция - ред.] несет главную ответственность за то, чтобы они управлялись должным образом".

Казалось бы, бейливики и остров Мэн со своим тинвальдом могут наслаждаться полной автономией, писать и принимать свои законы, устанавливать свои налоги и выпускать свои деньги, одновременно не тратя средства на оборону, поскольку эта функция, так же как и внешняя политика, осуществляется правительством Британии.

И это почти верно, хотя есть одно небольшое "но".

Принуждение к налоговой прозрачности

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Пусть вас не смущает скромное здание банка NatWest на Гернси: финансы там работают не хуже, чем в Сити

Если называть вещи своими именами, то особый налоговый статус коронных владений Вестминстеру, скорее, на руку.

Все-таки удобно иметь целых три "налоговых рая" непосредственно у себя под боком. Тем более что в крайнем случае всегда можно сказать, что, мол, поскольку мы не можем влиять на их внутреннее законодательство, то и поделать ничего не можем.

Но тут не все так очевидно. Как утверждает один из ведущих специалистов Британии по налоговому законодательству Ричард Мерфи, выход найти можно.

"Мы отвечаем за их внешнюю политику. А поскольку любая офшорная деятельность по определению является деятельностью внешнеполитической, мы можем с легкостью заставить их подчиниться нашему решению в том, что касается законодательной базы этого "налогового рая". Поэтому мы сами можем принять законы, которые, с согласия Тайного совета, фактически штампующего решения правящего кабинета, могут стать обязательными для исполнения".

Мерфи предлагает сделать следующее:

  • Все финансовые документы компаний становятся доступными для общественности.
  • Банки обязаны устанавливать реальных бенефециаров всех компаний, с которыми они ведут дела.
  • Личности директоров офшорных компаний должны в обязательном порядке быть в открытом доступе.

Однако следует подчеркнуть, что Ричард Мерфи является ведущим советником по вопросам экономики и налогообложения крупнейшего британского профсоюза TUC. Юристы, обслуживающие большой бизнес, не разделяют этой точки зрения. Теоретически спор может дойти и до Верховного суда.

Их роль в панамском скандале

Правообладатель иллюстрации istock
Image caption На острове Мэн утверждают, что преступникам, в том числе и финансовым, вовсе не рады

В "панамских документах" Джерси упоминается 39 раз, остров Мэн – восемь, Гернси пока не упоминается вообще, Соединенное Королевство в целом – 148 раз.

Власти всех трех коронных владений уже высказались в защиту своей репутации.

На острове Мэн сказали, что преступникам там делать нечего, и им вообще никто не рад, на Джерси и Гернси – что они действуют в полном соответствии с международными финансовыми правилами и законами.

В 2012 году один из министров Джерси даже пригрозил Лондону своей полной независимостью, если правила, насаждаемые Вестминстером и Брюсселем, будут мешать финансовому процветанию острова.

Заморские территории

Правообладатель иллюстрации gov.uk
Image caption Британский Форин-офис сообщает, что на Британской Антарктической территории живут пингвины. Много...

Главное, что отличает все заморские территории, это то, что в прошлом почти все они были колониями, и что конституционно они не являются частью Соединенного Королевства.

Однако в каждую из них королева Елизавета II лично назначает губернатора (фактически его, конечно, выбирает правительство, но королева должна его формально утвердить).

Это относится только к обитаемым заморским территориям, на необитаемые правительство Ее Величества назначает комиссара, который является сотрудником Форин-офиса. Все заморские территории объединяет то, что они признают верховную власть за Соединенным Королевством, королеву считают главой государства, а их граждане имеют британское гражданство.

Население заморских территорий по разным оценкам составляет от 200 до 250 тысяч человек. В официальной брошюре британского МИДа услужливо сообщается, что на Британской Антарктической территории за неимением постоянного человеческого населения постоянно проживает около 20 миллионов пар пингвинов.

При этом во всем остальном эти бывшие британские колонии представляют собой весьма неоднородную компанию.

Кто во что горазд

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Британская военная база на Кипре тоже является заморской территорией

Более крупные заморские территории, такие как Каймановы острова или Британские Виргинские острова избирают свои собственные законодательные органы и главу правительства. Британия назначает губернатора, который имеет лишь ограниченное право вмешиваться в их внутренние дела.

Гибралтар избирает свой собственный независимый парламент, и британский губернатор во внутренние дела не вмешивается вообще.

Бермудские острова сами собой управляют и практически являются полностью независимыми, за исключением вопросов внешней политики и обороны.

На Фолклендах избирают законодательный совет, но главой правительства является губернатор, назначенный королевой.

Ну а две британские военные базы Акротири и Декелия на острове Кипр тоже являются заморскими территориями и управляются командующим британскими военными силами на Кипре. При этом сами киприоты, проживающие вокруг баз, подчиняются кипрским, а не британским законам.

Без иллюзий

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Лондон ввел прямое правление на Терксе и Кайкосе в 2009 году

В том же самом секретном документе Форин-офиса, попавшем в руки Wikileaks, ясно говорится, что Вестминстер не питает особых иллюзий по поводу части своих заморских территорий.

"Форин-офис выделяет несколько проблем, стоящих перед заморскими территориями. Многие из них типичны для маленьких островных экономик. Эти экономики отличаются нестабильностью из-за зависимости от одного, максимум двух секторов: туризма и международных финансов. Некоторые заморские территории, особенно те, которые расположены в Карибском бассейне, становятся жертвами наркотрафика и связанных с ним преступлений. В ряде случаев отсутствие развитого гражданского общества, сильной законодательной базы и/или свободной прессы приводит к почти полной безнаказанности исполнительных органов".

В 2009 году Лондон ввел прямое правление на островах Теркс и Кайкос после того, как формальное расследование выявило коррумпированность и некомпетентность местного правительства.

Кроме прочего, местные политики были уличены в продаже правительственных земель с целью личного обогащения.

В расследовании, проведенном комиссией министерства иностранных дел, говорилось, что есть доказательства "политической аморальности и общей административной некомпетентности".

Власть местной администрации была возвращена только в 2012 году после смены конституции.

Так почему бы не ввести прямое правление?

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Британские Виргинские острова - популярное место отдыха для туристов и работы для международных компаний

Лидер оппозиционной лейбористской партии Джереми Корбин предложил именно так и поступить.

Это предложение может показаться разумным простому обывателю, но у юристов уже вызывает головную боль.

Как сказал в интервью Би-би-си один из ведущих консультантов правительства по налогообложению Грэм Аронсон, это идея вызывает больше вопросов, нежели дает ответов.

"Это конституционный вопрос, а по конституции возможно все, поскольку они являются зависимыми от Британии территориями. Но если вы введете прямое правление, то в чем конкретно это будет выражаться? Новое налоговое законодательство в существующей юрисдикции, или более глобальные перемены? В любом случае эта процедура займет годы, и годы, и годы".

Их роль в панамском скандале

Британские Виргинские острова упомянуты в "Панамских документах" более 113 тыс. раз, а Ангилья – более трех тысяч раз.

На Виргинских островах, например, зарегистрировано более 452 тыс. международных компаний. Больше только в Гонконге.

Куда смотрит Лондон?

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Опубликованные "Панамские документы" - лишь верхушка айсберга

Справедливости ради следует отметить, что Лондон не сидит сложа руки.

В 2013 году Дэвид Кэмерон отправил официальное письмо 10 британским заморским территориям и коронным землям, призывая их "навести в своем доме порядок".

Они согласились подписать многостороннюю Конвенцию о взаимопомощи по налоговым вопросам, которую инициировала организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Даунинг-стрит требует от своих заморских территорий и коронных земель:

  • автоматического обмена налоговой информацией,
  • общих стандартов в финансовой отчетности для многонациональных компаний,
  • общего реестра людей, которые этими компаниями владеют.

Британское правительство утверждает, что они все сумели выполнить первое и второе требования, и теперь должны выполнить и третье.

Кроме того, по некоторым сведениям, правительство близко к заключению нового полномасштабного финансового соглашения с Гернси и островом Мэн.

Есть надежда, что введение прямого правления все-таки не понадобится.

.

Новости по теме