Почему молодые лондонцы переезжают в плавучие дома

  • 17 января 2017
Узкая лодка - жилье лондонца Правообладатель иллюстрации Tom Watkins

А вы бы променяли свою уютную квартиру на плавающий по лондонским каналам дом-лодку? Многие молодые лондонцы сделали именно такой выбор. Корреспондент BBC Capital узнал, что это позволяет не только сэкономить деньги, но и начать новую жизнь.

Многие лондонцы позавидовали бы Мэтью Уинтерсу, которому довелось пожить в таких престижных и дорогих районах города как Бродвей Маркет, Эйнджел, Камден и Маленькая Венеция.

Еще большую зависть способен вызвать его счет за электричество: всего 600 фунтов (754 доллара) за предстоящие 15 лет.

Но как же это возможно, учитывая, что ему всего 24, а живет он в Лондоне всего два года?

Уинтерс работает актером и, как и многие другие молодые лондонцы, в качестве жилья он выбрал не что иное, как жилое судно.

Для этого он приобрел лицензию на постоянное плавание ("ПП-лицензию" на жаргоне судовладельцев) стоимостью около 800 фунтов (1004 доллара).

Она включает годовую страховку и дает право швартоваться где угодно, однако при этом владелец обязан менять место швартовки не реже, чем раз в две недели.

Правообладатель иллюстрации Tom Watkins
Image caption По мере роста цен на лондонскую недвижимость дома-лодки становятся популярной альтернативой привычному жилью

Плавучие дома и, в частности, узкие речные моторные лодки - так называемые narrowboats - очень типичное для Великобритании явление.

Они впервые появились в эпоху промышленной революции и использовались как баржи для перевозки грузов. Максимальная ширина такого судна составляет 2,1 м, ведь каналы в Великобритании очень узкие.

Промышленность уже давно от них отказалась, но британцы по-прежнему испытывают теплые чувства к этому виду транспорта.

Они часто проводят на узких лодках отпуска, но до недавнего времени жить на них, не говоря уже о том, чтобы постоянно на них плавать, отваживались лишь самые смелые и неприхотливые.

Правообладатель иллюстрации Tom Watkins
Image caption Мэтью Уинтерс в своей жилой лодке, позволившей ему за последние два года пожить в самых дорогих районах Лондона

Однако эта ситуация меняется. Многие пытаются спастись от вечно растущих цен на недвижимость в Лондоне, где за период с 2009 года дома подорожали на 86%, и поселиться на воде.

В 2010 году в Лондоне было выдано всего 413 ПП-лицензий, а сегодня число их владельцев, включая Уинтерса, достигло 1615 и продолжает ежедневно расти, судя по данным компании Canal & River Trust, отвечающей за выдачу лицензий и поддержание порядка на судоходных путях.

Более трети из всех владельцев ПП-лицензий в Великобритании на данный момент проживают в пределах лондонской сети каналов общей протяженностью 97 км.

Но жизнь в плавучем доме - не для всех. Когда Уинтерс впускает меня в свое жилище длиной 11,2 м через дверь, больше подходящую для хоббитов, чем для людей, недостаток места сразу же бросается в глаза.

С учетом того, что со мной приехал фотограф, троим в помещении шириной всего 1,83 м тесновато.

А если вычесть площадь, занимаемую плитой, мебелью, шкафами, туалетом и кроватью, то в распоряжении владельца остается всего лишь 0,6 м.

Правообладатель иллюстрации Tom Watkins
Image caption Из-за недостатка пространства жизнь в плавучем доме подойдет не всем

Уинтерс разжигает в печи огонь при помощи щепок и угля ("как пещерный человек", по его словам).

Его ближайший сосед кричит что-то неразличимое практически в нескольких сантиметрах от наших голов: сейчас Уинтерс находится на "тройной швартовке", а это значит, что параллельно его лодке пришвартованы еще две.

Так поступают потому, что в этой части Риджентс-Канал в центральной части Лондона, неподалеку от Кингс-Кросс, мест для швартовки очень мало.

Правообладатель иллюстрации Tom Watkins
Image caption Уинтерс разжигает огонь в печи; в его водном доме уютно и спокойно

Однако когда мы наконец усаживаемся, это помещение кажется спокойным и уютным. "Это моя палочка-выручалочка, - говорит Уинтерс. - В Лондоне приходится очень много работать, только чтобы заплатить за квартиру".

Лодку он купил всего год назад, а до этого жил на севере Лондона, в районе Масуэлл-Хилл, и платил 550 фунтов (691 доллар) за комнату в доме без учета коммунальных услуг.

Сейчас, по его словам, ежемесячные расходы на жилье составляют около 200 фунтов. В эту сумму входят и выплаты по кредиту на покупку лодки.

"Лодки такого размера стоят от 18 000 до 24 000 фунтов, хотя меньшую можно купить по цене от 7500 фунтов", - говорит он.

Энергию, необходимую для освещения, зарядки телефона, работы ноутбука и водяного насоса, обеспечивают солнечные панели на крыше лодки стоимостью 600 фунтов, которые прослужат не менее 15 лет.

Уинтерс говорит, что благодаря экономии он смог себе позволить работать бесплатно. И это помогло ему получить роль в сериале "Люди" на канале Channel 4, а позже - в фильме "Борстал".

"Если бы мне нужно было платить аренду, у меня бы это вряд ли получилось", - уверен он.

Тем не менее такое жилье предполагает довольно необычный образ жизни.

"То чувство, когда переезжаешь на новое место жительства и начинаешь все сначала… Я испытываю его раз в две недели!", - говорит Уинтерс.

Если трактовать закон буквально, так и есть. Нормативные акты, регламентирующие выдачу ПП-лицензий, довольно расплывчаты: в руководстве CRT говорится, что "нахождение в одном и том же районе в течение более 14 дней запрещается", однако точное определение понятия "район" отсутствует.

По словам пресс-секретаря CRT Джо Коггинса, изначально эти лицензии предназначались для тех, кто предпочитает путешествовать по каналам, а не стоять на постоянной швартовке.

"Сейчас же их рассматривают скорее как способ не платить за швартовку. Но есть небольшая разница, - говорит он. - Мы не вправе указывать клиентам, как далеко им следует отплывать, но если за год вы отплываете на расстояние около 20 миль (30 км), то вряд ли вы привлечете наше внимание".

Правообладатель иллюстрации Tom Watkins
Image caption В этой части Риджентс-Канал неподалеку от Кингс-Кросс так много лодок, что некоторые швартуются по три в ряд

В то же время владельцы ПП-лицензий, которые хотели бы приобрести постоянное швартовочное место, говорят, что таких почти нет в наличии.

Саре Николас 25 лет, и она работает в сфере связей с общественностью. В плавучий дом со своим бойфрендом она переселилась в июле 2016 года.

Сначала они искали постоянное место швартовки, но "в городе таких практически не существует".

Беглый поиск на веб-сайте CRT подтверждает, что свободных швартовочных мест нет даже в пяти милях от Лондона.

Однако те, что периодически появляются, "ужасно дорогие, хотя, по сути, представляют собой деревянную полосу вдоль канала", - утверждает Николас. "На одном из аукционов стартовая цена была 8000 фунтов (10 048 долларов) в год, но в процессе торгов она значительно выросла".

Но на данный момент она довольна режимом постоянного плавания и старается извлечь максимальную пользу из экономии на ежемесячных издержках. Она перешла на неполный рабочий день и получает степень магистра.

"Сейчас я могу в месяц откладывать приличную сумму, получая половину своей прежней зарплаты, в то время как раньше при полной зарплате мне удавалось отложить лишь крошечную ее часть", - признается она.

Правообладатель иллюстрации Tom Watkins
Image caption В таком просторном доме на воде, как этот, чувствуешь себя как в плавучем альпийском лыжном домике

Райану Бэйтману 34 года, и он работает разработчиком программного обеспечения. Он приехал в Лондон из ЮАР и три года прожил в лодке с ПП-лицензией.

В конце 2015 года он приобрел постоянное швартовочное место в районе Хаггерстон на востоке Лондона.

Побывав в его лодке длиной 15,2 м, мы совершенно по-другому взглянули на жизнь в плавучем доме.

В этой широкой лодке, ширина которой вдвое больше, чем у узкой баржи, есть современная кухня с рабочими поверхностями из нержавеющей стали, центральное отопление и легкая обшивка из сосны. Обстановки внутри скорее напоминает плавучую лыжную базу, лыжный домик в Альпах.

Однако при этом потолок высотой 1,88 м не дает Бэйтману, чей рост составляет 1,93 м, полностью выпрямиться.

По его словам, он приобрел лодку за 37 000 фунтов (46 473 доллара) и потратил три года и 30 000 фунтов на ее переоборудование.

Однако не все его плавания обходились без происшествий. "Сразу же после того, как я ее купил, взорвался двигатель - в конце и без того ужасного дня, который я провел на Темзе под проливным дождем в судне, которым толком не умел управлять", - рассказывает он.

Тем не менее постоянное плавание пришлось ему по душе. "Это словно жить в Тардисе (машина времени из британского сериала "Доктор Кто" - Ред.): открываешь дверь и говоришь себе: "О, смотри, Тоттенхем-Хейл!" или "О, Камден!".

"Выходя из своей лодки, ты каждый раз попадаешь в новое место", - добавляет он.

Правообладатель иллюстрации Tom Watkins
Image caption Райан Бэйтман готовит еду на современной кухне, установленной на его лодке

В то время Бэйтман был фрилансером, а сейчас работает в офисе неподалеку от своего плавучего дома. При таких обстоятельствах постоянное плавание по каналам было бы неудобным.

Кроме того, частное швартовочное место предполагает наличие таких удобств, как сетевое электричество, постоянный адрес и вывоз мусора.

Он не комментирует стоимость этого места, но говорит, что швартовочные места в центре Лондона "стоят огромных денег - как правило, около 1000 фунтов (1256 долларов) в месяц".

Впрочем, это меньше того, что придется отдать за аренду двухкомнатной квартиры в соседних домах: в настоящее время "двушка" в Хаггерстоне стоит 515 000 фунтов или, если арендовать, 368 фунтов в неделю.

А в районе Хакни цены растут быстрее, чем где бы то ни было еще в Великобритании: за 20 лет они увеличились на 939%.

В районе Боу на востоке Лондона Лорна Тули приобрела лодку, которая продавалась вместе со швартовочным местом. Лорне 29 лет, и она занимает руководящий пост в лондонском метро.

Недавно она развелась, и после продажи общего с бывшим мужем дома у нее появилась определенная сумма денег.

"У меня было как раз достаточно средств, чтобы купить лодку без ипотеки и жить в ней, - рассказывает она. - Мне всегда нравилась идея жить в плавучем доме, и я подумала, что другого шанса у меня не будет".

Правообладатель иллюстрации Tom Watkins
Image caption Бэйтман, сделавший выбор в пользу частного швартовочного места, в настоящее время живет на канале неподалеку от Хаггерстона

За свою лодку Тули заплатила 81 500 фунтов (102 000 долларов) наличными, причем существенная часть этих денег ушла именно на покупку швартовочного места.

Сейчас она платит только швартовочный сбор за содержание причала и обеспечение безопасности в размере 407 фунтов в месяц.

Раньше она каждый месяц платила не менее 2000 фунтов по ипотечному кредиту. Сейчас у нее остается больше свободных денег, и она может чаще ездить в отпуск.

О покупке каких-то вещей она даже не задумывается - по ее словам, она и так раздала практически все свое имущество из-за недостатка места.

В то же время постоянное плавание ее не привлекает. "Я работаю посменно, - говорит она. - Мне не хотелось бы возвращаться домой рано утром по неосвещенной дорожке вдоль канала".

Это действительно один из подводных камней постоянного плавания. Однажды грабители разбили стекло на лодке Уинтерса, чтобы проникнуть внутрь, и ему пришлось потратить 1000 фунтов на сигнализацию.

А Бэйтман вспоминает, как однажды пьяная компания отвязала его лодку, пришвартованную в Камдене, и, проснувшись, он обнаружил ее в свободном плавании.

Правообладатель иллюстрации Tom Watkins
Image caption Красноречивое свидетельство того, что кто-то живет в плавучем доме: поплавок, а не брелок для ключей

Кроме того, есть еще и практические вопросы. CRT обращает внимание клиентов на то, что постоянное обслуживание судна, от очистки туалета до ремонта двигателя, сродни второй работе.

И те, кто использует лодки в качестве жилья, и те, кто когда-либо владел подобным судном, это подтверждают.

"Нужно оставлять время для этих хлопот и получать от них удовольствие", - говорит Бэйтман.

Все это приводит нас к довольно предсказуемому выводу: владельцы лодок - особенные люди. Они чаще, чем другие, говорят о генераторах, трюмных насосах и опорных плитах.

Они мечтают об электрическом чайнике (он требует слишком высокого для аккумулятора плавучего дома напряжения).

Ночью им снятся кошмары о том, что они тонут - "хотя, возможно, такое случается только со мной", говорит Бэйтман.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Capital.

Похожие темы

Новости по теме