Медсестра, знавшая о первых астронавтах всё

  • 21 сентября 2016
Астронавты Правообладатель иллюстрации NASA

Ди О'Хара была одной из немногих женщин, которым посчастливилось участвовать в программе по отправке первых американцев в космос. В своем интервью обозревателю BBC Future она рассказывает о том, каково ей было работать с астронавтами, которые боятся уколов.

Люди, когда-либо сидевшие в крошечной металлической капсуле на верхушке экспериментальной ракеты, которая вот-вот взлетит в открытый космос, мало чего боятся. Разве что шприца и иголки.

"Все они недолюбливали иголки, - говорит 81-летняя Ди О'Хара, медсестра, работавшая с первыми американскими астронавтами. - Перед полетом мы обычно брали у них кровь, и они не позволяли это делать никому, кроме меня".

О'Хара поступила на работу в американское космическое агентство НАСА в 1959 году, через шесть месяцев после объявления состава первой группы астронавтов под названием "Меркурий-7".

Эти бесстрашные военные пилоты, прошедшие жесткий отбор, были на пике физической формы.

"Они были лучшими из лучших, - говорит О'Хара. - Чего только врачи не делали с ними, чтобы проверить состояние их здоровья".

Правообладатель иллюстрации NASA
Image caption О'Хара говорит, что ей легче было завоевать доверие астронавтов, чем авиационным врачам, которые могли отстранить их от полета

В апреле 1959 года прошла пресс-конференция, во время которой мировые СМИ познакомились с отрядом "Меркурий-7" (между прочим, на кадрах с этого мероприятия видно, как трое астронавтов курят).

Один из репортеров тогда спросил, какие испытания понравились им меньше всего.

"Трудно выбрать что-то одно", - ответил Джон Гленн, который позже станет первым американцем, совершившим орбитальный космический полет.

"Просто представьте себе, сколько отверстий есть в теле человека, и как глубоко можно проникнуть в каждое из них... Что будет хуже всего лично для вас?" (полную версию стенограммы можно прочесть здесь).

Этот ответ стал самой удачной шуткой дня. Тем не менее уже тогда было очевидно, что астронавты смертельно устали от бесконечных уколов, испытаний и обследований.

Чтобы исполнять эти не всегда приятные обязанности, новоиспеченной медсестре сначала нужно было завоевать их доверие.

"Они недолюбливали медиков, - говорит мне О'Хара, - особенно авиационных врачей, ведь они знали, что те могут отстранить их от полета, а этого никто из них не хотел".

О'Хара уверена, что, принимая в штат медсестру, НАСА планировало наладить доверие между астронавтами и медицинским коллективом.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Еще до своего полета участники отряда "Меркурий-7" стали настоящими знаменитостями

"В НАСА знали, что если астронавт почувствует себя плохо, он не скажет об этом авиационному врачу, - говорит она, - однако была вероятность, что он поделится этим с медсестрой".

Когда О'Хара прибыла на мыс Канаверал, штат Флорида, в январе 1960-го, ей было всего 23 года.

Ей предстояло работать в медицинской лаборатории в "Ангаре S" - легендарном помещении, в котором прошли первые этапы американской космической программы.

К тому времени все участники отряда "Меркурий-7" стали настоящими знаменитостями, хотя их полет еще был впереди.

"Во время нашей первой встречи я жутко испугалась, - признается О'Хара. - Я случайно зашла в комнату для переговоров, и все семеро были там. Я запаниковала, сказала "простите" и вышла".

К счастью, Джон Гленн вышел за ней и потом представил ее остальным астронавтам. "Мы познакомились, и я поняла, что зря испугалась".

Космическая программа набирала обороты, первый пилотируемый полет был уже не за горами, однако влияние космоса на организм человека было недостаточно изучено.

Может ли человек остаться в живых после всех испытаний, что ждут его во время полета - перегрузок, невесомости и потери ориентации?

В Советском Союзе в космос запускали собак, а в Америке первыми животными, совершившими космический полет, стали шимпанзе. Они вернулись невредимыми.

Теперь настала очередь людей. Людей, которых О'Хара к тому моменту узнала очень близко.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Прежде чем получить допуск к полету, астронавтам приходилось пройти ряд изнурительных медицинских исследований

"В день старта напряжение просто висело в воздухе, - говорит О'Хара. - Они сидели на верхушке этой огромной римской свечи, под ними были тонны топлива. Момент пуска был для меня самым страшным. Слава Богу, что все всегда проходило удачно".

По мере того как увеличивалась сложность полетов, росло доверие и к космическим аппаратам НАСА, и к возможностям астронавтов.

Первым стал 15-минутный суборбитальный полет Алана Шепарда, за ним последовала пятичасовая миссия Гленна на "Меркурии", а за ней в 1965 году - двухнедельная миссия Джемини-7 с двумя астронавтами на борту.

"С каждым полетом мы узнавали столько нового, - говорит О'Хара. - Для нас, медицинских работников, это было особенно важно, ведь мы просто не знали, что может случиться с астронавтами".

К тому времени астронавты и те, кто работал с ними, стали одной большой семьей. Закрытым обществом, отделившимся от внешнего мира.

"Это действительно было так, - говорит О'Хара. - Из-за бешеной популярности астронавтам было комфортно только с хорошо знакомыми им людьми".

Глядя на фотографии НАСА того периода, на стартовой площадке, в центре управления полетами и даже среди репортеров, освещающих события космической программы, редко увидишь женщин. О'Хара была одной из немногих.

"В те времена это был мир мужчин, - говорит она. - Женщин не было ни среди руководителей, ни среди инженеров, ни даже среди врачей. Мне бы очень хотелось поработать с кем-нибудь вроде [первой женщины командира космического шаттла] Айлин Коллинз, ведь она - настоящий пример для подражания и такая красавица".

Фундаментальные медицинские знания, полученные в результате этих первых полетов и расширенные благодаря О'Хара, сохраняют свою актуальность и сегодня.

Именно благодаря им астронавты смогли находиться в космосе до года, не испытывая проблем со здоровьем, и бороться с потерей костной и мышечной массы.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Сегодняшние астронавты все еще жалуются на то, что им приходится сдавать кровь

Роль врачей и медсестер, наблюдающих за астронавтами в XXI веке, не сильно изменилась по сравнению с 1960-ми. Тем не менее сегодня за астронавтами закреплена не одна медсестра, а врачом с одинаковой вероятностью может быть и мужчина, и женщина.

"Сейчас методы обследования стали более щадящими, - говорит авиационный врач НАСА Шеннон Мойниган, - и чуть более адресными".

"За эти годы мы многому научились", - сказала она в интервью для одной из документальных программ Би-би-си.

"Во время отбора астронавтов мы тщательно проверяем их здоровье, а перед назначением в экипаж проводим обычные диагностические исследования".

Несмотря на то, что процесс обследования стал менее инвазивным по сравнению с тем, что довелось испытать на себе "Меркурию-7", астронавты все еще жалуются на то, что им приходится сдавать кровь.

На сегодняшний день в живых остался всего один участник отряда "Меркурий-7" - Джон Гленн. Недавно он отпраздновал свой 95-й день рождения, но продолжает шутить на пресс-конференциях.

О'Хара проработала с астронавтами до начала программы по созданию станции "Скайлэб" в начале 1970-х, а затем перевелась в Исследовательский центр Эймса недалеко от Сан-Франциско.

Доверие, установившееся между ней и участниками "Меркурия-7", живо и 45 лет спустя - она никогда не выдаст ни одного их секрета.

"В той бочке меда не было ни ложки дегтя, - говорит она. - Все они были очень хорошими парнями".

Скучает ли О'Хара по тем дням, когда она была частью одного из величайших приключений всех времен и народов?

"Это было здорово, вокруг кипела жизнь и происходило множество событий. Каждый добросовестно выполнял свои обязанности, нам удавалось отправить человека в космос, и он возвращался целым и невредимым, - говорит она. - Я очень по всему этому скучаю".

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Новости по теме