Насколько опасны для нашей психики долгие космические путешествия?

  • 3 ноября 2019
Голландский сыр в невесомости! Нидерландский астронавт Европейского космического агентства Андре Койперс и его коллега из НАСА Майкл Фоул завтракают на борту МКС Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Голландский сыр в невесомости! Нидерландский астронавт Европейского космического агентства Андре Койперс и его коллега из НАСА Майкл Фоул завтракают на борту МКС

Если уж мы всерьез нацелились на полет к Марсу, а то и куда подальше, то должны считаться с тем, что долгие космические путешествия для человеческой психики - не самое приятное занятие.

В 1973 году астронавты американской орбитальной станции "Скайлэб" остановили работу и отказались выходить на связь с центром управления полетом. Они пожаловались на перегрузку, и когда им было отказано в просьбе составить более щадящий график, они взяли инициативу на себя.

Целый день они провели у иллюминаторов, любуясь космическими видами, открывающимися перед ними. И больше ничего не делали.

"Мы были перегружены, - позже писал астронавт Уильям Поуг. - Целыми днями мы чем-то занимались, вкалывали как проклятые. Работа бывала утомительна и скучна, но зато какой был вид из иллюминаторов!"

Их отказ повиноваться указаниям центра управления полетом произошел как раз вскоре после того, как была преодолена первая половина 84-дневной миссии. Потом сами астронавты называли случившееся забастовкой, другие же - бунтом на орбите.

Так или иначе, мы получили одно из первых доказательств того, что в продолжительных космических полетах человек столкнется с проблемами, которые не обнаруживались во время относительно коротких миссий.

А поскольку человечество всерьез нацелилось на посещение Марса, одной из самых серьезных угроз такой экспедиции можно считать психологическое состояние членов экипажа.

Исследователи обратились к опыту полярников, проводящих долгие дни и ночи в Антарктике.

Эти экспедиции - хороший аналог космических по нескольким причинам: там темно (зимой на Южном полюсе бывает несколько месяцев сплошной ночи), и поэтому отсутствует цикл "день-ночь", на который привык ориентироваться наш организм.

Кроме того, там жутко холодно (температура достигает -80C), так что выходить наружу физически трудно.

И, наконец, изоляция.

Физическая изоляция - в зависимости от того, на какой полярной станции вы находитесь, эвакуация в зимнее время может быть просто невозможна. И общественная изоляция - вы живете в небольшом помещении и каждый день видите рядом одних и тех же людей.

Бунт на борту станции "Скайлэб" можно назвать "феноменом третьей четверти", как сказали бы полярники.

Это случается, когда люди понимают, что им еще осталось находиться в ситуации изоляции от остального мира еще ровно столько же, сколько они уже провели в экспедиции. И они теряют мотивацию.

И хотя не все согласны с тем, что такой феномен существует, время от времени он дает о себе знать в различных ситуациях, в том числе - во время имитации долгих космических полетов.

Правообладатель иллюстрации Esa
Image caption Полярные экспедиции во многом похожи на космические - люди долго живут в изоляции бок о бок в небольшом помещении

Гро Сандал, профессор психосоциологии Бергенского университета (Норвегия), надеялась найти этому подтверждение, изучая эмоциональное состояние 27 полярников на французско-итальянской станции Конкордия в Антарктике, где средняя температура воздуха -51°C, а добраться до станции возможно только с ноября по февраль.

Но вместо того, чтобы со второй половины экспедиции начать испытывать стресс, полярники впали в нечто вроде "психологической спячки", в состояние, в котором они не испытывали сильных эмоций и держались отстраненно.

В определенном смысле такая спячка может быть полезной, помогая полярникам экономить эмоциональные ресурсы и избежать выгорания, отмечает Сандал.

Но, несмотря на возможные плюсы, психологическая спячка несет и риски, особенно если люди в нее впадают на многомесячном пути к Марсу.

"В чрезвычайных ситуациях люди должны быстро реагировать на опасность, - говорит Сандал. - Так что во время длинных космических полетов этот аспект должен быть учтен".

На самом деле, продолжает она, те, кто планирует подобные космические миссии, хорошо знают, какой риск несут скука и монотонность. Необходимо найти способы воспрепятствовать их возникновению - например, с помощью специально разработанной индивидуальной программы развлечений для каждого члена экипажа.

Сон также серьезно влияет на то, как космонавты будут реагировать на возникающие на пути к Марсу проблемы. Но хорошо выспаться непросто, когда вы лишены естественного цикла "ночь-день".

На Земле цикл "сон-бодрствование" управляется степенью нашей усталости и световым днем.

"Астронавты не смогут пользоваться солнечным светом для синхронизации своего цикла сна и бодрствования", - подчеркивает Джоанн Бауэр, исследователь проблем сна в Университете Де Монфор в Лестере (Великобритания).

"Те, у кого не получается придерживаться строгого расписания сна, в дальнейшем начинают страдать его расстройствами".

Это уже наблюдалось во время 17-месячной имитации полета на Марс (эксперимент "Марс-500", проведенный Россией с широким международным участием. - Прим. переводчика), которая завершилась в 2011 году.

Четверо из шести членов экипажа страдали расстройствами сна. Один постоянно не высыпался, а еще у одного участника эксперимента время сна настолько сбилось, что он спал тогда, когда остальные бодрствовали.

Правообладатель иллюстрации NASA
Image caption Участники экспедиций на МКС - идеальные кандидаты для полета на Марс

"Здоровый и достаточный сон крайне важен и в повседневной жизни, - говорит Бауэр, - а уж во время космического путешествия - и подавно".

Но у космических путешествий есть такие аспекты, которые мы не можем сымитировать на Земле. Например, во время полета к Марсу рано или поздно будет пройдена точка, после которой Земля больше не будет видна. Она превратится в крохотное светящееся пятнышко на черном небе.

Обычно космонавты с восторгом рассказывают о том, какое зрелище представляет наша планета, если смотреть на нее с орбиты.

"Это одна из тех вещей, которая позволяет им сохранять позитивный настрой, а тут они лишаются ее на много месяцев, - объясняет Бауэр. - Так что нам придется придумать что-то, что может заменить для них это зрелище".

Бауэр с коллегами составили для космических путешественников список из 23 контрольных вопросов для определения психического состояния, уже опробованный на полярниках, зимовавших в Антарктике.

"Чем дольше люди находятся в экспедиции, тем сильнее колебания их эмоций", - рассказывает Бауэр.

Кроме того, стало понятно, насколько склонность концентрироваться на положительных эмоциях как психологическая черта характера может быть важна для тех, кто отправляется в космос надолго.

"У тех, кто сохранял позитивный подход ко всему и получал удовольствие от простых вещей, дела шли гораздо лучше, - говорит Бауэр. - Они не концентрировались на негативе, поэтому им не приходилось бороться с мрачными мыслями".

И хотя игнорировать то, что что-то идет не так, может показаться нелогичным поведением (в конце концов, когда что-то не так на космическом корабле, это может закончиться катастрофой), в некоторых ситуациях это может быть лучшим способом сохранить психическое здоровье.

"Когда вы в космосе, и изменить это уже никак нельзя, минимизировать ощущение безвыходности и отправить его куда-то на задворки сознания может быть самой здоровой вещью из всего, что вы можете сделать", - считает Бауэр.

Правообладатель иллюстрации Esa
Image caption Участники программы "Марс-500" пытались как можно активнее заниматься делами, чтобы не было времени предаваться депрессивным мыслям

Однако те космонавты, которые склонны не придавать значения собственному психическому состоянию, ни в коем случае не попадут в длинную экспедицию.

Дело в том, что члены экспедиции к Марсу будут лишены возможности постоянно обращаться к Земле в случае возникновения любых проблем, в том числе и психологического плана (задержка в коммуникации может составлять до 22 минут).

Им придется постоянно наблюдать за своим состоянием и в случае необходимости корректировать его без участия специалиста с Земли.

Так что первым шагом в подготовке экспедиции к Марсу (или еще дальше) будет поиск людей с необходимыми качествами.

Полгода на Международной космической станции - это вам не прогулка в парке, так что процесс отбора вполне можно начинать именно с этих людей, подчеркивает Гро Сандал.

В долгих полетах поможет также, если члены экипажа - интроверты. "Нам надо формировать экипажи из людей, которые не очень нуждаются в разнообразном общении", - говорит она.

Совместимость членов экипажа также очень важна, и Сандал сейчас исследует данные, собранные с помощью российских космонавтов, чтобы понять, как на эффективность работы экипажа влияют различные особенности его членов, в том числе культурные.

Когда идеальный экипаж будет сформирован, поддерживать хорошее настроение во время полета помогут некоторые усовершенствования обстановки на космическом корабле.

Нам известно, что стресс снижается и концентрация повышается, когда человек погуляет на природе. Но это на Земле. А в звездолете природы будет, мягко говоря, немного.

Джей Баки, профессор медицины Дармутского колледжа в Нью-Гемпшире (США) и бывший астронавт, летавший в 1998 году на шаттле НАСА, этой зимой проводит эксперимент с применением виртуальной реальности (ВР) на американской и австралийской антарктических станциях.

Правообладатель иллюстрации NASA
Image caption Как астронавты перенесут исчезновение возможности видеть в иллюминатор Землю во всей ее красе?

"Когда вы надели шлем ВР, кажется, что вас перенесли куда-то из повседневной обстановки", - говорит он.

Эксперимент еще продолжается, но, по словам ученого, первые результаты говорят о том, что на полярных станциях шлемами ВР пользуются именно те, кто считает их полезными для себя.

Виртуальные пейзажи, которые предлагаются полярникам, включают в себя австралийские пляжи, баварские Альпы, берег моря в Ирландии и водопад в Новой Англии - плюс Бостон, на тот случай, если кто-то соскучился по многолюдным и шумным городам.

Он проводил подобный эксперимент с участниками имитации полета на Марс Hi-Seas Mars на Гавайях и интересовался, какие виртуальные пейзажи нравились больше. Наиболее высоко ценились виды природы, но кому-то понравился и большой город.

"Некоторым понравилось наблюдать за происходящим в городе, потому что им не хватало того ощущения, когда вокруг тебя много людей", - объясняет Баки.

Правообладатель иллюстрации NASA/Getty Images
Image caption Когда вы долго в космосе, рано или поздно захочется увидеть что-то земное... (на снимке - американский астронавт Джозеф Таннер во время выхода в открытый космос в сентябре 2006 года)

ВР может помочь и в борьбе с плохим настроением, причина которого - невозможность любоваться Землей. Шлем виртуальной реальности предлагает виды нашей планеты из космоса.

Свободное время и хороший отдых, как это подтвердила "забастовка" на "Скайлэб", - тоже очень важные условия.

Космонавты на МКС уже умеют эффективно использовать для отдыха то недолгое свободное время, которым они располагают на станции, и Сандал считает, что снять стресс на пути к Марсу помогут занятия йогой и медитацией. Если, конечно, найдется способ практиковать йогу в невесомости.

Учитывая нашу решимость рано или поздно слетать на Марс, необходимо позаботиться о психологическом здоровье членов экипажа.

"Психологический аспект космического путешествия очень важен, поскольку, если всё сделать правильно, то и полет пройдет замечательно, - указывает профессор Баки. - Но если что-то пойдет не так, то это может стать причиной срыва всей миссии".

--

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Похожие темы

Новости по теме