Откуда у литовцев такое уважение к пчелам

Одна из фигур в святилище "Жемайчу алка" посвящена Аустее, языческой богине-покровительнице пчел Правообладатель иллюстрации Will Mawhood
Image caption Одна из фигур в святилище "Жемайчу алка" посвящена Аустее, языческой богине-покровительнице пчел

Литовский, самый консервативный из ныне живых языков индоевропейской семьи, полон ссылок на пчел. Почему?

В середине января литовский курортный поселок Швянтойи на берегу Балтийского моря засыпан снегом и выглядит словно декорация к фильму, съемки которого еще не начались.

Рестораны, магазинчики, летние деревянные домики спят с погашенными огнями в ожидании весны.

Я нашел то, что искал, на самой окраине поселка, недалеко от замерзшей реки с одноименным названием. Море здесь тоже было слышно.

Языческое святилище "Жемайчу алка" (оно же - реконструированная палеообсерватория) возведено неоязыческой организацией "Ромува", пытающейся возродить традиционные верования балтов.

Двенадцать высоких вырезанных из дерева фигур, выглядящих весьма сурово и впечатляюще: у нескольких из них - нечто похожее на рога и на перевернутый полумесяц, на верхушке еще одной - круг, от которого расходятся металлические лучи. Еще на одной - простой восьмиугольник. Каждая фигура олицетворяет определенного языческого бога.

В основании одной из фигур я увидел слова, вырезанные вертикально: "Аустея", а ниже по-английски: "bees" ("пчелы").

В Литве со ссылкой на пчел я сталкивался не впервые. Во время моих предыдущих приездов в эту страну литовские друзья рассказывали о важном месте пчел в местной культуре.

Правообладатель иллюстрации iStock
Image caption Литовцы называют рой пчел семьей

Литовцы не называют группу пчел, живущих вместе, роем. Они используют вполне человеческое определение "семья" (šeimas).

В литовском языке существуют разные слова для смерти человека и смерти животного - так вот, к пчелам (и только к пчелам) применяется человеческое.

И если вы хотите сказать своему новому литовскому знакомому, какой он хороший друг, то употребите литовский эквивалент английского слова mate ("дружище", "братан" ) - bičiulis. Это слово образовано от bitė - "пчела".

Похоже, в Литве пчела - это верный друг, а верный друг - как пчела.

После того как я увидел фигуры в святилище в Швянтойи, у меня возник вопрос: может быть, все эти пчелиные ссылки в языке можно объяснить тем, что древние литовцы молились пчелам?

Литва очень долго была языческой. Фактически она какое-то время оставалась последним языческим государством Европы.

И спустя почти 1000 лет после того, как христианство стало распространяться по всей Римской империи, литовцы продолжали молиться своим богам в священных рощах, исполняя древние языческие ритуалы.

К XIII веку соседние Эстония и Латвия уже были завоеваны и насильно обращены в христианство крестоносцами, в то время как литовцы успешно отражали их набеги.

В конце концов литовское государство по собственной воле, исходя из собственных интересов, отказалось от язычества - великий князь литовский Ягайло принял в 1386 году католичество для того, чтобы жениться на польской королеве (и стать королем Польши).

У многих современных литовцев богатая языческая история их страны вызывает восхищение, она их увлекает. Проблема только в том, что существует крайне мало достоверных источников, из которых можно было бы понять, во что именно верили литовцы до того, как страна стала христианской.

Вот, скажем, бог-громовержец Перкунас. Ясно, что он имел огромное значение, поскольку в фольклоре, в песнях множество его упоминаний. Но большая часть пантеона богов составлена скорее по наитию, нежели опираясь на документальные свидетельства.

Тем не менее кое-какие подсказки и намеки можно найти в самом литовском языке.

Правообладатель иллюстрации PHAS/Getty Images
Image caption До того как в 1386 году великий князь литовский Ягайло принял католичество, Литва оставалась последним языческим государством в Европе

В Каунасе, втором по величине городе Литвы, я имел беседу с Далей Сенвайтите, профессором культурной антропологии Университета Витаутаса Великого.

Она скептически отнеслась к моей теории обожествления пчел, отметив, что, хотя богиня-покровительница пчел Аустея могла существовать у местных язычников, упоминается она всего в одном источнике - книге XVI века о традиционных литовских верованиях, написанной польским историком.

Скорее всего, сказала Сенвайтите, эти "пчелиные" ссылки в языке отражают важность пчеловодства для средневековой Литвы, которое в те времена, по ее словам, подчинялось строгим правилам и законам.

Мед и воск были одним из главных экспортных товаров для местных хозяйств - поэтому их производство жестко регламентировалось.

Однако факт того, что эти ссылки на пчел сохранились в литовском спустя сотни лет, сообщает очень важную вещь о самом этом языке: согласно ежеквартальному англоязычному литовскому журналу искусства и науки Lituanus, это наиболее консервативный, наиболее архаичный язык в индоевропейской семье языков.

Конечно, грамматика, словарный запас и произношение неизбежно менялись с течением времени, но делали они это крайне медленно.

По этой причине литовский представляет огромную ценность для исследователей, пытающихся реконструировать тот единый протоязык, на котором говорили четыре-пять тысячелетий назад и который породил огромное разнообразие языков - от английского и итальянского до армянского и бенгальского.

Правообладатель иллюстрации Rambynas/Getty Images
Image caption Литовское слово bičiulis, "друг", происходит от bitė, "пчела"

Все эти языки родственны друг другу, но глубокие перемены, произошедшие с ними за века, сделали их сильно отличающимися друг от друга.

Вы должны быть профессиональным лингвистом, чтобы увидеть хоть какую-то связь между английским five ("пять") и французским cinq - не говоря уже о слове из индоевропейского протоязыка pénkʷe.

Однако такая связь прослеживается у латышского piece и, уж конечно, у литовского penki.

Именно поэтому известный французский лингвист Антуан Мейе сказал однажды, что "любой, кто хочет услышать, как разговаривали древние индоевропейцы, должен поехать в Литву и послушать тамошнего крестьянина".

Действительно, в современном литовском можно найти слова, связывающие его с языками далеко не соседних стран. Например, литовское слово pilis ("замок" или "крепость") звучит очень близко к древнегреческому polis ("город").

Один мой литовский знакомый рассказал мне, как однажды присутствовал на церемонии, организованной местными неоязычниками. Началась она с благословения фигурки ужа (священного животного в балтийской традиции), а закончилась индуистскими песнопениями.

Правообладатель иллюстрации iStock
Image caption Мед и воск были среди основных товаров экспорта средневековой Литвы

Я спросил Далю Сенвайтите о слове gyvatė. Он означает "змея", но имеет один корень с gyvybė ("жизнь").

В Литве издавна считали ужа священным животным, символом плодородия и удачи, учитывая его способность менять кожу. И в этом случае Сенвайтите согласна со мной - это не просто совпадение.

Литовский язык мог сыграть свою роль в сохранении традиций народа и иным способом.

После того как великий князь Ягайло в 1386 году взошел на польский трон, литовское дворянство стало не только переходить в католицизм, но и учить польский язык.

Между тем, литовские крестьяне не спешили становиться католиками - во многом потому, что службы велись на непонятной им латыни, а заезжие проповедники говорили по-польски.

Но и когда христианство полностью утвердилось в Литве, местные жители не отказались от своих языческих традиций.

И сотни лет спустя после официального принятия христианства на этой земле путешественники рассказывали, как люди здесь оставляли тарелки с молоком для ужей - в надежде, что благодарные животные принесут удачу общине.

Пчелы и продукты пчеловодства также сохранили свою важность для местных жителей - особенно в народной медицине.

Пчелиный яд применялся для лечения укусов ядовитой змеи, а для лечения эпилепсии рекомендовалось пить воду со сваренными в ней мертвыми пчелами (разумеется, погибшими от естественных причин).

Литовский уже давно перестал быть языком крестьян. Прошлое столетие было бурным для страны - война, индустриализация, политические перемены… Сейчас большинство жителей главных городов Литвы говорит на литовском.

После того как в 2004 году страну приняли в ЕС, она все больше интегрируется в Западную Европу и глобальный рынок, что ведет к проникновению в язык большого количества англицизмов.

Правообладатель иллюстрации Will Mawhood
Image caption Литовский уже давно перестал быть языком крестьян

Учитывая то, какая сложная история у Литвы, удивительно, что язык вообще удалось сохранить.

В XIV веке Великое княжество Литовское простиралось аж до Черного моря, но в последующие столетия страна порой просто исчезала с карты Европы.

Конечно, было бы большим упрощением сказать, что литовский язык позволяет понять важные исторические связи нынешнего времени с язычеством (что меня интересует).

Но этот язык можно сравнить с балтийским янтарем, который порой доносит до нас древние артефакты, сохранившиеся в нем практически в нетронутом виде - насекомых, листья древних растений, уже давным-давно не существующих…

Молились ли древние литовцы богине пчел Аустее или нет, ее присутствие в культуре страны ощущается до сих пор. Имя Аустея постоянно входит в число десяти самых популярных имен девочек в Литве.

Несмотря на драматические перемены в истории, культуре и языке, пчела здесь по-прежнему пользуется уважением.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Travel.