Интимность онсэна: единение обнаженных по-японски

  • 27 октября 2019
Женщина в онсэне Правообладатель иллюстрации Thom_Morris/Getty Images

В Японии более 3 тысяч природных горячих источников для купания - но только один из них настолько легендарен, что купальщики готовы вынести двухдневный пеший переход по пересеченной горной местности, лишь бы испытать наслаждение погружения в дымящиеся воды.

Расположенный в Японских Альпах, рядом с рекой Куробе, этот маленький источник с молочно-голубой водой, в которую я планировала погрузиться, - воплощенная простота.

Несколько желтых тазиков, чтобы помыться перед погружением, деревянная раздевалка, а одежду можно оставить на камнях. Вот и всё. Точно не роскошный спа. Но в том-то и прелесть.

Купание в горячих источниках, которые здесь называют онсэн, - более 1000 лет важная часть японской жизни, национальная традиция. Сюда приходят очистить и тело, и душу.

На выбор - более 3000 онсэнов. Сероводородные, соляные, железистые, пузырящиеся и не очень, эти купальни питаются напрямую из 25 тысяч геотермальных источников, ведь Япония - архипелаг активного вулканизма.

Онсэн - это и убежище, где можно предаться рефлексии наедине с собой, и общественное место, где члены семьи, друзья и соседи сбрасывают одежду, чтобы погрузиться всем вместе в дымящуюся воду и ощутить то изначальное чувство всеобщего равенства, с которым мы рождаемся на свет.

Онсэны бывают разные по местоположению (в крупных городах это больше похоже на современный крытый спа, в пещерах на берегу океана - совсем иные ощущения), у каждого из них свое очарование, но только один расположен в совершенно исключительном месте.

Правообладатель иллюстрации Lily Crossley-Baxter
Image caption Труден путь до Такамагахары

Этот источник считается самым труднодоступным в Японии. Называется он Такамагахара (дословно - "равнина высокого неба", небесный мир по представлениям синтоистов, место обитания небесных богов, божественных предков) и расположен на территории национального парка Чубу-Сангаку.

Добираться до него - два дня пешком. Настоящее паломничество для настоящих поклонников купания в источниках. И таких в Японии хватает - этот онсэн очень популярен "среди своих".

Чтобы погрузиться в его воды, пешие туристы и фанаты онсэнов преодолевают 40 км по лесам, взбираются по крутым склонам и проводят ночи в горных хижинах.

В общем, маршрут не для начинающих - это настоящая экспедиция, в которой от вас требуются недюжинная физическая подготовка и готовность к капризам горного климата. Наградой будет скромная купальня на открытом воздухе, среди гор, наполненная дымящейся водой с запахом серы.

Окружающие пейзажи, минералы в воде и устройство уникальны для каждого онсэна, но их объединяет главное - неразрывная связь с природой.

В нынешнем урбанизированном мире неудивительно, что купальни на открытом воздухе, природные бани, известные как ротэнбуро, в высшей степени популярны - ведь именно там, лежа в богатой минералами воде, можно любоваться звездным ночным небом и ощущать на лбу освежающее дыхание морского или горного ветерка.

Такамагахара - высшая точка такого опыта: в десятках километров от цивилизации, этот онсэн окружен альпийским лесом, и тишину нарушает только шум воды.

Правообладатель иллюстрации Lily Crossley-Baxter
Image caption Тропа в виде деревянного настила ведет вас к цели

Нам может показаться, что четырехдневный пеших поход к источнику и обратно - это чересчур, но для японцев это многовековая традиция. Прекрасный пример того, когда само путешествие равно пункту назначения (если не превосходит его) .

Паломничество к этому источнику началось еще в эпоху Эдо, и тогда горы, окружающие Такамагахару, обожествлялись как манифестация ками (духовных сущностей, божеств в синтоизме).

Признаюсь, я большая любительница онсэнов, и это было не первое мое путешествие к горячим источникам, но - самое напряженное из всех.

Моим первым онсэном однажды зимой стал источник на острове Хоккайдо, где мы с друзьями провели часы, погрузившись в воду, когда не хотелось ни разговаривать, ни думать о проблемах, которые мы оставили в другом мире. Тогда я и поняла, что навсегда обращена в эту "купальную религию".

С тех пор прошло пять лет. Настала осень, и мне показалось, что пешее путешествие в горы - отличное начало нового сезона онсэн-приключений.

Уже представляя себе склоны далеких гор, тишину и безлюдье (как это будет непохоже на мой шумный токийский район!), поздно вечером я села на скоростной поезд до Тоямы, а затем, на утро - еще два часа на автобусе, к началу тропы, что рядом с деревушкой Оритатэ.

Правообладатель иллюстрации Lily Crossley-Baxter
Image caption Трудность пути искупается пейзажами, от которых захватывает дух

Мы и мой партнер по путешествию были в пути всего несколько минут, но быстро поняли, откуда взялась такая пугающая репутация у этой узкой тропы. То вверх, то вниз, по переплетенным корням, по камням… Стараясь не отстать, я держалась изо всех сил (хотя порой казалось - из последних сил).

Хорошо хоть нас, людей из западного мира, все время поддерживали спутники из местных жителей - восклицаниями "коннитива!", а иногда и "хэлло!"

Мы поднимались все выше, холмы внизу укутал туман, добавляя необходимые штрихи к нашей оторванности от мира (мобильная связь здесь уже не действовала).

Каменистая тропа в гору вскоре превратилась в деревянные дощечки, защищающие от ног туристов великолепный ковер альпийской флоры. Дощечки эти, истоптанные тысячами ног, вели нас к цели, то петляя, то выпрямляя маршрут.

Среди травы глаз радовали цветные вспышки последних в сезоне альпийских цветов.

Это были одни из последних выходных перед закрытием на зиму горных хижин, ямагоя, построенных здесь, чтобы приютить идущих к онсэну.

Запасы провизии раз в месяц доставляются вертолетом в эти хижины, их обслуживает постоянно живущий здесь немногочисленный персонал. Туристам можно заночевать, поужинать и позавтракать по-домашнему приготовленной едой.

Эти хижины - единственный признак цивилизации на пути, здесь вам расскажут, какая ожидается погода, и, в зависимости от этого, дадут совет, как лучше себя вести на маршруте. Здесь проследят, чтобы никто из туристов не отстал и не потерялся.

Когда мы прибыли в первую на пути ямагою, нас угостили простым непальским карри. Мы наполнили опустевшие бутылки чистой горной водой из фыркающего крана.

Правообладатель иллюстрации Lily Crossley-Baxter
Image caption А здесь можно отдохнуть, поесть и переночевать

Наша следующая хижина, где мы собирались заночевать (еще через 12 км пути), показалась нам покосившейся. Ее хозяин заверил нас, что, несмотря на возраст и постоянное воздействие горной погоды, хижина вполне крепкая. И постучал по ее деревянным панелям.

Пол помещения, где нам предстояло провести ночь, был покрыт ковриками татами с аккуратно сложенными на них одеялами. Все просто. И гостей уже набралось довольно много.

Когда мы сидели на балконе, с которого открывался вид на реку Куробе, я видела неутомимых туристов, распаковывавших свои рыболовные снасти, а потом отправлявшихся в сторону воды.

Во время ужина гости передавали друг другу дымящиеся тарелки с рисом и хрустящей темпурой. Суп разливали из общей супницы, в завершение - чай. Всё это встречалось общим энтузиазмом и восклицаниями "итадакимасу" (аналог, хоть и неточный, "приятного аппетита").

Мы болтали с соседями, сидя бок о бок, звучало традиционное "кампай!" ("пей до дна!"), стаканы с пивом сталкивались друг с другом с международным звуком… Учитывая то, куда мы направлялись, всё шло как надо, по-общинному.

Дело в том, что одно из удовольствий общественных бань и купален - это возможность тесного единения с друзьями, членами семьи или коллегами. Сидя в воде друг рядом с другом, купающиеся могут отринуть иерархические узы японской культуры и свободно беседовать в дымящейся воде горячего источника.

Когда вы сидите голыми в воде, все барьеры рушатся и создаются новые связи, которые были бы невозможны без интимности совместной ванны. Это и называется "хадака-но цукиаи" ("голые отношения", "единение обнаженных").

Когда все голые, все равны. Этикет онсэна вскоре становится твоей второй натурой - от снятия обуви до ополаскивания (перед тем как погрузиться в общий бассейн) в индивидуальных помывочных пунктах.

Эти ритуалы словно отодвигают тебя дальше от унылых будней и очищают тело и душу.

Правообладатель иллюстрации Thom_Morris/Getty Images
Image caption Когда все голые - все равны

На утро мы проснулись перед восходом солнца и позавтракали вместе со всеми гостями нашего деревянного домика. Нам были предложены рис с солеными сливами, суп и омлет. После завтрака, поблагодарив хозяев, мы снова отправились в путь.

Шагая по выложенной деревянными дощечками тропе, перепрыгивая через поломанные дощечки, мы вышли наконец на плоскогорье Кумано-дайра, известное своими видами далеких горных вершин.

Теперь тропа была каменистой. Совершив очередной поворот, мы столкнулись с парой пожилых туристов, осторожно протягивающих руки через изгородь, идущую вдоль тропы. "Черника!" - сказали они, показывая на ягоды.

Потом они рассказали, что ходят по Японским Альпам каждый год, и захихикали, услышав мои слова, что маршрут сложный.

Они ходят по этим горам с 10-летнего возраста. Когда-то они вместе покорили Эверест и пик K2 (вторая высочайшая вершина мира, 8611 м. - Прим. переводчика). Нам пожелали всего хорошего и удовольствия от посещения онсэна. Затем наши пути разошлись.

Правообладатель иллюстрации Lily Crossley-Baxter
Image caption Смотрите: черника!

Взбираясь по нескончаемым ступеням и преодолевая узкие мостики, мы наконец пришли к последней на пути хижине. Такамагахара уже была рядом.

Мы бросили свои рюкзаки и устремились вниз по неровной тропе к знаменитому источнику. Дорога заняла еще 20 минут, но нас подгоняло желание наконец погрузиться в воду.

Нас встретил милый сердцу каждого поклонника онсэнов запах серы.

Два из трех бассейнов Такамагахары (мужской и женский) сверху накрывали навесы из бамбука, а третий, смешанный, был открыт ветру и дождю, но зато из него можно было любоваться видами гор.

До XIX века в Японии было принято совместное купание мужчин и женщин (по другим источникам - вплоть до 1945 года. - Прим. переводчика), а в некоторых провинциальных онсэнах эта традиция сохраняется и поныне.

Когда мы пришли к источнику, в смешанном бассейне уже сидели двое обнаженных пожилых людей.

Правообладатель иллюстрации Lily Crossley-Baxter
Image caption Деревянный настил защищает горную флору от ног многочисленных туристов

Я сразу увидела вход в женский водоем, но задержалась поговорить с купальщиками, и один из них признался, что у него - "онсэномания". По его словам, он шел восемь дней по горам к Такамагахаре из префектуры Гифу.

Когда мы спросили, что заставляет его предпринимать столь долгие переходы, он в ответ вопросил, простирая руку к окружающим горам: "Что может быть лучше, чем это?"

Мой спутник присоединился к своим новым друзьям, а я отправилась в женскую купальню. Она оказалась окружена по периметру камнями, рядом - деревянная кабинка для переодевания.

Я была в полном одиночестве, закрытая от остальных купающихся, но открытая деревьям и горам.

Я ступила в полупрозрачную воду, и долгие часы пешего пути тут же исчезли, растворились, забылись перед лицом далеких горных вершин. Я погрузилась глубже, и вода скрыла мои плечи.

Правообладатель иллюстрации Lily Crossley-Baxter
Image caption Чтобы лучше понять себя, важно проникнуться красотой природы

До этого путешествия мне казалось, что быть "единым с природой" означает, в общем, быть одному среди природы. И поскольку до этого я не посещала ни один из оставшихся провинциальных "конъёку" (бассейн для совместного купания. - Прим. переводчика), то никогда и не задумывалась над возможностью такого купания.

Но вот мои плечи распрямились в горячей воде, и я вспомнила японскую фразу "качу фуугецу". Дословно это переводится как "цветок, птица, ветер, луна" и означает важность проникнуться красотой природы, чтобы лучше понять себя.

Мне вспомнились многочисленные моменты "единения обнаженных", которые я испытала в своей жизни в женских купальнях, я подумала о том, какая это древняя японская традиция - совместные ванны, и… Я нерешительно вышла из купальни для женщин и бросила прощальный взгляд на свое полотенце.

Быстренько окатив себя из желтого тазика, я присоединилась к остальным купальщикам - вот тогда-то я и поняла суть блаженства совместного купания в месте обитания небесных богов.

---

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Travel.