Эра тушенки: что и как едят в Луганске

Тушенка Копірайт зображення УНІАН

Одним из изменений после 2014 года стало изменение пищевого поведения у многих. Вкусовых предпочтений, привычек, отношения к еде и процесса принятия пищи.

Хотя легче сказать, что точкой отсчёта этих перемен стало лето 2014 года для тех, кто провёл его в городе. А после, когда бюджетники не получали заработную плату до марта 2015 , столько же времени не выплачивали пенсии и социальные пособия, каждый выкручивался, как мог.

Супы из тушёнки, у кого была возможность ею разжиться, поиск привычных продуктов, хотя чаще - поиск средств, чтобы что-то купить.

Самой уязвимой группой оказались пенсионеры. Ещё больше пострадали одинокие пенсионерам. Для таких были открыты социальные столовые, где один раз в день можно было получить порцию первого или второго и хлеб.

Суп с тушёнкой или макароны с тушёнкой. Присутствие тушёнки скорее угадывалось, но хлеб был настоящим. Такой едой питались тогда шесть дней в неделю те, у кого не было ничего другого. Если эту порцию растягивать, её хватало на два раза.

Копірайт зображення Яна Вікторова
Image caption Цены на блюда в заведении питания в Луганске

Казалось бы, какие могут быть с такой вот порцией спекуляции? Но нет! Через время появилось требование получать еду по справкам о количестве проживающих, и еду стали получать строго по количеству членов семьи.

Обычно в многочасовых очередях стоял один, самый бойкий член семьи. Он брал с собой кастрюлю или банку, занимал очередь за несколько часов до начала раздачи и выдерживал все тяготы такого испытания.

Многие не выдерживали - теряли сознание в очередях от недоедания, стрессов, обострения болезней. Были случаи смертей. Но чаще люди скандалили до взаимной ненависти, проклятий и, были бы силы, до смертоубийства за эту порцию каши… И очень часто ненависть была направлена на работников таких столовых.

Основной вопрос был в том, почему так мало тушёнки в порциях, если повсюду говорят о том, что вся гуманитарная помощь идёт в социальные столовые… И после очередного скандала столовая выдвигала свои требования - накладывать только на одного члена семьи или только в банки с закручивающимися крышками…. Кто ходил в такие столовые всё время, понимал, что бумеранг с вопросом о тушёнке обернётся чем-то худшим для людей в очереди, а сама тушёнка будет съедена всего-то через пару дней после скандала. Потом же всё будет по-прежнему.

Копірайт зображення Яна Вікторова
Image caption Луганск

И сейчас пенсионеры - самая уязвимая группа в плане питания.

Многие пожилые люди покупают себе куриные каркасы на супы и куриные шеи на плов. Реже - спинки, из которых можно приготовить и первое, и второе. Блюда из куриного фарша самые распространённые. Ещё - белорусские сардели, потому что они в два - два с половиной раза дешевле местных сосисок.

Копірайт зображення Яна Вікторова
Image caption Беларусские продукты в Луганске

Вместо масла - маргарин или спред, а сметана - строго по ложке в борщ. Но даже при таком режиме тотальной экономии денег не хватает, и многие экономят на хлебе, покупая просроченный хлеб по утрам в супермаркетах по сниженным ценам. Он стоит третью часть от полной стоимости, и за ним всегда очередь. Медлить никак нельзя - желающих купить уценку всегда больше, чем её количество.

Моя приятельница, кроме пенсии, получает ещё и зарплату. Она хорошо понимает, что она - счастливчик на фоне многих других. Но даже ей денег хватает только на очень скромное питание и не более.

Копірайт зображення Яна Вікторова

А ещё - фрукты, грибы, зелень и овощи нам везут через станичанский мост. Да, буквально всё, что есть на прилавках местных овощных рядов, приходит к нам из Станицы. Казалось бы, пучок укропа или петрушки всего-то по 10 рублей (5 грн), кинза уже 50 рублей (25 грн), огурцы - до 200 рублей за килограмм (100 грн). И если брать эти цены в отдельности, они кажутся не такими уж пугающими, но любой поход на рынок выливается в 500 рублей как минимум. И это, конечно, стресс.

Копірайт зображення Яна Вікторова

Полкино сметаны, столько же сыра, сливочного масла и детский десерт-творожок обошлись в 480 рублей (240 грн) для меня.

Отойдя от витрины, я пересчитывала в уме - да, всё верно, так и есть, но ведь сумма потрачена только на молочные продукты, а это уже довольно много. И я хорошо понимаю, что предположить, что мы бы с мамой жили отдельно, и она обходилась бы только своей пенсией, невозможно. Я вижу тех, кто живёт так - это жизнь впроголодь, это тотальное чувство голода, это ограничение себя во всём кроме самого-самого необходимого. Это невозможность покупать себе не колбасы, нет! Это запрет на мороженое и печенье, на фрукты и просто качественные продукты питания.

Копірайт зображення Яна Вікторова

Впервые я заметила, что что-то поменялось, когда на первый после 2014 года день рождения мамы, я купила продукты, которые раньше покупала всё время для торжественных случаев. Только в этот раз продукты стали и подарком - подарком стал накрытый стол, на котором, по сути, не было ничего необычного - банка маслин, скумбрия, шампиньоны. Ни на торт, ни на алкоголь денег уже не осталось.

По отзывам моих знакомых и большинства коллег, денег хватает только на еду. Вся зарплата буквально проедается. Это заметно, когда люди в день получки спешат купить пару сосисок или немного конфет, и счастье, и горечь в эти моменты тесно связаны. А ещё у некоторых появилось совершенно новое состояние - хроническое чувство голода. Это никак не связано с эстетикой сервировки стола или разнообразием продуктов. Это то состояние, когда человек пытается есть впрок на случай того, что следующего приёма пищи может не быть. Роль играет количество пищи, её калорийность. И чувство сытости в этом случае даёт ощущении безопасности, комфорта и благополучия. Хотя бы на какое-то время.

Следите за нашими новостями в Twitter и Telegram.

Новости по теме