Блог историка: почему вокруг битвы под Крутами столько мифов

аскольдова могила Копірайт зображення UNIAN
Image caption "На Аскольдовій могилі поховали їх - тридцять мучнів українців, славних, молодих", - писал Павло Тычина. Но правда ли это?

Бой под Крутами, 100-летие которого мы отмечаем сегодня, был не просто эпизодом вооруженного противостояния между УНР и Россией. Он стал легендой, одним из символов Украинской революции.

Следует отметить, что ситуация конца января 1918 года на самом деле до боли знакомая - войско соседнего государства движется на украинские земли, украинцы защищаются.

Можно напомнить об историческом значении боя под Крутами: он на четыре дня приостановил движение российских оккупантов в направлении Киева, и это выигранное время позволило нашим дипломатам подписать Брестский мирный договор с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Османской империей, который, среди прочего, признал УНР независимым, равноправным государством.

Вместе с тем, бой под Крутами - едва ли не самая мифологизированная страница истории Украины ХХ века.

Почему так произошло?

Во-первых, из-за нехватки документов о численности войск, ходе событий, количестве потерь и т.д. - главным информационным источником служат воспоминания.

Хорошо, когда они дополняют сухие архивные материалы живыми подробностями, интересными эпизодами. Однако очень опасно для понимания общей картины, когда мемуары - вещь субъективная по определению - становятся единственным информационным источником.

Во-вторых, из-за длительного запрета этой темы в советской Украине.

Воспоминания участников событий и публицистические разведки публиковались исключительно в эмигрантских зарубежных изданиях. С приходом независимости эти материалы в Украине стали перепечатывать без критического к ним отношения.

Поэтому едва ли не главным источником информации о событиях Крут оказалась работа Дмитрия Дорошенко "История Украины. 1917-1923", написанная в 1930 году в Берлине.

Переизданная несколько раз в независимой Украине, она, к сожалению, содержит немало искажений, служа и сейчас основным источником размышлений об этом бое.

Краткая история мифотворчества

Во время перезахоронения погибших героев Крут в Киеве 19 марта 1918 года кто-то из ораторов, произнося прощальное слово, эмоционально провел параллель с 300 спартанцами при Фермопилах.

Это меткое сравнение потом неоднократно цитировали, и впоследствии сложилось представление, будто 29 января 1918 года вооруженным большевикам противостояли 300 студентов, и все они погибли. Сами же Круты стали называть (и до сих пор называют) "Украинскими Фермопилами".

Копірайт зображення Станислав Цалик
Image caption В стихотворении "Под Крутами" (1931) Олесь Бабий вспоминает "триста юных, смелых", представляет, что все они погибли ( "пали триста") и сравнивает ситуацию с Фермопилами

На самом же деле железнодорожную станцию ​​Круты защищали:

  • 250 (по другим данным - не менее 400) старшин и курсантов Первой украинской военной школы им. Богдана Хмельницкого;
  • 114 (или 130) добровольцев 1-й сотни куреня студентов Сечевых Стрельцов (среди них - студенты университета Св. Владимира, ученики гидротехнической школы, ученики врачебной школы и т.д.);
  • 60 воинов Куреня смерти;
  • 80 бойцов черниговского вольного казачества;
  • кавалерийский отряд.

Следовательно, было 500-600 защитников.

Вымысел о том, что под Крутами не было украинского войска, а станцию ​​защищали только студенты, первым распространил Дмитрий Дорошенко в 1921 году в очерке "Памяти павших под Крутами".

Он назвал причиной их гибели то, что офицеры сбежали с поля боя. И обвинил в смерти молодых патриотов высшее руководство УНР.

С обвинением более или менее понятно: оказавшись в изгнании, украинские политики начали искать причины поражения революций. И, соответственно, виновников.

Дмитрий Дорошенко, бывший министр иностранных дел в правительстве гетмана Павла Скоропадского, имел свои счеты с руководителями Центральной Рады.

Между тем, российские большевики напали на станцию ​​Круты, имея 6-7 тысяч штыков, то есть - по меньшей мере - десятикратное численное преимущество. Даже при таком соотношении сил наши бойцы держали оборону пять часов. Причиной отступления стали недостаток патронов и угроза окружения.

Кроме того, два офицера не "сбежали", а отбыли в Нежин (существенно: еще до начала боя), чтобы усилить ряды защитников Крут украинизированным полком им. Т. Шевченко. Это им не удалось.

Мифотворчество о Крутах не утихало в диаспоре и в 1930-е годы, когда бой начали воспевать поэты и публицисты, несмотря на нехватку информации об истинном ходе событий.

Точная дата боя на тот момент не была известна - то ли 29 января, то ли 30-го. Даже год иногда представляли как 1919-й.

Интерес к подвигу героев Крут усилился во время Второй мировой войны - он воспринимался как своеобразная параллель с борьбой ОУН-УПА против красных.

Появились даже выдумки, будто герои Крут принадлежали к Галицко-Буковинскому куреню Сечевых стрельцов, а на станцию ​​Круты их направил лично Евгений Коновалец.

Фотографические сюрпризы

Долгое время считали, что похороны героев Крут - многолюдная процессия по киевским улицам 19 марта 1918 года - зафиксирована на фотографиях, опубликованных львовским (в то время зарубежным) иллюстрированным журналом "Летопись Красной Калины" в 1931 и 1932 годах.

По крайней мере, редакционные подписи не оставляли никаких сомнений - провожают в последний путь именно героев Крут.

Недавно выяснилось, что эти фотографии на самом деле показывают другое массовое шествие - похороны жертв большевистского террора, которые состоялись в столице чуть раньше, 10 марта 1918 года.

Копірайт зображення Станислав Цалик
Image caption На этой фотографии, несмотря на журнальную подпись о Крутах, изображено другое событие - похороны киевских жертв большевистского режима. "Летопись Красной Калины", №3, 1932 год, с. 18
Копірайт зображення Станислав Цалик
Image caption Другое фото той же самой публикации показывает настоящие похороны героев Крут. Две разные траурные процессии журнал ошибочно объединил в одну. "Летопись Красной Калины", №3, 1932 год, с. 18

А вот некоторые другие фотографии, которые "Летопись..." подала как траурное шествие 10 марта, оказались, наоборот, именно фотографиями похорон героев Крут 19 марта.

И, кстати, в вопросе о месте последнего упокоения защитников тоже рано ставить точку.

Казалось бы, общеизвестно: похоронены в Киеве на Аскольдовой могиле. Об этом напоминает и хрестоматийное стихотворение Павла Тычины "Памяти тридцати" ("На Аскольдовій могилі поховали їх…"), написанное в том же марте 1918-го.

Но несколько лет назад нашлись фотографии, по которым можно сделать вывод: 25 погибших под Крутами похоронили в братской могиле на Новом Братском кладбище на Печерске, которое основали несколькими годами ранее именно как военный некрополь.

Копірайт зображення Станислав Цалик
Image caption Похороны героев Крут на Новом Братском кладбище в Киеве. В журнальной подписи не указан некрополь и искажена дата - это произошло не 10 марта, а 19-го. "Летопись Красной Калины", №2, 1931 год, с. 5

Еще двоих героев похоронили на Аскольдовой могиле - на семейном участке одного из них.

Памятные таблички

Итак, в этой теме предостаточно тайн и - в будущем - неожиданностей.

Кстати, хорошо бы отметить в Киеве памятными табличками места, связанные с героями Крут.

Например, в Педагогическом музее, в вестибюле которого добровольцы записывались в Курень студентов Сечевых Стрельцов.

Также в Военном институте телекоммуникаций и информатизации (ул. Московская, 45/1) - там находилась Первая украинская военная юношеская школа имени Богдана Хмельницкого, старшины и курсанты которой приняли участие в бою под Крутами.

Памятная табличка уместна и на Лукьяновском кладбище, где ныне покоятся два героя Крут - Владимир Шульгин и Владимир Наумович (их останки были перенесены в 1930-е годы из Аскольдовой могилы). А еще - на месте давно существующего Нового Братского кладбища.

Копірайт зображення Станислав Цалик
Image caption Так выглядело кладбище на Аскольдовой могиле, когда там похоронили двух героев Крут. Открытка с фотографии киевского фотоателье Гудшона и Губчевского (ул. Прорезная, 23)

Новости по теме