Архивы ЦРУ: как Красная армия искала укрытия УПА

Криївка
Image caption Автор рапорта пишет о бункерах, однако сами повстанцы большую часть подземных укрытий называли крыивками

Украинские подпольщики обустраивали подземные убежища, в которых на протяжении нескольких месяцев тренировались, отдыхали и готовили еду. А в некоторых таких укрытиях на протяжении года безотлучно работали печатники.

Военнослужащие Красной армии и "МВД" безуспешно прочесывали западноукраинские леса в их поисках. И только специально подготовленные сотрудники позже обнаруживали хранилища "методом проникновения одного человека", - говорится в недавно обнародованном рапорте ЦРУ, датированном апрелем 1950 года.

Согласно документу, каждый год на протяжении некоторого времени члены Организации украинских националистов (ОУН), службы безопасности (СБ), бойцы Украинской повстанческой армии (УПА), руководители из Украинского главного освободительного совета (УГОС), представители Красного Креста, финансовых и пропагандистских отделов жили в бункерах.

Так уповцы называли убежища для членов командования, в то время как большую часть подземных укрытий - крыивками. Автор документа использовал только слово "бункер".

В бункерах жили только их копатели

Для подземным укрытий подпольщики выбирали место подальше от поселений или дорог. Первые убежища, как правило, обустраивали возле рек, где было удобно скрыть следы. После того, как советские агенты раскрыли эту хитрость, руководство УПА упразднило любые инструкции, доверив командирам самостоятельно выбирать локацию.

Копірайт зображення Літопис Української Повстанської Армії
Image caption Схема из книги "Летопись Украинской Повстанческой Армии, том 38, Петр Потичный, "Архитектура резистанса: крыивки и бункеры УПА в советских документах", Торонто-Львов, Издательство "Летопись УПА", 2002 год

Бункер, рассчитанный на семь-девять человек, подпольщики обычно строили в течение трех недель. Это делали только его будущие обитатели, сказано в рапорте, чтобы обеспечить надежную конспирацию.

Подземные укрытия в открытом поле маскировали с помощью травы, кустарников, земли из крестьянских угодий. Под маскировочным слоем заливали асфальт или цемент. Такой потолок удерживал перекрытие из жердей, расположенное над конструкцией бункера.

В бункерах готовили еду в безлунную ночь

Автор рапорта описывает интерьер крыивки, в которой обитали подпольщики зимой 1946-1947 годов: "Типовое убежище состояло из одной комнаты длиной пять и шириной четыре метра".

Бойцы УПА, продолжает он, попадали вовнутрь через квадратный туннель, на входе которого был установлен тщательно замаскированный травой деревянный люк.

"В убежище находились: стол с керосиновой лампой, два стула, несколько бочек с едой, сундук с оружием и амуницией, печка и деревянная конструкция, разделенная на двенадцать коек", - говорится в отчете.

Документ ЦРУ подчеркивает - подпольщики стряпали в безлунную ночь, чтобы их не "выдал" дым над бункером, тогда же и грелись до следующего приготовления пищи.

Для вентиляции предусматривались специальные отдушины, которые также маскировали травой или в стволах деревьев.

Подпольщики обедали ночью

В бункерах подпольщики обосновывались в декабре-январе и находились там, пока на земле лежал снег. Убежища обустраивались как для бойцов УПА, которые покидали их весной, так и для печатников и других специалистов, которые жили там весь год.

Копірайт зображення Літопис Української Повстанської Армії
Image caption Схема крыивки, обнаруженной в 1947 году в селе Пнивье Золотниковского района Тернопольской области

Автор рапорта указывает, что обитатели укрытий спали в промежуток между пятью часами утра и тремя часами дня. После завтрака подпольщики занимались изучением различных дисциплин: военной истории Украины, политологии, партизанских методов войны, учились ориентировке на местности.

В полночь бойцы УПА обедали, а за час до сна - ужинали.

Каждое лето пятьдесят подпольщиков проходили курс первой медицинской помощи. Поэтому, как правило, один из обитателей бункера владел этими навыками. Если же таковых не было, то больных или раненых спасали как могли и как знали. Независимо от обстоятельств, их оставляли внутри до весны, ведь идти за помощью в ближайшее село было слишком опасно.

Бункер покидали в течение получаса

Иногда бойцы УПА охраняли укрытие, сообщает американский сотрудник и описывает рекомендации на случай появления "незваного гостя".

Ему читали лекцию о советском режиме, а потом отпускали, если подпольщики знали этого человека. Если же с гостем знакомы не были, он удерживался в бункере до точного установления личности.

Агентов ликвидировали, а раскрытое убежище покидали.

В некоторых бункерах предусматривался экстренный выход через специальный туннель. Подпольщики забирали все бумаги, печатный материал, оружие и, если позволяло время, еду. Десять обитателей покидали однокомнатный схрон в течение получаса.

Затем закапывали вещи и необремененные лишней ношей искали место для обустройства нового убежища.

Бункеры могли найти сцпециально подготовленные люди

В конце Второй мировой леса прочесывали части Красной армии, которых легко замечали бойцы УПА.

Однако автор рапорта ЦРУ совсем не упоминает о войсках Народного Комиссариата внутренних дел (НКВД).

Военных, боровшихся с УПА, он обозначил как "отделы МВД" (Министерства внутренних дел, то есть милиции), а также обмолвился о "специальных подразделениях".

Image caption Макет из музея в Костополе Ровенской области

Документ описывает, как летом 8 тысяч советских сотрудников искали 700 бойцов УПА в небольшом лесном массиве. Мобильные подпольщики, следуя за тремя лесниками, легко заманивали "отряды МВД" в ловушки и организовывали засады.

Понеся большие потери, советская власть перешла к новому способу борьбы - методу "проникновения одного человека", говорится в отчете ЦРУ.

Для сбора любой информации такого человека отправляли на территорию, где предположительно действовали подпольщики. Эти люди долгое время входили в доверие к местному населению.

Копірайт зображення Літопис Української Повстанської Армії
Image caption Подобные схеме шли под грифом "совершенно секретно"

Автор рапорта немного ошибается, ведь еще во время войны советские партизаны внедряли своих агентов в ряды подпольщиков - этот метод не был новым.

Кроме того, согласно его данным, при "управлении МВД" в Киеве действовало подразделение, специализирующееся на обнаружении бункеров. А отряд в Дрогобыче владел информацией о 66-ти схронах различных видов.

Здесь ЦРУ также ошиблось, ведь подпольщиками тогда занималось Министерство государственной безопасности (предшественник Комитета государственной безопасности - КГБ).

Поляка подставили, чтобы узнать о расположении бункера

Советские спецслужбы тщательным образом искали крыивки. Например, обнаружив убежище вблизи реки, они внимательно обследовали все близлежащие водоемы.

Далее доклад спецагента ЦРУ содержит информацию о западно-украинском регионе, который охватывал 15 сел. По предварительной информации, там было хорошо организовано подпольное движение.

По его словам, в лесу советские агенты задержали молодого поляка, который недолюбливал украинцев. Неделю они подчивали его вином и едой, а затем поручили молодому человеку разузнать что-либо о подпольщиках. Однако это не принесло желаемых результатов.

Image caption Печатники и другие специалисты могли жить в убежище круглый год

После этого советские агенты ограбили несколько сельских домов и пустили слух о том, что это сделал поляк.

Молодой человек убежал в лес. Вскоре он встретил двух бойцов УПА и сообщил им, что в селе находятся "военные МВД". Подпольщики поблагодарили и ушли, а поляк бесшумно последовал за ними. В одном месте он заметил, что их следы исчезли.

На следующий вечер место окружили военные. Вскоре состоялся бой, в результате которого погибли четверо уповцев и шесть советских военных.

Так заканчивается рапорт о бункерах УПА, который вместе с другими недавно обнародованными документам ЦРУ демонстрирует масштабы украинского подпольного движения.

Новости по теме