Шевченковскую премию получит Эмма Андиевская: кто она?

Емма Андиевская Копірайт зображення Wikimedia

Шевченковский комитет присудил высшую литературную премию Украины Эмме Андиевской.

Она - автор сложных стихов и авангардистских романов, которые поражают сюрреалистической образностью и мистическими подтекстами. Писательница, которая никогда не боялась преодолевать условности.

Ее картины поражают невероятным фантазийным сочетанием красок и форм. Ее романы требуют постоянной готовности продираться сквозь странное пространство синтаксических аномалий. Ее стихи просто заставляют переосмыслить слово, поставленное в совершенно новый контекст. Эмма Андиевская всегда приглашает в неизвестные миры, все, к чему она прикасается, поворачивается невиданными гранями.

Знакомство с творчеством писательницы лучше, пожалуй, начинать с ее сказок и притч. Например, с замечательной притчи о рыбе, которая родилась с умением говорить. Ничего, кроме недоразумений и бед, этот дар ей, конечно же, не принес. Родители стеснялись и все надеялись, что ребенок, даст Бог, перерастет. Ровесники презирали и травили.

А произносить слова было так приятно, так радостно! К тому же, они цветными пузырьками двигались сквозь воду и исчезали где-то вверху, заставляя подумать о других, недоступных, но манящих мира.

В конце концов это аномальное существо так надоело рыбьей общине, что его попросту силой выбросили на берег. И вот в этом, как будто непригодном для полноценного существования пространстве, наша героиня обнаружила, что не все соблюдают обет молчания.

Говорящая рыбка подружилась с неразговорчивым рыбаком, которому нравилось слушать ее фантастические рассказы о подводных приключениях и чудесах. Приглашенная в гости, она даже решилась прийти в человеческий дом, но хозяйка моментально бросила ее на горячую сковородку. Для чего же еще нужна рыба, как не для блюда?

Не очень оптимистический сюжет о том, как сложно утвердить себя и отстоять собственную непохожесть и даже уникальность, как не поддаться принуждению, не закоснеть в болоте стереотипов и не утонуть в волнах непрестанно тиражируемой лжи. Это история о том, как сложно плыть против течения.

Эмма Андиевская в этом умении все-таки непревзойденная. Ее выбор (как, впрочем, всех великих художников) всегда продиктован собственными предпочтениями, собственными ценностными приоритетами. Сама художница утверждает, что ей некогда обращать внимание на помехи и препятствия, потому что все, что хотелось бы сделать, требует нескольких жизней.

Эта женщина обладает невероятной отвагой. Свой первый, еще совсем детский решительный выбор она объясняет простым сочувствием.

Андиевская родилась в Сталино (так тогда назывался Донецк) в 1931 году. Казалось бы, ее национальная идентичность определена самим местом и временем рождения. О хорошем русском произношении девочки заботились настолько усердно, что даже специально подбирали нянь с правильным акцентом.

А в шесть лет родители привезли ее сначала в Вышгород, а потом в Киев. И произошел решительный перелом. Ребенок впервые услышал украинский язык и открыл для себя, что носителей этого языка, несмотря на повсеместные разговоры о равенстве и братстве народов, считают людьми второсортными.

Как объясняет Эмма Андиевская, она выбрала (на всю жизнь!) этот униженный язык и национальную идентичность в первый раз из чувства протеста. Из детского сострадания к униженным.

Копірайт зображення Ukrinform
Image caption Картина Эммы Андиевской на выставке в Чернигове 2007

В 1943-м ее мама с детьми, потеряв мужа, которого забрало НКВД, выезжает в Германию. И здесь будущая писательница как раз и оказывается в обществе, где эти невероятные разговорчивые рыбы иногда водились.

Художественные авангардистские эксперименты были знаком нашей эмиграционной литературы второй половины сороковых. Им всем доставалось от критиков. Их в основном плохо воспринимали читатели. В конце концов, отечественные писатели ХХ века долго были отлученными от мировых эстетических процессов. И такая вынужденная изоляция обрекала на консерватизм, плетение в хвосте, боязнь нового. Ведь за один только отказ от знаков препинания (на это решились отдельные западные авторы) могли навсегда пригвоздить к позорному столбу!

Андиевская не устает говорить, что для нее важна не внешняя посторонняя оценка, а свобода самовыражения. Рассказывает о неусыпном демоне, который заставляет ее постоянно работать. Признается, что ее любимое занятие - всю жизнь проходить сквозь стены.

Так, ее ассоциации сложные, прихотливые, за ними трудно уследить. Но и открывают они много - тот самый небудничный опыт путешествий сквозь кем-то возведенные преграды, опыт нарушения запретов и предписаний.

Около 9000 картин, четыре романа, 30 поэтических сборников, книги малой прозы ... Кажется, ее работоспособность можно объяснить разве что ею же отстаиваемой теории так называемого круглого времени, когда прошлое, настоящее и будущее накладываются друг на друга и взаимонасыщаются.

К тому же, не унаследовав, по ее ироничному сокрушенному признанию, алмазных рудников, она должна зарабатывать на хлеб насущный. Именно благодаря той ее многолетней работе на Радио "Свобода" мы о ней еще в советскую эпоху знали - по голосу, а не по мало тогда доступным ее текстам.

Несмотря на то, что обстоятельства все же много значат для развития таланта, никакие границы и железные занавесы не могут полностью разделить культурное пространство. И когда проходит первое читательское удивление невероятностью ее метафорики, ее образности, ощущается выразительнее сходство ее поэзии с поэзией украинских шестидесятников. В частности, с поэтами эмиграционной Нью-Йоркской группы.

Ее выбор - это выбор "зрячести", права на самостоятельное познание мира. Не об этом ли "Малый монолог Прометея" Эммы Андиевской:

Я проміняв на скелю всі висоти.

Увесь Олімп із відсвітом доричним.

Орел зробив мене - на всю печінку - зрячим.

А еще писательница настаивает, что Провидение не любит ленивых. Каждый рождается с каким-то даром и ответственный за то, чтобы не запустить свой талант.

Ее собственный пример не оставляет сомнений в справедливости этой замечательной максимы.

Новости по теме