Блог историка: 1923 год. Парадоксы первой украинизации

  • Станислав Цалик
  • Писатель, краевед
плакат
Підпис до фото,

Украинских газет и журналов стало значительно больше. Плакат. Художник ЕМ [Евгений И. Мэй], 1924 год. Национальная библиотека Украины имени В. И. Вернадского

1 августа 1923 года, 95 лет назад, началась первая волна советской украинизации. В тот день ВУЦИК - предшественник Верховной Рады - совместно с Совнаркомом (тогдашним правительством) приняли постановление "О мерах обеспечения равноправия языков и о помощи развитию украинского языка".

Первая "ласточка" нового курса появилась еще 27 июня в виде правительственного декрета "О мерах в деле украинизации школьно-воспитательных и культурно-образовательных учреждений".

Підпис до фото,

Сообщение о предстоящем увольнении служащих, которые не выучат украинский язык. Из газеты "Известия Одесского Губкома, Губисполкома и Губпрофсовета" (Одесса, Маркса, 8), август 1923 года

Оно предусматривало обязательное введение украинского языка во всех школах и учреждениях культуры.

Вместе с тем парламентско-правительственное постановление, принятое 1 августа, положило начало украинизации органов государственного управления.

В постановлении называли неприемлемым равенство двух самых распространенных в республике языков - украинского и русского.

Равенство объявили три года назад, в 1920 году, постановлением того же ВУЦИК - оба языка официально получили государственный статус.

Отныне языковой паритет отменен. Предусмотрены многочисленные мероприятия, которые должны сделать украинский единственным языком в центральных государственных органах. А также в органах местной власти. Однако не во всех - только там, где украинское население составляет большинство.

В местностях, где украинское население не имеет большинства, украинский будет функционировать параллельно с языком одной из нацменьшинств. Эта норма будет охватывать 12 национальных районов и 572 национальных сельсовета, а также образовавшуюся в 1924 году Молдавскую автономную республику.

Курсы и санкции

Автор фото, UKRINFORM

Підпис до фото,

Председатель Народного секретариата, один из лидеров КП (б) У и главный инициатор украинизации Николай Скрипник

Наркомпрос открыл языковые курсы для чиновников.

Те, кто владели украинским только на начальном уровне, должны были посещать трехмесячные курсы, а кто вообще его не знал - девятимесячные. В конце обучения слушатели сдавали экзамен.

Кроме того, парламентско-правительственное постановление предусматривало санкции.

В частности, запрещали брать на работу в органы власти людей, которые не владеют в совершенстве украинским и русским одновременно. Тем, кто уже работает во властных структурах, установила срок - год. Кто не овладеет украинским языком до 1 августа 1924 года, будет уволен.

Кроме того, ввели институт инспекторов по украинизации. Предоставили им полномочия без предупреждения появляться с проверкой в ​​любом государственном учреждении и выяснять два момента. Осуществляется ли делопроизводство на украинском? И общаются ли сотрудники на украинском?

Никто не наказывал

Підпис до фото,

"Закрытые" сведения о неудовлетворительном состоянии украинизации в комсомоле. Источник "Обзор состояния ЛКСМУ к IX съезду КП(б)У". Харьков, 17 ноября 1925 года. Информационно-статистический отдел ЦК КП (б) У, гриф "Секретно".

Пропустити подкаст і продовжити
подкаст
Що це було

Головна історія тижня, яку пояснюють наші журналісти

Випуски

Кінець подкаст

Несмотря на указанные санкции, посещаемость языковых курсов оказалась низкой. Ведь никого из управленцев не обязывали направлять туда подчиненных, не владеющих украинским.

Мелкие чиновники, записавшиеся на курсы по собственному желанию, увидели, что их начальство безразлично к новым веяниям - и прекратили заниматься. В результате курсы украинизации заканчивали менее 15% тех, кто начинал ходить.

Была еще одна причина невысокой посещаемости

"Много глупостей делают, - отметил в отношении работы курсов академик Сергей Ефремов. - Обучают не столько языку, сколько грамматике и всяческим хитростям грамматикальным, пишут диктанты, забивают головы правописными мелочами, к тому же не устоявшимися".

Иногда количество слушателей была настолько маленьким, что курсы закрывали.

Между тем руководители государственных органов продолжали брать на работу тех, кто не владел украинским языком. Никто их за это не наказывал.

В рабочих кабинетах также не спешили переходить на украинский.

Один языковой инспектор докладывал, что когда он инкогнито посетил какое-то учреждение, все, работающие там, чиновники говорили по-русски. И только когда они поняли, что имеют дело с инспектором, быстро перешли на украинский. На каком языке они продолжили общение, когда инспектор ушел, можно только догадываться.

В этих обстоятельствах конечная дата полной украинизации регулярно переносилась: сначала определили 1 августа 1924 года, потом отодвинули на 1 августа 1925-го, далее назначили на 1 января 1926 года...

"Украинизация по декрету"

Почему же республиканские власти не контролировали выполнение собственных указов?

Сложно поверить, но требование начать украинизацию шло ... из Москвы. Там на XII съезде РКП(б) в апреле 1923 года провозгласили политику "коренизации". То есть привлечение коренного населения к участию в местном самоуправлении и предоставление их языку официального статуса.

В Украине эта политика приняла форму украинизации.

Тогдашнее руководство республики не одобряло требование Москвы. Например, первый секретарь ЦК КП(б)У Эммануил Квиринг опасался: "коммунистическая" украинизация может перерасти в "петлюровскую". Представитель поволжских немцев, он почти не говорил по-украински и руководствовался скорее стереотипами. Поэтому поддерживал украинизацию с определенными оговорками.

А второй секретарь Дмитрий Лебедь был ее врагом. "Сейчас не время бороться за полную украинизацию наших центральных органов", - настаивал он.

Кстати, российские пропагандисты обвиняют тогдашнюю Украину в "принудительной украинизации русского населения". На самом деле все было с точностью до наоборот: требовала именно Москва, а Харьков (тогдашняя столица Украины) оказывал сопротивление.

Первую волну украинизации - продолжалась до апреля 1925 года - люди называли "украинизацией по декрету". То есть "правильные" постановления власти принимали для галочки, а само дело бойкотировали.

Правда, директиву из Москвы не особо положительно восприняли и рядовые коммунисты республики - поддержка была на уровне 18%.

Поборники украинизации - Николай Скрипник, Владимир Затонский, Александр Шумский - были сосредоточены преимущественно в Совнаркоме.

Вместе с тем главные политические рычаги находились в ЦК КП(б)У.

За русский - взбучку!

Підпис до фото,

Государственное издательство Украины достигло наибольших успехов в деле украинизации. Плакат. Художник А. Страхов. Национальная библиотека Украины имени В. И. Вернадского

Конечно, нельзя сказать, что первая попытка украинизации 1923-1925 годов совсем ничего не дала.

Например, увеличилось количество школ с украинским языком обучения: с 50% в 1922 году до 78% в 1925-м.

За тот же период количество украиноязычных профшкол выросло с 2% до 22%, техникумов - с 16% до 31%, вузов - с 17% до 24%.

Определенных успехов достигли в издательском деле. Количество (если считать по названиям) книг на украинском языке увеличилось в республике с 31% до 40%, журналов - с 32% до 45%, газет - с 38% до 39%.

В органах центральной власти удалось украинизировать лишь 10-15% делопроизводства. Но и здесь наблюдались заметные сдвиги.

Если раньше во ВУЦИК неофициально существовала практика игнорировать письма на украинском языке и приходилось писать их на русском, то теперь наоборот - ВУЦИК дал нагоняй Академии наук за письмо на русском языке.

На местах же все зависело от региона. К примеру, в Киевской области значительную часть делопроизводства осуществляли на украинском языке. Вместе с тем уровень украинизации на Донбассе был практически равен нулю.

Следите за нашими новостями в Twitter и Telegram