Дневники из АТО: о чем пишут бойцы?

воины 90-го десантного батальона Копірайт зображення Руслан Боровик
Image caption В дневниках бойцы, воевавшие в Иловайске и донецком аэропорту, вспоминают своих погибших товарищей. На этом фото - воины 90-го десантного батальона перед выездом в новый терминал донецкого аэропорта. Двое из них позже погибнут

За последние два года в украинской литературе появился новый жанр - дневники бойцов АТО. ВВС Украина подготовила обзор нескольких таких книг.

Следует понимать, что это очень непростые тексты. Совсем не то чтиво, с которым приятно проводить беззаботные вечера в отпуске.

Но подобные дневники - уникальные рассказы участников событий новейшей истории Украины, которые еще надо осмыслить.

Александр Мамалуй "Военный дневник 2014-2015"

Воспоминания бывшего снайпера 93-й бригады, который до конфликта на востоке Украины был судьей Хозяйственного суда Харьковской области.

В своем дневнике Александр Мамалуй описывает, как и почему пошел служить весной 2014 года, как договаривался, чтобы его перевели из службы в военкомате в боевое подразделение, как готовился на снайпера и впервые попал на передовую.

Много внимания уделяется мотивации людей, которые пошли или не пошли воевать (вспоминает, например, "снайпера от бога", который был миротворцем в бывшей Югославии, но на передовую на Донбасс ехать отказался по идейным соображениям).

Копірайт зображення Александр Мамалуй
Image caption Александр Мамалуй был снайпером в 93-й бригаде, а позже служил с пограничниками

Летом 2014 года Александр Мамалуй был среди тех, кто брал Пески и Авдеевку на подступах к Донецку. Он воевал и в других горячих точках.

"В голове колонны вдруг вспыхивает перестрелка - и колонна сразу открывает шквальный огонь. Я не вижу, откуда по нам стреляют, но быстро ориентируюсь - замечаю, куда наваливают"наши: по стенам многоэтажки, напротив, гуляет пыль от попаданий. Открываю огонь и я: бью по раскрытым и выбитым окнам. Ваня-лейтенант высунулся из люка МТЛБ (многоцелевой бронетранспортер. - Ред.), набрасывает ВОГи (выстрелы из подствольного гранатомета. - Ред.) куда-то в сторону "зеленки".

В августе часть его товарищей во главе с комвзвода Андреем Ольховским направили на усиление в Иловайск. Несколько сообщений в дневнике от 20-х чисел августа 2014 года заканчивается словами "с группой Ольховского связи нет..." Позже окажется, что это подразделение снайперов 93-й бригады погибло во время выхода из окружения.

Копірайт зображення Александр Мамалуй
Image caption Бойцы 93-й бригады на боевом задании

А в январе 2015 года Александр Мамалуй воевал на метеостанции донецкого аэропорта. Там силы АТО корректировали огонь артиллерии по формированиям сепаратистов, штурмовали терминалы ДАП. Саму метеостанцию ​​также обстреливали.

"Часто выстрелов не было слышно, только вдруг дзинннь, - ударила по радиолокационной вышке пуля! Дзинннь, - еще одна. Дзвяк, - а это, похоже, 12,7 прилетело (яблоко от крупнокалиберного пулемета. - Ред.). Бум! - пуля вошла в кабинку".

После 93-й бригады Александр Мамалуй был снайпером в пограничной службе, а сейчас вернулся к судейству.

"Пуля не знает, что ты неприкасаемый" - харьковский судья-снайпер

Роман Зиненко "Иловайский дневник"

Копірайт зображення Роман Зиненко

Автор - доброволец батальона "Днепр-1", который воевал в иловайском котле.

Из всех прочитанных, эта книга впечатляет больше всех.

Роман Зиненко детально описывает каждый день боев за Иловайск.

Копірайт зображення Роман Зиненко
Image caption Роман Зиненко (справа) с сослуживцем в Иловайске

Когда читаешь эту книгу, тебя не покидает ощущение приближающейся трагедии. И формируется оно уже с описания первых дней операции сил АТО в Иловайске, когда бойцы "Днепра-1", еще без боевого опыта, приближались к городу в летней тишине и наткнулись на машины с расстрелянными бойцами Нацгвардии:

"Толик и Богдан вернулись к машинам и рассказали, что видели в"зеленке": "Там полная... Много трупов". Вокруг царила гнетущая тишина, нарушаемая лишь единичными сообщениями по рации и шумом ветра в окружающей"зеленке".

Копірайт зображення AP
Image caption Бойцы АТО в иловайской школе, где они держали оборону в августе 2014 года

Роман Зиненко описывает конкретных бойцов своего подразделения, часть из которых в итоге погибает.

Но больше всего поражают сцены выхода из "Иловайского котла":

"Вслед за нами на расстоянии около 70 м неслась БМП, на которую мы не смогли сесть... В боевую машину пехоты справа по борту влетел снаряд. Мощный взрыв разбросал по броне бойцов в разные стороны, их тела разлетались на высоту от трех до пяти метров. Одновременно с ними вверх взлетела башня БМП и, поднявшись на несколько метров, упала на землю. Почти сразу с падением башни прогремел второй, более мощный взрыв. Скорее всего, сдетонировал боекомплект. Из открытого отверстия, там, где была башня БМП, взлетело тело одного из бойцов экипажа машины. Оно вылетело из подбитой машины так, будто невидимая рука вырвала его из недр БМП и подбросила высоко в воздух. Тело, словно тряпичная кукла, неестественно перевернулось в воздухе, и, падая вниз, повисло на высоковольтных линиях электропередач".

Копірайт зображення Роман Зиненко
Image caption Денис Томилович, командир взвода, в котором служил Роман Зиненко. Он - один из героев "Иловайского дневника", который постоянно поддерживал автора. Погиб при выходе из окружения

Самому Роману Зиненко удалось почти невредимым выйти из окружения и помочь выбраться из него раненым.

В интервью ВВС Украина он рассказал, что готовит второе издание книги, дополненное воспоминаниями бойцов других подразделений.

Позывной "Воланд" "Вальгалла-Экспресс"

Image caption Книга бойца "Азова" не лишена противоречивых моментов из-за радикальной позиции автора

Книга бойца "Азова", имя которого не указывается. Упоминается только, что он - один из активистов черниговского "Патриота Украины", участник противостояний на "Майдане" (был с группой "Нарния" в КГГА).

Автор критикует нынешнюю власть за нерешительность на фронте, считает Майдан 2014 года "незаконченной революцией", которую остановила бывшая "оппозиция", и не доверяет правоохранительным органам, которые работали еще в старой милиции. В книге есть много неоднозначных идей, которые распространены среди "азовцев".

Сам "Воланд" участвовал в боях за Мариуполь, Иловайск, Широкино. Так он вспоминает 13 июня, когда силы АТО взяли под контроль Мариуполь:

"Пусть сейчас говорят, что боя там такого не было (у нас потом будут и более серьезные бои в Иловайске, Марьинке, Широкино). Говорить легко, но почему тогда ни "Альфа", ни ВСУ, ни куча хваленых спецназовцев этого не сделали? Почему на штурм пошли 60 необстрелянных ребят вообще без военного опыта? Там был бой. Для каждого из нас это был бой с собой. Мы побороли страх... В этот день я снова поверил в людей, которые за высокие идеалы могут пожертвовать собой".

Копірайт зображення ЦК "Азов"
Image caption Бойцы "Азова" перед штурмом Широкино, февраль 2015

Следует отметить, что, по данным Минобороны, подразделения ВСУ принимали участие в боях за Мариуполь, в частности, это 72-я бригада.

Вывод "азовцев" из Широкино автор также не поддерживает.

"Азовцы" "Табака" и "Вихрь": пока границу не отвоюем - оружия не сложим

Валерия Бурлакова "Жизнь P.S."

Лера Бурлакова - доброволец, которая воевала в нескольких подразделениях (неофициальное "Карпатская Сечь", 93-ябригада), а сейчас командует минометным расчетом в 54-й бригаде.

В небольшой книге она описывает свои воспоминания о днях, когда в районе шахты "Бутовка" погиб ее жених - сапер-разведчик Анатолий Гаркавенко, позывной "Морячок".

"15:10. Ты сидишь на коленях около него. 200. Ноги оторваны. Целуешь в плечо. Греешь окровавленные пальцы дыханием. Целуешь эти пальцы. Только бы не отпускать. Диктуешь что-то медикам. Да. Да. Анатолий Гаркавенко. Слез нет".

Автор признается, что написать книгу ей посоветовал Семен Глузман - "писать, если пишется".

Копірайт зображення Лера Бурлакова
Image caption Лера Бурлакова прошла много горячих точек в зоне АТО, сейчас она - на Светлодарской дуге

В интервью ВВС Україна она рассказала, что "Жизнь P.S." - это фактически письма "Морячку" с первого дня, когда его не стало, с описанием того, что происходит на фронте.

Image caption В книге также опубликованы скрины из альбома, который Лера нарисовала "Морячку" на его последний день рождения

В дисклеймере книги указывается, что все деньги от ее продаж пойдут на помощь раненым бойцам и их семьям.

Сейчас подразделение Леры Бурлаковой воюет на Светлодарской дуге.

Игорь Орел "Хроника одного батальона"

Image caption Игорь Орел воевал в "Айдаре"

Книга общественного активиста из Кадиевки (бывший Стаханов), который в 2014 году служил в батальоне "Айдар".

Параллельно с боевыми действиями, в которых летом 2014-го "айдаровцы" в Луганской области играли ключевую роль, автор описывает и противоречивые эпизоды из жизни подразделения (мародерство, жестокое обращение с местными и пленными).

"Ночь с 15.07.14 на 16.07.14. Сепаров раздели, обыскали и закрыли в подвал. Позже пришли человек 10 бойцов и начали их выводить по одному, и старшина комендантского взвода начал их бить... Приговаривал, что это за брата, который погиб в Мариуполе, и плакал".

Чувствуется разочарование автора в том, что в 2014 году украинская армия так и не освободила подконтрольные сепаратистам районы Донбасса - родная для Игоря Орла Кадиевка осталась в самопровозглашенной "ЛНР".

Руслан Боровик "ДАП"

Копірайт зображення nt.org.ua
Image caption Альбом "ДАП" издан автором фото Русланом Боровиком при поддержке другого фотографа - Романа Николаева. Средства от его продаж поступают раненым "киборгам"

Это скорее фотоальбом с развернутыми комментариями, который снял боец 90-го аэромобильного батальона (сформирован при 95-й житомирской бригаде) Руслан Боровик.

Автор - фотограф, которому, по его собственным словам, больше нравятся пейзажи. Однако жизнь распорядилась так, что пришлось снимать военные будни, в частности, бои в донецком аэропорту.

Копірайт зображення Руслан Боровик
Image caption Руслан Боровик в новом терминале ДАП

Сначала в книге идут фотографии Полесья - живописной местности вблизи полигона, где проходило обучение мобилизованных. Постепенно появляются фото техники и полевых казарм. Дальше - фото учений и отдыха недавно мобилизованных бойцов, ребята спят, веселятся, готовят шашлыки.

А потом начинаются их портреты уже на Донбассе, перед выездами в новый терминал ДАП. В большинстве - описание того, как боец был ​​ранен или убит и что с ним сейчас.

"Позывной"Купол"... Еще до отправки в аэропорт Макс поймал в правую руку пулю снайпера. Перевязали, так и уехал, так и воевал. В дальнейшем в терминале получил серьезное ранение, потерял глаз. Кроме того, у него потеря краткосрочной памяти, дезориентация в пространстве, глубокий невроз - тревожно-депрессивное расстройство. Ему снятся кошмары, он все время готов в атаку и горюет по собратьям. Для Макса война уже закончилась... "

А на фото он изображен еще здоровым - задумчиво смотрит куда-то перед собой в полной боевой экипировке.

Копірайт зображення Руслан Боровик
Image caption Боец с позывным "Купол"

Также в книге есть описание двух ротаций в аэропорту, в которых пришлось побывать Руслану Боровику (вторая началась 16 января, а 22-го оборона нового терминала прекратилась).

Копірайт зображення Руслан Боровик
Image caption Слева - Игорь Брановицкий, который погибнет в плену сепаратистов после падения ДАП. Справа - Иван Лесников, умрет от ранений, полученных в Песках. Овчарка "Тайсон" рядом с ним также погибнет в зоне АТО от вражеской пули. Воспоминания о них остались на фото Руслана Боровика

При неудачной попытке деблокирования ДАПу и штурма позиций сепаратистов автора тяжело ранили.

Последние дни обороны нового терминала Руслан Боровик уже описывает со слов товарищей.

Дмитрий Якорнов "То АТО"

Image caption Через иронический подход автор книги "То АТО" на самом деле выявляет и серьезные проблемы армии, в частности пьянство

Нетиповая книга, как для этого обзора, но и такие дневники, очевидно, имеют право на существование.

За юмор ее сравнивают с "Похождениями бравого солдата Швейка" или советским фильмом "Женя, Женечка и "Катюша".

В своем дневнике Дмитрий Якорнов в иронической манере описывает будни армейской подготовки, которая и сейчас часто не лишена абсурдных моментов.

Image caption Дмитрий Якорнов отмечает, что никоим образом не собирался кого-то обидеть своим дневником, а только описывал будни мобилизованных четвертой волны

"Насяльник (так автор называет командиров. - Ред.) говорит о необходимости постоянно ходить с автоматом и с пристегнутым рожком. Все, у кого чего-то нет, бегут снаряжаться. Прибегаю - магазин не фиксируется! Сосед пробует, потом говорит: да у тебя же фиксатор выломан! Показываю офицерам - идет шу-шу: "никогда такого не видел", "а что - такое бывает?", "да вы посмотрите на Диму - он и ствол скоро об косяк погнет, случайно", "Дима, ты что, не тем боком магазин совал..", "это же... магазин - менять надо". Я:"Вообще в автомат ничего не совал!" Насяльник прерывает:"Дима, с тобой как в анекдоте: то свисток бракованный, то акула глухая! Ты из 20-ти стульев тоже на бракованный садишься - как Пьер Ришар?"

В интервью ВВС Украина автор сознает: "Эта граница между тем, о чем можно шутить и о чем нельзя, для меня была очень важна. Я пытался никого не обидеть... Если бы за время моей службы у нас была бы какая-то сложная ситуация, трагические события, то понятно, что я бы об этом не шутил".

Новости по теме