Что делать с минским процессом после Авдеевки?

Солдат зі зброєю Копірайт зображення Getty Images

Эскалация боевых действий в Авдеевке Донецкой области снова дала повод для заявлений о неэффективности минского процесса в урегулировании кризиса.

С одной стороны, представители украинских властей, а также западные лидеры говорят, что альтернативы "Минску" нет. С другой - в экспертных кругах звучат заявления о том, что минский формат переговоров не только исчерпал, но и дискредитировал себя.

ВВС Украина поинтересовалась у украинских и российских экспертов, какими могут быть альтернативы минского формата в 2017 году?

Борис Парахонский, эксперт Национального института стратегических исследований при президенте Украины:

Несмотря на большое количество заявлений, альтернатив минскому формату нет, это не значит, что их не нужно искать. Говорить, что "альтернативы "Минску" не может быть" - нелогично, учитывая то, что не один год подряд мы не наблюдаем сдвигов, а наоборот, имеем дело с нарушением Минских договоренностей.

Мне кажется, очень эффективным был бы формат, предусмотренный Будапештским меморандумом о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия. (Документ, подписанный в 1994 году Украиной, США, Британией и Россией о статусе государства Украина и гарантии ее территориальной целостности. - Ред.)

Лидеры этих государств, с участием России или без, должны собраться и отработать механизмы в соответствии с гарантиями, которые они предоставили в свое время Украине. Я не имею в виду новое соглашение, речь идет о существующем соглашении, которое предоставило Украине гарантии. Меморандум предусматривает, что в случае нарушения этих гарантий страны-подписанты должны собраться и провести консультации. За почти три года с начала эскалации конфликта и аннексии Крыма это почему-то не было сделано.

Аргумент "Россия не хочет, поэтому такая встреча не является целесообразной", считаю неприемлемым. Такая позиция больших держав выглядит странной, ведь речь идет не только об интересах Украины, но и о пренебрежении международным правом со стороны одного из подписантов меморандума, о безопасности в регионе, в том числе ядерной.

Возможно, украинской дипломатии не хватает настойчивости, чтобы поднять этот вопрос на международных площадках?

На международном уровне Россия фактически признана оккупантом в Крыму, это зафиксировано в резолюции ООН. Пришло время признать агрессию на востоке Украины. Но для этого также требуется согласие больших держав, их политическая воля и решительность. А сейчас все выглядит так, что Украина является заложницей нерешительности западных стран. Как результат, мы имеем Авдеевку.

Копірайт зображення darka olifer
Image caption Леонид Кучма неоднократно заявлял о желании покинуть Контактную группу по урегулированию кризиса на Донбассе

Аркадий Мошес, директор российских программ Финского института международных отношений:

Я неоднократно говорил о том, что минский формат был и остается неэффективным. Однако дело не в самом формате, а в подписанных соглашениях. Невозможность выполнения этих договоренностей была очевидна.

Невыполнение их сразу же после вступления в силу не имело каких-либо последствий. И тем самым была создана возможность для дальнейшего невыполнения всеми сторонами "Минска-2". Здесь нет никаких сюрпризов.

Однако на сегодняшний день следует понимать, что контекст, в котором идет минский процесс, серьезно изменился. К Минским соглашениям юридически привязана политическая позиция Евросоюза. Поэтому, демонтируя "Минск", можно получить только осложнение ситуации. К сожалению, все это не дает каких-то перспектив, однако дает хотя бы какую-то основу, "reference point" ( "точка отсчета", англ. - Ред.), и это следует учитывать.

Второе, что изменилось, - последние события в США.

На сегодняшний день я не вижу возможности серьезно анализировать изменение формата переговоров, поскольку позиция Белого дома в отношении событий в Украине неясна. Если предыдущая администрация Белого дома не изъявила желания подключиться к минскому процессу, то нынешняя во главе с Дональдом Трампом может этого вообще не хотеть, и ее вмешательство может оказаться контрпродуктивным.

Есть смысл держаться за то, что есть, поскольку это также является позицией Европы. С другой стороны, Украина должна в очередной раз попытаться разъяснить важность и правильность своей позиции новой администрации США на двустороннем уровне. А также внимательно следить за тем, что происходит на линии США-Россия.

Image caption Российские власти отрицают присутствие российских военнослужащих на территории Донбасса

Андрей Кортунов, директор Российского совета по международным делам:

Сказать, что минский процесс ничего не дал, было бы несправедливо. Когда соглашения принимались, они позволили, если не остановить, то значительно уменьшить интенсивность боев.

Но сейчас понятно, что ситуация зашла в тупик. Очевидно, что нужна большая гибкость в выполнении соглашений, в очередности тех или иных шагов, ведь Киев не может пойти на конституционную реформу в части особого статуса Донбасса. С другой стороны, трудно ожидать, что Россия будет готова сдать все, чего она достигла за время "Минска" и принять украинские требования модальности и последовательности выполнения соглашений.

Думаю, что стоит говорить не о принципиально новом формате, а о возможной модификации нынешнего. Было бы неплохо, если бы к минскому формату присоединились США, которые все же вовлечены в решение конфликта, или страны, имеющие наибольшие интересы в урегулировании конфликта, например, Польша. Также ЕС мог бы быть представлен на уровне верховного комиссара ЕС. Не совсем правильно, что ЕС как организация в этих переговорах не участвует, ведь проблема - общеевропейская.

Это бы добавило минскому процессу надежности, потому что после выборов во Франции, Германии, которые сейчас являются участниками контактной группы, неизвестно, как будут развиваться события.

Александр Самарский, дипломат, эксперт Центра исследований России:

Я согласен с теми критиками, которые считают Минские договоренности дипломатическим поражением Украины. Поражение заключается в признании России посредником в деле достижения мира, а не агрессором, в принятии мер, реализация которых способна поставить Украину под контроль России. Считаю, что причины такого поражения заключаются в дипломатической и военной некомпетентности.

За эти годы минский формат и минские переговоры показали, что никто не будет решать проблемы Украины, а тем более за нее воевать. Также ошибкой является думать, что освобождение оккупированных территорий возможно только политическими и дипломатическими методами. Это невозможно. Без военной составляющей ничего не получится. Однако и без реальных экономических реформ и борьбы с коррупцией в стране также не удастся ничего добиться.

Если же говорить о новом формате, то Украине стоило бы добиваться расширения круга посредников в рамках действующего формата. Это должны быть не формальные, а реально заинтересованные в успехе переговоров участники. Это могут быть и страны-члены Совета безопасности ООН, и соседи Украины, которые со страхом следят на развитием ситуации, а также страны-гаранты Украины по Будапештскому меморандуму.

Есть вопрос, почему Украина отказалась от Женевского формата с участием Украины, США, ЕС и России, который также мог бы быть достаточно приемлемым.

Впрочем, не стоит думать, что заменить минский формат на другой так легко. Хотя бы потому, что именно к Минским соглашениям привязаны санкции против России.

Любой формат - это вспомогательные костыли. Все зависит от самой Украины. И в военном, и в дипломатическом, и в политическом смысле.

Новости по теме