Почему ЕС игнорирует кризис в Каталонии?

Сторонники отделения Каталонии празднуют в Барселоне после закрытия участков для голосования Копірайт зображення Getty Images
Image caption Сторонники отделения Каталонии празднуют в Барселоне после закрытия участков для голосования

Так где же возмущение? Где заявления об осуждении, твиты о шоке от применения силы к каталонцам, которые попали в руки испанской полиции?

В европейских столицах звонким эхом разносится тишина. Большинство лидеров, которые считали себя компетентными комментировать мельчайшие подробности саги с "брекситом", судя по всему, проглотили языки.

Бельгийский премьер Шарль Мишель заявил, что "никогда нельзя отвечать начилием". Премьер Словении Миро Церар заявил об "обеспокоенности". Но эти двое, кажется, являются исключениями, подтверждающими правило.

Возможно, круговую поруку молчания можно объяснить дипломатией, согласно которой страны ЕС не вмешиваются в вопросы внутренней политики друг друга.

Но есть и более широкий контекст.

Во-первых, многие страны ЕС боятся, что в случае, если Каталония получит независимость, это спровоцирует сепаратистские движения в их государствах. Достаточно многие европейские страны являются молодыми образованиями, объединяющих различные народности и языки на своих территориях.

И последнее, чего они хотят - это угрозы своей государственности с этой стороны. Подумайте о Северной Италии, Корсике, Фландрии и южном Тироле.

Во-вторых, есть проблемы с последовательностью.

Почему ЕС, который не одобряет самоопределение Курдистана или Крыма, вдруг решит поддержать его в случае с Каталонией?

ЕС будет очень трудно поддержать голосование по самоопределению, которое вполне четко признано незаконным конституционным судом страны.

В-третьих, и самое важное: ЕС на фундаментальном уровне выступает против сепаратистских движений как таковых.

Они воспринимаются как угроза тому, что все еще считают клубом суверенных наций. Если вдруг одна из них делится надвое, это создает огромные проблемы для официального Брюсселя.

Должна ли независимая Каталония присоединиться к ЕС? А к евро? Что произойдет, если Испания заблокирует членство Каталонии? Что произойдет с испанской экономикой, лишенной Каталонии, где производится 20% национального богатства? Что произойдет с испанским государственным долгом?

А что же Британия? Оппозиционные политики призвали правительство вмешаться и высказать свою точку зрения.

Либеральный демократ Винс Кейбл считает, что надо вызвать испанского посла.

Однако министр иностранных дел Борис Джонсон лишь написал твит о том, что референдум является внутренним делом Испании, ее конституцию надо уважать, и страна является хорошим союзником и другом.

Впрочем, он все-таки признал в разговоре с Reuters, что "обеспокоен" насилием, но четкого осуждения так и не прозвучало.

Копірайт зображення EPA
Image caption Каталонский лидер Карлес Пучдемон заявил, что голосование открыло путь к декларации о независимости

Конечно, это не стало большой неожиданностью. Британскому правительству уже пришлось иметь дело со своим собственным референдумом о независимости в течение последних лет. И оно, конечно, не хочет сделать что-то, чтобы поощрить или спровоцировать Шотландскую национальную партию, которая в последнее время подвергалась критике.

Но кроме этого, по мере того, как продвигаются переговоры по "брекситу", Великобритания не хочет раздражать европейских союзников без надобности. Не в интересах Британии обидеть Мадрид, поддержка которого будет так нужна Терезе Мэй в последующие месяцы или даже годы.

Все это похоже на парадокс. Нам постоянно говорят, что проблемы, с которыми мы сталкиваемся, являются глобальными, - экономический кризис, изменения климата, терроризм и миграция, и преодолеть их можно только межгосударственными усилиями.

Но мы снова видим, как люди и политики обращаются к идее национального государства как решению их проблем. Сторонники независимости Каталонии верят, что их интересы будут лучше учтены в случае, если они будут иметь свою собственную, независимую от Испании страну.

Мадрид воспринимает независимость Каталонии как фундаментальную угрозу конституционности Испании, возникшей после преодоления диктатуры в 1970 году.

А Европейский Союз, который ежедневно говорит об уничтожении барьеров между странами-членами, молчаливо отворачивается, когда один из его членов использует государственное насилие, чтобы защитить незыблемость своих границ.

Четыре века назад Вестфальское мирное соглашение определило принцип, согласно которому суверенное государство должно выстраивать внешние отношения так, чтобы они наилучшим образом соответствовали интересам людей, живущих в пределах этих государств.

Четыре столетия спустя этот принцип остается общим для Каталонии и Мадрида. Обе стороны являются националистами по-своему. Их несогласие касается исключительно географии.

Похоже, что кризис в Испании показал, если перефразировать Марка Твена, что сообщения о смерти национальных государств оказались сильно преувеличены.

Новости по теме