Что делать с завалами после ураганов и войн?

Orient Bay Saint Martin Копірайт зображення Getty Images

Войны, ураганы и землетрясения несут смерть, ровняют с землей города, лишают миллионы человек света, воды, дорог, связи. Люди стремятся как можно быстрее разгрести завалы, чтобы забыть кошмар и начать жизнь заново. Но стоит ли спешить?

Вывозить на свалку горы мусора не только расточительно, но и опасно, говорят специалисты, посвятившие себя расчистке разрушенных городов. Наводнения и землетрясения оставляют токсичный след, а война - неразорвавшиеся боеприпасы.

Кроме того, затраты на вывоз увеличивают общую стоимость восстановления. Поэтому стоит подойти к развалинам как к строительному материалу и заняться вторичной переработкой.

Это не только сократит нагрузку на государственную казну и финансовых доноров, но и поможет людям в пострадавших районах: объединит их общим делом и даст возможность заработать.

Войны на Ближнем Востоке и масштабные природные катастрофы вроде цунами 2004 года, урагана "Катрина" годом позже и землетрясения на Гаити в 2010-м обострили проблему разбора и переработки завалов.

Природа и человек не унимаются: только в этом году мы стали свидетелями разрушительных ураганов "Ирма" и "Мария" в Карибском бассейне, землетрясения в Мексике, наводнений в Азии. Счет погибшим идет на тысячи.

Interactive Разрушения в Пуэрто-Рико

После урагана "Мария"

После урагана "Мария"

До урагана "Мария"

До урагана "Мария"

Жертвами и разрушениями не меньшего масштаба обернулись войны на Ближнем Востоке. Иракский Мосул сравняли с землей. Сирийские Хомс, Ракка и Алеппо лежат в руинах.

Только в старом городе Алеппо, внесенном в список всемирного наследия ЮНЕСКО, пострадали более 7000 объектов, следует из свежего исследования UNOSAT - программы спутникового мониторинга ООН.

Масштаб разрушений в Алеппо

Разрушения в Алеппо

Куда девать эти горы мусора, развалины домов и поваленные деревья?

Свалка - не выход

Обычно люди кидаются разбирать завалы, как только отступит стихия или стихнут обстрелы. А зря, говорят Мартин Бьеррегард и Эйден Шорт.

Они возглавляют организации Disaster Waste Recovery и Urban Resilience Platform, которые помогают восстанавливать разрушенные природой и человеком города в разных уголках планеты.

Директор Disaster Waste Recovery Мартин Бьеррегард Копірайт зображення DWR
Image caption Директор Disaster Waste Recovery Мартин Бьеррегард (слева)

В постапокалиптической горячке власти падки на прямолинейные решения. Это чревато серьезными последствиями, говорит Бьеррегард.

"Работать в таких условиях непросто. Но просто свалить все в кучу - тоже не выход".

Однако обычно именно так и происходит.

После "Катрины" власти Луизианы вывезли на свалку более 30 млн кубометров мусора - объемом с три гигантских стадиона.

Срочно были построены новые полигоны, зачастую с нарушением санитарных норм. О сортировке мусора пришлось забыть. Кроме того, власти временно разрешили вывозить отходы, утилизация которых в мирное время запрещена.

В результате в почву попадали опасные для человека нефтепродукты, пестициды, асбест.

Havana Cuba flooding Копірайт зображення Getty Images
Image caption Наводнение в Гаване

В спешке сваливать вперемешку строительный, бытовой и органический мусор, не отсеивая взрывоопасные и токсичные вещества, - рискованная практика, предупреждает Даг Уиер из исследовательской организации Toxic Remnants of War.

Поэтому прежде чем приступать к разбору завалов, властям необходимо посоветоваться с экспертами и местным населением, говорит он.

В государствах с развитыми институтами, вроде США, эту работу обычно координируют спасатели и чиновники на федеральном и местном уровнях. В странах с неэффективным или отсутствующим госуправлением вакуум заполняют международные и неправительственные организации.

Рекомендации ООН предписывают оценку ущерба в течение 72 часов после кризиса и упор на очистку дорог ради обеспечения доступа спасателей к пострадавшим районам. Другой приоритет - очистка территории от вредных и опасных материалов, особенно в зонах конфликтов.

Как только непосредственные опасности устранены, время заняться детальной оценкой разрушений и решить, что делать с завалами.

Aleppo Debris Removal Копірайт зображення UNDP
Image caption Работники ООН в Алеппо

Тут есть два пути, и у каждого из них свои за и против, рассказывает Уго Бланко, региональный советник по вопросам кризисных ситуаций и конфликтов Программы развития ООН в Латинской Америке и Карибском бассейне.

Можно завезти тяжелую технику и специалистов. А можно заплатить местному населению.

Техника позволяет разгрести завалы быстро, но обходится дорого. Нанимать местных - значит затягивать процесс. Но зато это сплачивает и материально поддерживает людей в тяжелый период восстановления после катастрофы.

"Они не сидят в ожидании помощи, а становятся агентами перемен", - говорит Бланко.

Когда на месте работает ООН, два подхода часто применяются параллельно: "Мы стараемся найти баланс, привлекаем и людей, и технику, в зависимости от потребностей".

Уго Бланко Копірайт зображення UNDP
Image caption Уго Бланко (справа)

Специалисты по завалам Мартин Бьеррегард и Эйден Шорт обычно подключаются к работе примерно на второй неделе, когда дело доходит до детального плана восстановления.

К этому моменту они, как правило, уже завершают оценку ситуации на месте. На первом этапе Disaster Waste Recovery и Urban Resilience Platform сами оплачивают расходы, после чего ищут доноров среди организаций вроде ООН и пытаются убедить их раскошелиться на долгосрочную программу разбора завалов.

Стратегия зависит от целей и приоритетов местной власти, таких как скорость и стоимость, влияние на окружающую среду и привлечение населения к работам.

Задача зачастую кажется неподъемной - как в Алеппо.

Disaster Waste Recovery оценил масштаб завалов в 15 млн тонн. Для полного восстановления некогда крупнейшего сирийского города потребуется невероятный объем строительных материалов - в семь раз превышающий годовые мощности всех сирийских каменоломен.

Масштаб разрушений в Алеппо

Поэтому в подобных случаях важна стратегия разбора завалов: от того, какой путь выберут власти, будет зависеть результат.

Варианты утилизации 15 млн тонн завалов в Алеппо
ВЫВЕЗТИ ВСЁ ПЕРЕРАБОТАТЬ В ЧЕРТЕ ГОРОДА ПЕРЕРАБОТАТЬ ЗА ЧЕРТОЙ ГОРОДА
Стоимость $253 млн $133 млн $112 млн*
Продолжительность 12,5 лет 6,5 лет 6 лет*
Объем отходов 15 млн тонн 5,5 млн тонн* 6 млн тонн
Переработка 0% 63%* 61%
Дальность перевозок 71 млн км 26 млн км 25 млн км*
Выбросы CO2 73 млн тонн 27 млн тонн 26 млн тонн*
Новые рабочие места 2 600 8 000* 5 400
* Оптимальный результат для каждой категории

Источник: Disaster Waste Recovery, Urban Resilience Platform

Эксперты неправительственных организаций и ООН уверены, что ситуация улучшится лишь тогда, когда решительно изменится подход к восстановлению городов и власти признают в руинах ценный ресурс, а не мусор.

"Мусор - это деньги, - говорит Бланко, разбирающий развалины под флагом ООН уже более десятилетия. - Для многих мусор - просто отходы, но при правильном подходе он оборачивается общественным благом".

Извлеченные из обломков строительные материалы годятся для реконструкции домов, крошеным кирпичом можно мостить дороги, и даже поваленные деревья идут на щепки.

Переработка уменьшает нагрузку на свалки и позволяет экономить природные ресурсы. Кроме того, она загружает местные предприятия и обеспечивает работой население.

Экономия может быть огромной, обещает директор Disaster Waste Recovery Мартин Бьеррегард.

Новая жизнь

Несмотря на все разрушения и жертвы, катастрофы и войны способны сплотить людей и подготовить их к будущим потрясениям.

"Трагедии обнажают слабые места городов, семей, институтов, - говорит Бланко. - Эффективная расчистка завалов - первый шаг к строительству более устойчивых сообществ и наций".

Прошлогоднее разрушительное землетрясение в Эквадоре стало поворотным моментом в судьбе Виктории Демера.

Виктория Демера Копірайт зображення UNDP
Image caption Виктория Демера

Она бросила учебу и посвятила себя восстановительным работам в небольшом поселении Лас-Гилсес, разрушенном на 75%.

"Надо было разобрать завалы, чтобы забыть о трагедии и начать новую жизнь, - говорит она. - Люди искали, чем заняться, и мы смогли заработать на ремонт и восстановление домов".

Виктория стала бригадиром, поправ традиционные представления о роли женщины в эквадорском обществе.

"Я достигла новых высот - и личных и профессиональных", - говорит она.

Homs debris Копірайт зображення UNDP
Image caption Разрушенный Хомс

Несмотря на очевидные выгоды для процесса восстановления, доноры неохотно финансируют расчистку завалов в разрушенных городах. Они стремятся к наглядному результату: отстроить школу, открыть библиотеку, говорит Бланко.

"Это затратно и не так привлекательно, как печеньки детям раздавать, - сетует он. - Мы с большим трудом собираем средства для нормальной организации процесса".

И все же постепенно мир накапливает знания и опыт в этой сфере.

"Мы знаем, что надо делать, - говорит Бланко. - Сложность в том, чтобы претворить это знание в жизнь и добиться, чтобы при разборе завалов главной была не скорость, а польза, пусть это и обходится дороже".

.

Новости по теме