Как я выбросил произведение современного искусства

Работа Захватчика, французского уличного художника, как экспонат на выставке в Лос-Анджелесе Копірайт зображення Getty Images
Image caption Работа Захватчика, французского уличного художника, как экспонат на выставке в Лос-Анджелесе

Мне это показалось неуклюжей детской попыткой создать мозаику. Около десятка разноцветных квадратных плиточек, приклеенных к стене в виде геометрического рисунка, отдаленно напоминают лицо с двумя квадратными глазами.

В пустой и уже изрядно потрепанной парижской квартире это творение очень бросалось в глаза. Когда-то она была моим домом. И вот теперь, спустя 20 лет, я снова в нее попал. Мои арендаторы, трое молодых парней, перед отъездом показывали мне помещение.

"А это что?" - спросил я, указывая на скопление плиток.

"Работа Космического Захватчика, - ответил арендатор. - Это художник граффити. Он как французский Бэнкси".

Творчество Бэнкси мне нравилась. Однако молодой арендатор уже наверняка заметил, что уровень мастерства француза, коллеги известного британца, не произвел на меня особого впечатления.

«Не выбрасывайте, - настойчиво посоветовал парень. - Когда-то это будет стоить кучу денег".

Копірайт зображення Alamy
Image caption Такие кафельные произведения, как это в Лондоне, призваны напоминать о видеоигре "Космические захватчики" (Space Invaders) 1978

Поскольку я британец, то вежливо кивнул в ответ. Но про себя пренебрежительно фыркнул - мол, разве можно считать произведением искусства эти несколько плиток, налепленных на стену спальни?

Однако, стремясь показать, что я еще не совсем старый и шарю в теме, сказал: "Что-то мне это напоминает". А покопавшись в памяти несколько секунд, победно воскликнул: "Тетрис!"

Наступила очередь парня смотреть с непониманием. Поэтому я объяснил: "Ну знаете, такая видеоигра из восьмидесятых». "Да нет, не Тетрис, - насмешливо-терпеливо ответил он. "Космические захватчики". Это мать всех современных видеоигр".

"Художник приходил к нам на вечеринку и как-то так случилось, что на несколько месяцев остался здесь пожить, - добавил арендатор. - Это была его благодарность. А мы оставляем ее вам».

Все эти годы мои соседи постоянно жаловались (с разной степенью возмущения и, пожалуй, каплей зависти), что трое юношей почти каждые выходные устраивают шумные вечеринки. Квартира была в таком ужасном состоянии, что мой арендатор признал - когда его на неделю назначили на перспективную управленческую должность, он жил у своей девушки.

Теперь он женился, а мне предстояло снова превратить холостяцкую развлекательную берлогу в жилище почтенного буржуа.

Я вежливо пообещал ребятам, что буду ухаживать за произведением искусства, и поблагодарил за то, что мне его оставили. Но потом вызвал бригаду ремонтников, чтобы они оштукатурили и перекрасили комнату.

"Вот это можно было бы и не убирать", - посоветовал я рабочим.

Все они взглянули на меня скептически. "Зачем оно вам? Такое странное", - прокомментировал маляр.

Я заколебался, но только на секунду. Стену очистили от изразцов, заново оштукатурили и покрасили в изысканный цвет - blanc cassé, не совсем белый, скорее кремовый. С эстетической точки зрения он значительно больше радовал глаз, чем непонятное скопление разноцветных изразцов.

Это было девять лет назад, когда я снова переехал жить во Францию.



С годами я все чаще выхватывал взглядом мозаику "Космического Захватчика" на стенах парижских зданий. Но я не чувствовал никаких угрызений совести за то, что уничтожил такую ​​же мозаику в собственном доме.

А потом, два года назад, до меня начало наконец доходить, что я натворил.

Я делал репортаж о том, что узнаваемую мозаику французского художника стрит-арта, известного под псевдонимом Космический Захватчик, выставят на борту Международной космической станции. Европейское космическое агентство заявило, что она (цитирую) подчеркнет связь между искусством и космосом.

Эта мозаика была большего размера, но в остальном аналогична той, которую я так бесцеремонно удалил со стены своей квартиры.

Копірайт зображення ESA/NASA
Image caption Произведения Захватчика выставили на Международной космической станции и в наземной экспозиции Европейского космического агентства

Захватчик стал мировым феноменом - о нем знали в Нью-Йорке, Гонконге, Лондоне и, конечно, в Париже.

Потом наступил черед настоящего удара. С ужасом я узнал, что одно из его произведений продали более чем за 200 тысяч евро (178 тысяч фунтов; 233 тысячи долларов).

Мозаика, некогда вызвавшая у меня насмешливую улыбку, стала безумно популярной. Дошло до того, что воры, замаскировавшись под муниципальных работников в сигнальных жилетах, летом этого года пробежались по Парижу и осторожно сняли их со стен.

Кражи и вандализм всегда были проблемой для произведений Захватчика, выпускника Парижской школы изящных искусств, родившегося в 1969-м. Тот год ознаменовался высадкой человека на Луну.

Но и ответный удар не заставил себя ждать: фанаты, которые называют себя "реактиваторами", фотографируют его мозаики и реконструируют поврежденные и пропавшие.

Если бы я сфотографировал изразцы, выложенные на стене своей квартиры, то мог бы сейчас вызвать бригаду реактиваторов.

Новости по теме