Евромайдан: как все начиналось

Акція молоді на підтримку євроінтеграції Копірайт зображення UNIAN

21 ноября 2013 года, после того, как правительство Николая Азарова объявило о том, что Украина не будет подписывать Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, в Киеве начались первые протесты.

Поздно вечером того же дня журналисты, общественные активисты и оппозиционные политики собрались на Майдане Незалежности.

Так начинался Евромайдан, который перерос в кровавые столкновения демонстрантов и сотрудников правоохранительных органов и завершился бегством экс-президента Виктора Януковича из страны.

События тех дней впоследствии назовут Революцией достоинства, а на государственном уровне 21 ноября будут отмечать как День достоинства и свободы.

О чем думали и что чувствовали те, кто приходил на Майдан в первые дни протестов, какие эмоции преобладали тогда и каковы они есть сейчас?

ВВС Украина спросила об этом нескольких активистов Евромайдана.

Депутат парламента, журналист, один из организаторов Евромайдана Мустафа Найем:

Я думаю, немногие люди тогда разбирались в деталях Соглашения об ассоциации Украины с ЕС.

Но важно, что история о приближении Украины к Европе, начавшись в 2005 году или даже раньше, приближалась, даже на протяжении трех лет правления Виктора Януковича, которому не очень верили, но он декларировал и демонстрировал это приближение. Казалось, еще один шаг - и все.

Учасники протеста

И это была не самоцель. Я думаю, это была попытка убежать от советского, имперского прошлого, от периода, когда страна была тесно связана - политически и экономически - с Россией, сидела на российской газовой игле. Оказавшись так близко к своей мечте, потерять ее таким вот образом, выглядело как принуждение, как приказ прекратить мечтать.

Поэтому мои ощущения - у людей сработала историческая эмоция, а не какие-то формальные вещи - торговля с ЕС или потеря безвизового режима.

Как по мне, исторически важно понимать, что начало протеста никоим образом не касалось личности Виктора Януковича.

Это не был протест "против". Это был протест "за" - за подписание соглашения с Евросоюзом. Подтверждением тому служат лозунги, с которыми люди вышли на первые акции протеста.

Майдан очень быстро эволюционировал. После избиения студентов в конце ноября 2013 года были выдвинуты требования наказать виновных, уволить министра внутренних дел. То есть на второй стадии протестов, после ночного разгона не было понимания, что Янукович должен уйти. Лишь на третьем, четвертом этапах, после того, как произошли первые убийства, а впоследствии массовые расстрелы - пришло понимание того, что этот человек не может остаться.

Студенческая акция в Киеве Копірайт зображення UNIAN

Спустя четыре года после тех событий мы можем признать, что "Янукович" как система, с теми "ценностями" и "понятиями" пока не исчез из страны. Он остается во многих сферах жизни. И против этой системы борьба продолжается - гражданская, политическая, все это борьба против неприемлемой системы ценностей, которую олицетворял бывший президент.

Поэтому я точно знаю одно: Украина стремилась именно туда, в сторону Европы, это подтверждают социологические опросы тех лет, и сейчас эти устремления разделяет очень большое количество людей. Поэтому я не согласен с мнением тех, кто считает, что если бы не жестокий разгон студентов, все бы успокоилось. Протесты продолжались бы и дальше, но, возможно, были бы не такими жесткими и кровавыми.

Ведь это было бегство из неволи, бегство от политической, экономической энергетической зависимости, которую нам навязывали много лет.

Журналист Виталий Портников:

Для меня Майдан четко разделяется на два периода: до избиения студентов в ночь на 30 ноября и после этой даты.

События до избиения студентов я Майданом не считаю. Это была акция совершенно иного характера, направленная ​​лишь на поддержку европейской интеграции Украины. Я с большим сочувствием относился к этой акции, организованной сначала оппозицией на Европейской площади, под лозунгами защиты европейских ценностей и европейского выбора Украины. Однако я с большой осторожностью отношусь к призывам, которые тогда звучали, не приходить на Майдан с партийными флагами и не выдвигать претензий к Виктору Януковичу и правительству. Я считал, что это загоняет ситуацию в тупик.

Европейская площадь в Киеве
Image caption Европейская площадь в Киеве стала местом первых протестов

Для меня европейский выбор страны тесно связан с политической борьбой, а не с какими-то общественными инициативами.

Я был поражен, когда в эфире Радио Свобода протестующие, которым напомнили, что в стране действует избирательное правосудие (в то время Юлия Тимошенко и Юрий Луценко были приговорены к лишению свободы. - Ред.), сказали, что для них главное - жить, как в Европе, а политические вопросы их не интересуют. Я считал, что такие люди не являются европейцами, они являются реальными союзниками режима, установленного Виктором Януковичем.

После избиения молодежи на Майдане в ночь на 30 ноября все изменилось. И даже аполитичные люди, призывавшие не приносить на Майдан партийные флаги, были вынуждены осознать логику политической борьбы. Кто-то от нее отказался и ушел, кто-то остался, к ним присоединились другие. С 1 декабря это был Майдан, который мы знаем и который войдет в историю: реальное восстание за европейские ценности и против криминальной власти.

Я думаю, если бы не избиение студентов, если бы не столь жестокая реакция властей на эту акцию, скорее всего, никакого восстания не было бы. Украина через некоторое время обанкротилась бы, окончательно отказалась бы от ассоциации с Евросоюзом и присоединилась бы к ЕврАзЭС. По сценарию, через который прошла Армения. В 2013 году руководители этой страны, как и Виктор Янукович, отказались от подписания соглашения об ассоциации с ЕС.

Депутат парламента, экс-командир батальона спецназначения "Донбасс" Семен Семенченко:

Я думаю, что для большинства людей в ноябре еще не было понятно, что ситуация может кардинально измениться, что протесты могут преобрести массовый характер. Я также понял это не сразу, а 1 декабря, после жестокого разгона акции студентов. Уже 2 декабря я приехал из Донецка в Киев.

Я был участником еще первого, "оранжевого" Майдана, и был очень разочарован его результатами, поэтому сначала не слишком серьезно отнесся к событиям, которые позже назвали Евромайданом и Революцией достоинства.

Не стоит думать, что всеми людьми, вышедшими на акции протеста, двигало желание подписать Соглашение об ассоциации Украины с ЕС.

Как и я, многие вышли потому, что то общество, и государство, в котором мы жили, были очень несправедливы, закон не был одинаков для всехх, человек без блата, без нарушения закона не мог себя реализовать.

Многими двигало глубокое чувство несправедливости. И это чувство ассоциировалось с властью Януковича.

Новости по теме