Гаагский трибунал: успех или поражение для Балкан?

сербия Копірайт зображення OLIVER BUNIC/AFP/Getty Images

В Гааге заканчивает работу Международный трибунал по военным преступлениям в отношении бывшей Югославии.

О работе и значении трибунала ВВС Украина рассказали правозащитники, участники событий, представители добровольцев и жертв войны из Сербии, Хорватии, Боснии и Герцеговины.

История трибунала

Международный трибунал по военным преступлениям в отношении бывшей Югославии в Гааге создали по резолюции Совета Безопасности ООН в мае 1993 года. Причиной этому стала жестокость войны в Боснии и Герцеговине, в частности депортации, убийства гражданских, военные преступления и преступления против человечества. Гаагский трибунал занимался расследованием таких действий в Хорватии, Боснии и Герцеговине и Косово.

За почти 25 лет работы трибунал выдвинул обвинения более 160 лицам. Вынесли 90 приговоров, в том числе и за самые страшные преступления после Второй мировой войны, такие как геноцид.

Речь идет о приговорах бывшим лидерам боснийских сербов Радовану Караджичу и генералу Ратку Младичу, которых осудили за геноцид против восьми тысяч мужчин и мальчиков боснийско-мусульманского происхождения.

Сербии и Хорватии даже на время заблокировали евроинтеграцию через недостаточное сотрудничество с Международным трибуналом.

Работу Гаагского трибунала сопровождали драматические моменты, такие как внезапная смерть бывшего президента Сербии Слободана Милошевича в изоляторе, а также смерть генерала боснийских хорватов Слободана Пральяка, который умер после того, как выпил цианид прямо на судебном заседании.

Копірайт зображення AFP/Getty Images
Image caption Генерал Пральяк випил яд просто на судебном заседании

Преступления - это не игра

Известная сербская правозащитница Наташа Кандич из организации Фонд гуманитарного права из Белграда собирает доказательства совершения тяжелых военных преступлений на просторах бывшей Югославии, в частности, сербской стороной.

Деятельность Кандич принесла ей многочисленные международные награды, а также немало неприятностей, в том числе от радикально настроенных сербских националистов, которые не раз ей угрожали.

В разговоре с ВВС Украина Наташа Кандич рассказала, что ни один суд, в том числе и тот, что в Гааге, не может наказать всех ответственных за военные преступления. Это не задача трибунала - наладить межэтнические отношения и достичь примирения в регионе, его дело лишь судить за преступления.

"Суд показал, что преступления - это не игра, и ответственные за них предстанут перед судом. На просторах бывшей Югославии военные преступления совершили сотни, но наказаны те, которые в государстве, армии и полиции занимали высокие должности", - говорит Кандич.

• Резня в Сребренице: Украинские миротворцы и вмешательства НАТО

Дебаты о том, применял ли трибунал в приговорах одинаковые стандарты, будут продолжаться и в дальнейшем. При этом госпожа Кандич отмечает, что даже недовольные приговорами не ставят под сомнение совершение самих преступлений.

"Это не только приговор, а тысячи фактов об определенных преступлениях. Ни один факт об этих преступлениях еще никто не опроверг", - говорит она.

Правозащитница из Белграда считает, что собственно факты о войне со временем приведут к примирению и чествованию жертв.

Выборочная правда?

Саво Штрбац до начала конфликта в Хорватии работал судьей в городе Задар, что на Адриатическом побережье. Когда этнические сербы почти на трети хорватской территории создали сепаратистский край - Республику Сербскую Страну - господин Штрбац в 1993 году стал секретарем их правительства.

Конец этому самопровозглашенному сербскому краю в 1995 году положила операция хорватських сил безопасности "Буря", а Штрбац, как и все сепаратистское правительство, уехал из Хорватии в Белград.

Сейчас он работает в организации "Веритас", где документирует военные преступления против этнических сербов в Хорватии, совершенные в первой половине девяностых годов.

В разговоре с ВВС Украина господин Штрбац говорит, что критиковал работу трибунала даже на дебатах, которые организовали при Генеральной ассамблее ООН.

"Еще в начале работы трибунала сербы справедливо говорили, что этот суд является антисербским. Этот суд все время вводил выборочную правду, а это то же, что и неправда", - говорит Штрбац.

Он также считает, что все стороны конфликта имели своих сторонников на международной арене. По его словам, Хорватия такую ​​поддержку имела со стороны США, Германии и католической церкви.

В Сербии часто можно услышать тезисы о внешнем воздействии на Международный трибунал в Гааге. Об этом же перед трибуналом говорил и бывший сербский президент Слободан Милошевич.

Копірайт зображення Борис Варга
Image caption В Сербии многие считают экс-президента Слободана Милошевича жертвой трибунала.

Рейтинг - на первом месте

По данным неправительственных организаций, во время конфликта в Хорватии (1991-1995) погибли 18 тысяч человек, в основном хорватов и сербов.

Хорватия в начале конфликта не была готова к вооруженному противостоянию с Югославской народной армией, а большое сопротивление оказывали хорватские добровольческие подразделения.

Ассоциация хорватских добровольцев Отечественной войны является одной из самых влиятельных общественных организаций, насчитывает более 300 тысяч членов.

Анте Мартинац, возглавляющий ассоциацию, говорит, что их организация не довольна приговорами, и уже много лет заявляет, что суд несправедлив, поскольку Хорватию "как жертву войны определенным образом уравнивают с агрессором (Сербией. - Ред.)".

В частности, хорватские добровольцы недовольны приговором генералу боснийских хорватов Слободану Пральяку.

"Генерал Пральяк на глазах у всех из-за лжи покончил с собой. Это не может сделать человек, который не осознает того, по, что ее осуждают", - сказал господин Мартинац.

Председатель Ассоциации добровольцев сомневается в последовательности трибунала. В качестве примера он приводит приговор хорватским генералам, среди которых был и Анте Готовина, которого за операцию "Буря" сначала приговорили к 24 годам тюрьмы. После обжалования этого приговора хорватских генералов вообще отпустили на свободу.

Копірайт зображення Борис Варґа
Image caption Книга о генерале Младича. Несмотря на то, что он осужден за геноцид, многие считают героем

А председатель Хельсинского союза по правам человека Хорватии Иван Звонимир Чичак считает, что суд достиг своей цели и впервые после Второй мировой войны международное сообщество решительно реагировало на грубые преступления.

"Каждая сторона неудовлетворена и считает, что судят только ее, к тому же несправедливо. Проблема и в том, что мы смотрим на эти приговоры не с позиции трибунала, а из своих собственных политических убеждений", - говорит Чичак.

Политики на просторах бывшей Югославии больше занимаются своим внутренним политическим рейтингом, чем репутацией своей страны и обязанностями перед международным сообществом и ООН, убежден он.

"В странах бывшей Югославии осужденных считают героями, а не военными преступниками. Здесь не существует рациональной мысли, потому что для одних Младич герой, а для других - военный преступник. Но перед международным сообществом они все одинаковые. Этого здесь не понимают", - считает правозащитник из Загреба.

Каждая сторона просто не хочет признать свою вину, считает Иван Звонимир Чичак и добавляет, что судебные приговоры лишь увеличивали политическое напряжение в регионе.

Гаага слишком далеко от Балкан

Ясмин Мешкович в Сараево возглавляет Союз жертв концлагерей Боснии и Герцеговины. Его как офицера югославской армии арестовали сербские силы безопасности и отправили в тюрьму неподалеку Белграда, которую в его организации называют концлагерем.

Союз жертв концлагерей озвучивает статистику, сокласно которой во время войны в Боснии и Герцеговине (1992-1995 гг) в концлагерях держали более 200 тысяч гражданских. Там погибли или пропали без вести тысячи людей, а многих женщин подвергали пыткам и насиловали.

Неправительственные организации считают, что в Боснии и Герцеговине со всех сторон конфликта погибло почти 100 тысяч человек.

Ясмин Мешкович рассказывает, что жертвы войны доверяют работе трибунала, но они никогда до конца не будут удовлетворены ни одним судом и его приговором.

Господин Мешкович жалеет, что суд заканчивает свою работу.

"Трибунал был светом в конце тоннеля. Он сделал большую работу, которую национальные суды никогда не могли выполнить", - говорит представитель Союза жертв концлагерей.

Председатель Хельсинского союза по правам человека из города Биелина, что в Республике Сербской в ​​Боснии и Герцеговине, Бранко Тодорович считает, что суд лишь частично достиг цели.

"Суд не осудил многих преступников. Их не будут судить ни местные суды в Боснии и Герцеговине, ни суды соседних стран", - говорит правозащитник.

Господин Тодорович считает, что политики не только в Боснии и Герцеговине, но и в целом регионе постоянно распространяли ложь о суд.

"Обычные люди не думают, что там судили за преступления, они знают, что судили представителей их народа. Пока информация по трибуналу пришла в Боснию и Герцеговину - ее уже превратили в политическую пропаганду", - считает господин Тодорович.

Копірайт зображення Борис Варґа
Image caption Памяти жертв геноцида в городе Сребреница

Наследие Гаагского трибунала

Собеседники ВВС Украина по-разному оценивают наследие, которое Международный трибунал по военным преступлениям по бывшей Югославии оставил для региона и мира.

Правозащитник из Боснии и Герцеговины Бранко Тодорович считает, что все потенциальные преступники теперь понимают, что их может ожидать наказание. А правозащитница Наташа Кандич считает, что для того, чтобы преступления не повторились, каждое государство должно уважать право на правду и открыть архивы.

Госпожа Кандич добавляет, что государства в регионе должны сделать список жертв и участников войны, погибших в конфликтах девяностых годов.

Лидер бывших хорватских добровольцев Анте Мартинац настроен скептически и говорит, что ООН в будущем должна больше беспокоиться о том, на какие суды тратить большие деньги.

Тогда как правозащитник из Загреба Иван Звонимир Чичак убежден, что примирение между народами на просторах бывшей Югославии произойдет лишь тогда, когда местные суды будут наказывать ответственных за военные преступления.

Сербский документалист Савва Штрбац относится к тем, кто не очень положительно оценивает результат работы трибунала. Он считает, что с момента его создания в мире не уменьшилось число конфликтов, преступлений и человеческих жертв.

"Теоретически этот суд, возможно, и дал какой-то результат, но это больше похоже на одиночный эксперимент, который оказался неудачным", - считает господин Штрбац.

"Мы будем соревноваться, кто быстрее забудет трибунал", - заочно соглашается с ним председатель жертв концлагерей из Боснии и Герцеговины Ясмин Мешкович.

Новости по теме