Жюри о Книге года ВВС: показать, а не объяснить эту войну

Книга года ВВС Копірайт зображення ВВС

Конкурс Книга года 2017 завершился. Жюри сказало свое последнее слово, писатели Екатерина Калитко и Анна Коршунова получили свои награды.

Чем запомнился этот конкурс, об основных тенденциях в литературе, неоригинальности сюжетов, сложном и новом письме - своими мыслями поделились члены жюри 13-й Книги года ВВС.

"Еще больше настоящей Украины"

Это была моя первая декада с Книгой года ВВС- хороший отрезок жизни и дороги, на которой предстает перед на глазами читателя литература страны нового века.

Копірайт зображення facebook.com/pyryatyn
Image caption Ольга Герасимьюк, журналистка, член Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания

Тринадцатая Книга года - счастливая. Она принесла читателю много хороших наконец-то романов и новеллистики, о которых уже хочется думать серьезно. Сложное и новое письмо, стилистику, которая до сих пор не звучала. В детской литературе, кажется, появилась настоящая динамическая повесть.

Для меня тенденцией была также тема, которая захватила многих хороших авторов, - литературное осмысление начала прошлого века как точки бифуркации. Яркие фигуры и события 20-30-х годов прошлого века недаром пришли к нам освободившимися от мертвых стереотипов, описанными некондово и смело, оживленными и освободившимися от безликих постаментов, а не оплаканными. Это - необходимость. Это - возвращение того взгляда на себя и на свое историческое будущее, который, думали, уже давно уничтожили и расстреляли, а он - появляется сегодня. Потому неистребимый.

Еще признак этого года, который мне бросился в глаза, - писатели представили нам еще больше настоящей Украины: неизвестные до сих пор Черновцы, совсем другой Донбасс, Одесса, о которой никто давно уже не знал, Полтавщина - не только о варениках и галушках, а о ее особом характере и глубине.

"Уточненния нашей истории"

Копірайт зображення Фото надане Віталієм Жежерою
Image caption Виталий Жежера писатель, журналист (жюри только во взрослой номинации)

Книга года-2017 запомнилась прежде всего интенсивным и большей частью приятным чтением. Ощущение своеобразное: 16 книг "длинного взрослого список" надо было прочитать чуть более чем за месяц, а среди них попадались такие, что не хотелось, чтобы они слишком быстро заканчивались (даже толстый роман Андрея Куркова, честное слово!).

Первая тенденция: почти половина авторов так или иначе, кто одной страницей, кто целой книгой, пытилась объяснить нашу нынешнюю войну. Кто-то - прямо, другие - "иносказательно". Но почти все - все-таки объясняли. Лишь один Сергей Жадан в романе "Интернат" эту войну - ПОКАЗАЛ. Показал одними глазами своего героя.

Вторая тенденция: практически все 16 книг являются попыткой уточнения нашей истории. Это не то, что называется "переписыванием истории", потому что для переписывания нужна хоть какая-то готовая схема. А здесь - попытка оказаться внутри истории (20-х, 30-х, 40-х, 70-х и последующих лет) - оставив дома все шпаргалки.

Не всем хватило духа понять увиденное и доступно подать это читателям как новый миф. Но дело это перспективное, и упомянутые полтора десятка книг дают прекрасную надежду на будущие успехи.

"Необратимый разрыв с тоталитарным прошлым"

Копірайт зображення Фото надане Вірою Агеєвою
Image caption Вера Агеева, профессор, Национальный университет "Киево-Могилянская академия"

Эта Книга года ВВС дает основания говорить о том, что наша проза все глубже и серьезнее осмысливает военный опыт. Предыдущие годы о нем писали преимущественно репортажи или малую прозу, рассказы. Сейчас есть несколько очень интересных романов о Донбассе. Началось серьезное осмысление этой важнейшей исторической коллизии, которая во многом определит наше будущее. Авторы также сосредотачиваются над проблемами поиска взаимопонимания, выработки умения воспринимать и уважать другого, уважать разнообразие. И это, очевидно, свидетельство необратимого разрыва с тоталитарным прошлым.

Радует и стилевое, и жанровое разнообразие, успешные эксперименты. По-своему экспериментальны для меня и Екатерина Калитко, и Александр Ирванец.

Говоря о тенденциях в детской литературе, то я бы (хоть и негоже брать такую ​​ноту под Новый год) хотела, скорее, пожелать авторам писать для детей ответственно. Поражает какая-то неприхотливость, невыработанность сюжетов, наконец, полная неоригинальность многих историй, сказок, когда заранее знаешь, чем все закончится. А за внимание детворы надо же конкурировать с мультиками, и с компьютерными играми. И еще я бы отметила, что появилось больше хороших издательств. Времена, когда серьезными игроками на рынке были трое-четверо лидеров, очевидно прошли.

"Постоянно возникают новые писательские имена"

Копірайт зображення Фото надане Світланою Пиркало
Image caption Светлана Пыркало, советник по вопросам культуры ЕБРР (жюри только в детской номинации)

В этом году - впервые за всю историю премии - я участвовала только в судействе детской номинации, а не взрослой, где меня сменил Виталий Жежера.

Книги для детей в этом году были очень достойные. Как и в предыдущие несколько лет, свое перо в детской литературе пробуют писатели, получившие известность как авторы для взрослых.

И снова жюри выбирает менее известных авторов, которым - по нашему мнению - лучше удается сочетание приключений и юмора. Стандартными признаками длинного списка уже можно считать книги для детей о казаках и книги, которые напоминают мультсериалы или компьютерные игры.

Уже не первый год дети с ограниченными возможностями - герои книг, и практически всегда авторы с честью выдерживают испытания и награждают этих детей такими же активными приключениями и возможностью выбирать свою судьбу.

Постоянно возникают новые писательские имена - возможно, даже чаще, чем во "взрослой" литературе. Хотя в этом году я не смогла судить обе номинации и впервые не буду лично присутствовать на финале из-за учебы, но очень рада, что мне досталась именно детская литература - она ​​у нас замечательная!

"Литература - это далеко не безразличных людей"

Копірайт зображення STARYLEV.COM.UA

Больше всего поразило, что 13-я Книга года идет после 12-ой. Но, если серьезно, то как дебютант в жюри конкурса, я заметил, что литература - дело далеко не равнодушных людей. Даже, казалось бы, такая персональная вещь как эстетическое удовольствие, но и оно держится на соревновательном принципе между авторами и благодарными, а порой и не очень, читателями и рецензентами. А это значит, что литература очень влияет на нашу жизнь.

Одной из главных тенденций нынешнего конкурса является то, что в современной украинской литературе наблюдается стремление углубляться не только в историю, но и уделять внимание повседневной культуре, ставить вопросы, которые бы выходили за пределы нашей традиции, а были бы отголоском тех проблем, которые звучат в других литературах. В общем, мы можем говорить, что украинская художественная литература постепенно становится разнообразнее: популярные, или наоборот, нишевые (не-мейнстримные) жанры начинают свободно конкурировать между собой и вызывают полярные оценки у читателей.

Возможно, мы вскоре придем к той ситуации, когда словосочетание "детская литература" будет лишь номинальным. Потому что темы и способ их изложения, свойственный текстам такого рода, все больше привлекает внимание людей более широкого круга: от 0 до 100 лет.

"Почти нет веселых и легких книг"

Копірайт зображення ВВС
Image caption Марта Шокало, выпускающий редактор ВВС Украина

В этом году впервые на моей памяти было так трудно с взрослой пятеркой. Трудно потому, что было очень много книг, которые хотелось туда включить. Была бы моя воля, я бы краткий список растянула бы до шести, а то и семи книжек, но правила Книги года ВВС это запрещают. Может быть всего пять или меньше.

Во взрослой литературе этого года доминирует тема войны и истории. Почти нет веселых и легких книг. Так же, как нет ничего веселого ни в войне, ни в нашей истории.

В детской номинации все наоборот - в который раз наш короткий список не дотянул до пятерки. Хорошие детские книги появляются, но их еще не так много, как бы того хотелось. Надеюсь, что в 2018 году у нас все-таки будет детская пятерка, а не четверка или тройка.

В детских книгах этого года много зверей. Белки, мыши, коты ... И что интересно, очень часто эти зверьки ведут себя, как взрослые. У них отношения и проблемы взрослых людей. Хотелось бы, чтобы они немного впали в детство.

Новости по теме