Чего ожидать от нового правительства Польши?

Маріуш Моравецький і Жан-Клод Юнкер Копірайт зображення AFP
Image caption Новый премьер Польши надеется восстановить хорошие отношения с ЕС

Технократическое правительство при националистической правящей партии - такую ​​новую властную комбинацию решила воплотить в жизнь правящая политическая сила Польши "Право и справедливость" (ПиС).

После назначения главой правительства 49-летнего экс-банкира Матеуша Моравецкого в правительстве сменили девять ключевых министров, среди которых - те, кто до сих пор влиял на польскую политику в отношении Украины и России.

Прежде всего речь идет о министрах иностранных дел и национальной обороны.

Предшественница Моравецкого Беата Шидло ушла с должности на волне стабильной поддержки большинства граждан. 49% в декабря 2017 года были довольны, что именно она руководила их правительством.

Ее успех приписывают, среди прочего, социальной политике поддержки семей с детьми, известной как 500+.

"Стратеги ПиС рассчитывают, что замена доброго премьера Беаты Шидло, чей образ на самом деле нравился полякам, на бизнесмена и технократа Матеуша Моравецкого должна улучшить позиции Польши в переговорах с ЕС", - объясняет властные перестановки в Варшаве Войцех Муха, редактор отдела публицистики правой Gazety Polskiej.

"Трудный ребенок" ЕС

В течение двух лет у власти партия ПиС смогла создать для Польши образ enfant terrible ("трудного ребенка") Евросоюза и существенно ухудшить отношения с двумя ключевыми партнерами: Германией и Украиной.

В Брюсселе составили длинный список претензий и требований к польским властям.

Все они являются следствием польских реформ и решений, сомнительных с точки зрения принципа верховенства права и стандартов ЕС, в том числе:

  • переизбрание части судей Конституционного трибунала,
  • национализация общественных СМИ,
  • судебная реформа, вырубка лесов в Беловежской Пуще,
  • отказ принимать беженцев с Ближнего Востока и из Северной Африки.

Не нравится брюссельским евробюрократам и националистическая риторика ПиС.

В конце 2017 года Еврокомиссия перешла к реальным шагам: она направила всем странам-членам запрос о подтверждении угрозы верховенству права в Польше.

Если 22 страны из 28 это поддержат, то против страны запустят процедуры, которые могут завершиться лишением ее голоса в Совете ЕС.

Впрочем, для последнего требуется уже единодушная поддержка всех стран объединения. Венгерский премьер Виктор Орбан поклялся, что его страна ни за что за такое не проголосует.

Но и того, что уже произошло, хватило, чтобы Варшава опомнилась. Там опасаются не столько лишения права голоса, сколько потери доступа к структурным фондам помощи ЕС.

"Мы видим, что из правительства устранили именно тех министров, которые ухудшали имидж Польши в отношениях с Европейским Союзом", - отмечает Марек Трощинский, социолог Collegium Civitas. Впрочем, он добавляет, что не стоит отождествлять попытку улучшить имидж с реальной сменой политики.

Предыдущая деятельность ПиС свидетельствует о том, что речь идет скорее о смене лиц, а не политики.

В провластном лагере, впрочем, уже поздравляют Матеуша Моравецкого с первыми достижениями на европейском направлении.

"Он получает все более обнадеживающие сигналы из Брюсселя. Вспомним хотя бы положительные отзывы после его недавней встречи с президентом Еврокомиссии", - отмечает Войцех Муха.

Копірайт зображення AFP, John Thys
Image caption Премьер-министр Польши Мариуш Моравецкий перед встречей с президентом Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером в Брюсселе, 9 января

"Миллион беженцев" оказался "десятком тысяч"

Именно после встречи с Жан-Клодом Юнкером в Брюсселе Матеушу Моравецкому пришлось прояснять свою позицию относительно отношений с Украиной уже в новом качестве премьера.

Как и Беата Шидло, до сих пор он утверждал, что Польша принимает "большой поток беженцев из Украины".

Польские чиновники называли цифры в миллион украинцев, которых их страна якобы спасает от войны и бедности на родине.

Это польские власти использовали в качестве оправдания для своего отказа принимать беженцев из Сирии, Афганистана, Ирака.

Однако реальная статистика этого не подтверждает, а под "миллионом беженцев" имелись в виду на самом деле украинские трудовые мигранты с разрешениями на работу.

В 2016-2017 годах статус беженца в Польше получили 88 украинцев, еще 239 украинских граждан получили статус лица, нуждающегося в дополнительной защите.

В течение января-октября 2017 года в управление по вопросам иностранцев Польши обратились 625 граждан Украины с просьбой предоставить им международную защиту. В 2016 году таких обращений было 1306.

Эти данные привело посольство Украины в Польше со ссылкой на упомянутое управление.

Одновременно с обнародованием этих данных, в риторике премьера Моравецкого "миллион беженцев" уже сменился на "несколько или несколько десятков тысяч человек с территорий, охваченных войной" на востоке Украины.

При этом он признал, что из-за "ужесточения процедуры предоставления убежища" в Польше количество тех, кто получил такой статус, можно "пересчитать по пальцам одной руки".

Мариуш Моравецкий имеет репутацию лидера либерального, прагматического крыла ПиС.

Его называют среди возможных преемников Ярослава Качиньского, руководителя этой политсилы и самого влиятельного политика сегодняшней Польши.

Но либерализм нового польского премьера имеет границы, четко определенные общей линией его правой политсилы.

Мать Моравецкого родилась и жила до конца Второй мировой войны в Киеве. От нее он узнал о массовых убийствах поляков на украинских землях во время войны.

"Я много читал на эту тему, видел немало фотографий. Никогда не смогу думать об этом без слез в сердце", - рассказал он в интервью телеканалу TV Trwam. И поклялся, что отношения с Украиной будет строить на почве исторической правды.

Теоретик во главе МИД

Какое место во внешней политике Польши будут занимать вопросы исторической памяти - будет зависеть и от нового министра иностранных дел Яцека Чапутовича. Хотя его мандат в этой области весьма ограничен.

До сих пор основным центром принятия внешнеполитических решений в Польше эксперты называли канцелярию президента Анджея Дуды.

Не случайно именно ее руководителю Кшиштофу Щерскому предлагали заменить на посту главы МИД Витольда Ващиковского.

Щерский отказался - и тогда неожиданно для многих новым министром назначили скромного Чапутовича, теоретика международных отношений с опытом чиновничьей работы в аппарате МИД.

Сейчас польские журналисты активно штудируют экспертные статьи и академические книги руководителя польской дипломатии, чтобы понять, чего от него ожидать.

Копірайт зображення AFP, Wojtek Radwanski
Image caption Яцек Чапутович во время церемонии приветствия нового правительства в президентском дворце в Варшаве, 9 января 2018 года

Сдержанный, взвешенный технократ Чапутович не похож на своего предшественника Ващиковского.

В последние месяцы своей работы на посту министра последний все больше вел себя как идеолог правой политики ПиС, а не как главный дипломат страны.

Среди прочего, он активно критиковал Украину за то, что та "злоупотребляет поддержкой Польши".

"Российская агрессия не может быть отговоркой, чтобы не решать двусторонние проблемы", - отмечал он.

Назначение Чапутовича дает многим надежду не только на перезагрузку отношений с Брюсселем, но также и с Киевом и Берлином, одновременно без каких-либо существенных изменений в отношении России.

Екатерина Зарембо, заместитель директора Центра "Новая Европа", советует быть сдержанными в этом оптимизме: "Позиции министра иностранных дел и министра обороны - это должности "между молотом и наковальней". Украине стоит ожидать, возможно, изменения тональности, но не изменения сути".

Конечно, Польша и в дальнейшем будет поддерживать территориальную целостность и суверенитет Украины.

Но риторика польского правительства в отношении России может стать более сдержанной.

Главным образом, потому, что должность министра обороны потерял Антони Мацеревич, бескомпромиссный, жесткий критик Кремля в правительстве Беаты Шидло.

В последние годы именно он занимался расследованием ПиС обстоятельств Смоленской катастрофы.

Его подход к этому делу критиковали как коллеги по партии, так и оппозиция.

"Серьезной ошибкой было то, что комиссия Мацеревича вместо того, чтобы компенсировать отсутствие расследования предыдущего правительства и серьезно осуществлять собственное, занималась выдвижением различных теорий заговора", - объясняет политолог Витольд Юраш, который имел опыт работы в польских иностранных дел и национальной обороне.

Антони Мацеревич и дальше будет возглавлять правительственную комиссию по расследованию Смоленской трагедии. То есть, каких-то принципиальных изменений ожидать не стоит.

Нового руководителя оборонного ведомства Мариуша Блащака от Антони Мацеревича отличает в том числе и отношение к Украине. Его предшественник безоговорочно поддерживал эту страну.

А Блащак, например, на должности министра внутренних делах в предыдущем правительстве запретил въезд в Польшу украинской группе Ot Vinta из-за их "поддержки УПА".

Копірайт зображення AFP, Wojtek Radwanski
Image caption Мариуш Блащак готов продолжать реформу польской армии, начатую Антони Мацеревичем

Витольд Юраш убежден, что сотрудничеству Польши и Украины будет продолжать мешать то, что отдельные политики в обеих странах пытаются заигрывать с крайне правым электоратом.

"В польско-украинских отношениях наиболее важными фигурами представляются не президенты, не премьеры, не министры иностранных дел, а господин Вятрович с украинской стороны (глава Украинского института национальной памяти - Ред.) И ксендз Исакович-Залесский с польской (призывает ввести санкции против Украины за ее политику в отношении УПА - Ред.)", - считает Витольд Юраш.

Это погружает обе страны в дискурс прошлого.

От нового технократического и более прагматичного правительства ожидают вместо этого больше разговоров о настоящем и будущем.

Новости по теме