"Список 47": что нам известно

  • Святослав Хоменко
  • ВВС, Киев
Сотрудники СБУ

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

СБУ возбудила уголовное дело после публикации списка по статье о разглашении данных следствия

СБУ подтвердила ВВС аутентичность списка из 47 фамилий, который накануне разместило интернет-издание "Страна" с комментарием: этим людям "по версии украинских спецслужб, угрожает смерть от рук киллеров".

В украинской спецслужбе подтвердили, что опубликованный список фамилий полностью совпадает с документом, изъятым ранее в результате спецоперации.

Поздно вечером во вторник СБУ сообщила об открытии уголовного дела по статье о разглашении данных досудебного следствия.

По меньшей мере часть фигурирующих в списке людей на протяжении последних дней были приглашены в СБУ. Некоторые из них сообщили о том, что спецслужба предложила им охрану.

В то же время часть киевских комментаторов сомневаются в том, что список является реальным перечнем людей, которые, как утверждают украинские силовики, должны были стать целями российских спецслужб.

Не то 30, не то 47

Впервые о существовании некого списка потенциальных жертв киллеров общественность услышала 30 мая, на том самом брифинге в здании СБУ, на котором стало известно о чудесном "воскрешении" Аркадия Бабченко, якобы убитого накануне.

Уже под конец брифинга о перечне как бы невзначай обмолвился глава украинской спецслужбы Василий Грицак.

Пропустити подкаст і продовжити
подкаст
Що це було

Головна історія тижня, яку пояснюють наші журналісти

Випуски

Кінець подкаст

"Вообще, организатор этого преступления говорил о необходимости устранения - вдумаетесь в эту цифру - 30 лиц на территории Украины. Этот заказ был пробным. Нам известны некоторые фамилии потенциальных жертв. Некоторые. Я не буду их называть - вы понимаете, почему", - заявил он.

На следующий день чуть больше об этом списке в эфире телеканала "1+1" рассказал генпрокурор Украины Юрий Луценко.

По его словам, на одной из встреч Бориса Германа, которого следствие считает организатором убийства Аркадия Бабченко, с "киллером" Алексеем Цымбалюком Герман заявил, что "у него есть еще больший список" потенциальных жертв убийств.

Луценко утверждает: на встречах с Цымбалюком Герман сначала предлагает убить "активиста Евромайдана из Одессы", потом - бывшего офицера ФСБ, который ныне живет в Украине.

"И вообще список составляет около 30 человек, становится известно нам", - сказал тогда генпрокурор.

"Новость, которую я могу сейчас рассказать, - мы имеем этот список. Сейчас он находится в руках СБУ, и все люди, в нем перечисленные, получат надлежащую охрану от тех, кто заказал их смерть", - заявил Луценко.

На следующий день, 1 июня, тот же Юрий Луценко называет новое число фигурантов "списка Германа".

"В результате этой оперативной комбинации [имитации убийства Аркадия Бабченко] следствие получило список из 47(!) лиц, которые могли быть следующими жертвами террористов. Преимущественно это - известные украинские и экс-российские журналисты", - написал он в Facebook.

Обвиняемый в организации несостоявшегося убийства Аркадия Бабченко Борис Герман в своих показаниях в киевском суде 31 мая также упомянул о списке из "тридцати человек, которых они [неназванные заказчики преступлений, якобы действовавшие через сотрудника "личного фонда Путина" Вячеслава Пивоварника] хотели бы уничтожить на территории Украины".

Герман заявил, что этот список сразу после получения "был передан в контрразведку".

Встреча в СБУ

В конце прошлой недели стало известно, что примерно полтора десятка журналистов и общественных деятелей были приглашены в СБУ, где с ними провели разговор - как выразился российский журналист Евгений Киселев, ныне работающий на украинском телеканале "Прямой", - "о нашей личной безопасности".

Автор фото, Reuters

Підпис до фото,

СБУ предупредило Евгения Киселева о грозящей ему опасности

"Все участники встречи - известные и публичные люди... Нас предупредили, что мы пребываем в группе риска и потенциально можем стать мишенями боевиков, которые работают под руководством российских спецслужб", - заявил в комментарии ТСН еще один участник этой встречи, популярный блогер и телеведущий Сергей Иванов.

Он добавил, что с ним провели "определенные следственные действия" и предложили предоставить охрану. Все участники встречи дали подписку о неразглашении тайны следствия.

Список на "Стране"

5 июня критически настроенное по отношению к украинской власти киевское интернет-издание "Страна" разместило список из 47 "журналистов и блогеров, которым, по версии украинских спецслужб, угрожает смерть от рук киллеров".

"Страна" не сообщила, откуда именно в распоряжении редакции оказался этот документ, процитировав лишь некий источник в СБУ, утверждавший, что Борис Герман передал список своему "куратору" в украинской контрразведке еще 21 мая, то есть за неделю до инсценировки убийства Бабченко.

Адвокат Бориса Германа Евгений Солодко демонстрировал этот список журналистам ВВС за несколько часов до его публикации изданием "Страна".

Поначалу СБУ не подтверждала подлинность опубликованного "Страной" списка.

"СБУ ничего никому не передавала. Список является тайной следствия, поэтому я с ним не ознакомлена и поэтому не могу комментировать его аутентичность", - заявила ВВС пресс-секретарь Службы безопасности Елена Гитлянская.

Но уже вечером того же дня спецслужба заявила об открытии уголовного производства по факту разглашения данных досудебного следствия.

"В публикации значатся фамилии граждан Украины и иностранных государств, которых планировалось физически уничтожить в результате террористических актов на территории нашей страны", - заявили в СБУ.

Позже пресс-центр СБУ подтвердил ВВС, что в документе, размещенном на "Стране", указаны те же фамилии, что и в оригинальном списке, изъятом в ходе спецоперации.

Кто в списке?

В "списке 47" значатся фамилии известных и не очень украинских журналистов, писателей, блогеров, общественных активистов.

Сразу после публикации киевские комментаторы обратили внимание на то, что в нем не нашлось места для самого Аркадия Бабченко. Кроме того, в нем не значится Тодор Пановский - одесский активист "Евромайдана", который, по словам адвоката Бориса Германа Евгения Солодко, фигурировал в деле его подзащитного.

Кроме того, в списке, выложенном "Страной", журналист Алексей Братущак фигурировал под именем Александр.

Автор фото, Reuters

Підпис до фото,

Матвей Ганапольский на работе в Киеве

В списке есть несколько журналистов, эмигрировавших на Украину из России: Евгений Киселев, Матвей Ганапольский, Айдер Муждабаев, Екатерина Сергацкова, Иван Яковина.

В то же время в нем нельзя найти других известных эмигрантов из России, тоже активно критикующих нынешнюю официальную Москву: Илью Пономарева, Владимира Федорина, Марию Гайдар.

Также в "список 47" включены три писателя, которых можно назвать живыми классиками украинской литературы: Юрий Андрухович, Юрий Винничук и Василий Шкляр.

Комментаторы, анализирующие "расстрельный список", признают, что в нем сложно найти определенную логику - какие-либо очевидные критерии, по которым он был составлен.

"(В списке) много людей, не известных широкой общественности, а фото некоторых даже сложно найти в интернете. Отсюда вопрос - зачем их было убивать?" - вопрошает издание "Українська правда".

"Вы уж извините меня, участники списка, но то, что обнародовали, выглядит как список тех, на кого подписан Петр Порошенко в Facebook", - иронизирует журналистка Татьяна Николаенко.

Реакция фигурантов

Сами фигуранты "списка 47" реагировали на факт своего нахождения в перечне по-разному.

Некоторые из них воздерживаются от любых комментариев по этому поводу.

Российский журналист Матвей Ганапольский, ныне работающий на украинском телеканале "Прямой", заявил ВВС, что представленные СБУ данные убедили его в серьезности происходящего и он согласился на предложение предоставить ему охрану.

Журналистка Соня Кошкина, шеф-редактор киевского издания "Левый берег", напротив, "приняла для себя следующее решение: никуда не ходить, ничего не подписывать, охрану не брать, в фарсе не участвовать".

Блогер Алена Яхно иронизирует: "Уважаемая СБУ, я тут молоденькой притворяюсь, а теперь из-за вашей утечки все знают мой возраст".

А вот Лариса Ницой - писательница и ярая защитница использования украинского языка во всех сферах общественной жизни Украины - вообще отказалась общаться с оперативниками СБУ после того, как они обратились к ней на русском языке.

"Требую допроса на государственном языке", - закончила она эмоциональный пост, в котором описала свой поход в здание украинской спецслужбы.

Следите за нашими новостями в Twitter и Telegram