Как Даниила Галицкого делали "русским князем"

данило галицький Копірайт зображення UKRINFORM
Image caption Памятник Даниилу Галицкому во Львове

22 июня 1941 года началась война, в которой Украина понесла огромные потери. Но как раз тогда украинские интеллектуалы смогли заявить о своих правах на историческое наследие.

Во время войны между российскими и украинскими историками вдруг разгорелись курьезные споры о "национальной принадлежности" киевских и галицких князей.

"Мобилизация князей"

Уже с первых дней войны, забыв о недавно почитаемых марксистских идеях мировой революции и солидарности "международного пролетариата", советская власть обеспокоилась подъемом национальных, патриотических чувств, которые укрепляли бы дух армии в противостоянии с мощным противником.

Защищать надо было все же не коммунизм, а родную землю. Они стремительно "мобилизовали" еще вчера заклейменных предков - князей, генералов, летописцев, историков.

Украинские интеллектуалы воспользовались благоприятной возможностью, чтобы утвердить свою национальную память. Сразу после войны им за это хорошо и досталось, но начало сороковых стало все же, пусть и не слишком масштабным, но культурным ренессансом.

Прежде всего прославляли тех, кто успешно боролся когда-то с "тевтонами": в Москве первенство здесь отдали Александру Невскому.

Копірайт зображення Getty Images
Image caption Недавно в Москве открыли памятник киевскому князю Владимиру. Обозреватели назвали это частью борьбы за историческое наследие между Россией и Украиной

А украинская публицистика запестрела воспоминаниями о Данииле Галицком. Вокруг знаменитого князя началась настоящая битва историков, поскольку на него вдруг стала претендовать Россия. Если бы не трагические обстоятельства, этот сюжет мог бы претендовать на первенство в списке идеологических курьезов.

В 1942 году в книге, вышедшей в издательстве Юго-Западного фронта, Николай Бажан публикует поэму "Даниил Галицкий".

Для него князь Даниил - это "воин украинских полей". Поэтому "вся Украина слышит крик жен" и помогает рыцарям с червлёными щитами изгнать тевтонских захватчиков.

Однако советская "марксистская" наука утверждала, что Украины в XIII столетии просто не существовало, что была только аморфная единственная "Русь". А ее уже и совсем просто без лишних колебаний отождествить со сталинской Россией.

Поэтому в 1943 году московский "Исторический журнал" публикует статью, в которой говорится о "русском князе Данииле Галицком", который, мол, жил в "южнорусских землях".

Более того, столичный исследователь даже утверждал, что народ Галиции и Буковины сохранил в веках свой русский язык.

В 1945 году киевские историки все же решились заявить об украинских правах на галицко-волынское наследие и не согласились менять славному государю паспорт. Так или иначе, поэма Николая Бажана была несопоставимо более мощной, чем профессиональные журнальные статьи.

Возвращение Хмельницкого

Еще более успешной оказалась попытка украинской элиты очистить от клеветы и обвинений имя Богдана Хмельницкого.

В 20-е годы его определенное время клеймили как "феодала", "предателя" трудящихся, палача украинского народа, подавившего крестьянскую революцию.

В классово окрашенную модель коллективной памяти он не вписывался. В то же время, особенно с изменением политического курса и развитием имперского дискурса, шансы гетмана на место в советском каноне оставались высокими.

Ведь это он заключил Переяславское соглашение о союзе с русским царем. Другое дело, что обе стороны понимали и трактовали политический союз по-разному.

В годы войны ввели "именные" ордена Александра Невского, Михаила Кутузова, Александра Суворова. Хмельницкий оказался единственным нероссийским деятелем в этом ряду.

Копірайт зображення http://www.archives.gov.ua
Image caption На советском ордене, выпущенном во время Второй мировой войны, "Богдан Хмельницкий" написали на украинском языке

Инициаторами проекта стали украинские писатели, в частности Александр Довженко и Николай Бажан.

Они убедили тогдашнего украинского главу Никиту Хрущева в том, что популяризация памяти о выдающемся гетмане принесет политические дивиденды.

Началось освобождение украинских земель. За годы оккупации советские идеологемы заметно поблекли, поэтому нужно было искать символы, которые бы объединяли "советскую" и "украинскую" составляющую коллективной памяти.

Эскиз ордена - звезды с лучами и портретом гетмана в центре - выполнил известный художник-график Александр Пащенко.

Беспрецедентным было то, что "Хмельницкий" написали по-украински, с двумя мягкими знаками. Орденом I степени награждали офицеров высших рангов, изготавливали его из золота и серебра.

Для усиления пропагандистского эффекта освобождение города Переяслава ознаменовали переименованием его в Переяслав-Хмельницкий.

Копірайт зображення HTTP://PHM.GOV.UA/
Image caption Власть Переяслава-Хмельницкого просит парламент вернуть историческое название и убрать из названия упоминание Богдана Хмельницкого

Нынешняя попытка вернуть старое название связывается с процессом декоммунизации. Не очень логично, однако понять инициаторов можно: переименовал-то город Сталин.

"Сильная рука" Ярослава Мудрого

Желание доказать верность сталинской идеологии своеобразно повлияло даже на интерпретацию трудов и дней Ярослава Мудрого.

В 1944 году известный писатель Иван Кочерга опубликовал журнальный вариант драматической поэмы "Ярослав Мудрый". Перед книжным изданием текст тщательно изучили и почистили.

Пристрастным редактором и цензором стал тогда министр иностранных дел Украинской ССР Дмитрий Мануильский.

Князь, который в XI веке способствовал упорядочению авторитетного сборника древнерусского права "Русская правда", наконец предстал перед читателями олицетворением добродетели образцового советского человека.

Он оправдывает свои жестокие действия благом государства, непрестанно заботится о "дружбе народов" (то есть, в его случае - Киева с "Великим Новгородом").

Знает, что властьимущим надо быть беспощадными, ибо "мудрый лад// не насадить короткими руками", а "государственное поле" нужно корчевать, "как дикий лес".

И смерть конкретного человека не имеет такого уж значения. Чем не аллюзия на знаменитый сталинский лозунг "лес рубят - щепки летят", которым оправдывали "перегибы" великого террора тридцатых?

Ярослав наказывается своей виной за совершенные кровопролития, однако оправдывает все грехи высокой целью - "соединить Российское государство".

Копірайт зображення UKRINFORM
Image caption Памятник Ярославу Мудрому в Киеве

Благодаря этому акценту на идеях великой единой Руси и необходимости сильной авторитарной власти, драма Ивана Кочерги и получила признание.

Увенчанная Сталинской премией, она стала тогда одной из самых респектабельных визиток украинской литературы, но одновременно и репрезентацией той модели национальной памяти, которую поддерживала советская власть.

Сразу после войны создателей украинского культурного ренессанса начали обвинять в "буржуазном национализме". Прокатилась грозная волна погромных постановлений, цензурных запретов, уничтожающий решений.

Ведь война победоносно завершилась, и в "великом украинском народе" для защиты государственных границ теперь уже не нуждались. Величие должно было принадлежать только российскому "старшему брату".

Впрочем, реабилитация национальной истории в 40-е как раз и вдохновила поколение шестидесятников, которому вскоре удалось рассчитаться со сталинизмом и утвердить в отечественной культуре новые ценности.

Следите за нашими новостями в Twitter и Telegram

Новости по теме