"У меня украли мой Донецк": студенты с Донбасса

Знак Стоп біля Донецького металургійного заводу Копірайт зображення Getty Images

Из почти 200 тыс. студентов, получающих образование в 65 харьковских вузах, треть всегда составляли молодые люди из Луганской и Донецкой областей. С начала войны на Донбассе их численность начала заметно сокращаться - в прошлом году студентов с Донбасса осталось всего 20 тыс. Доучивались те, кто поступал в вузы еще до войны, тогда как абитуриентов приезжало все меньше.

Кто они - студенты с территорий самопровозглашенных "республик"? BBC News Украина удалось пообщаться с несколькими из них.

Мы не показываем их лица ради их безопасности.

"Не убью я - убьют меня"

Михаил (имя изменено) родился в Донецке. Окончил военный лицей, отслужил срочную службу. Воевал под Авдеевкой. В 2017 году поступил в Национальный университет Национальной гвардии Украины на факультет средств связи. Последний раз был дома 5 июля 2014 года. На территории сепаратистов остались бабушка, мать и младший брат.

Копірайт зображення Віталіна Зінківська

"Я еще до войны подписал армейский контракт. Очень трудно было вообще решиться пойти в АТО. Даже подумывал отказаться от службы. Но если бы я вернулся в Донецк, меня однозначно загребли бы, там с этим не церемонятся. А я на сторону так называемой "ДНР" не стал бы точно. У меня дед, отец, дядя - все кадровые военные. Они за Украину целиком и полностью.

Когда был на передовой, преследовали мысли, что возможно сейчас стреляю в своего одноклассника или соседа. Но не убью я - убьют меня. Однако со стороны побратимов никаких подозрений или негативного отношения, мол, ты сам донецкий, можешь перебежать к "своим", не было. Они видели, как я рвусь в бой.

Точно знаю, что пятеро моих товарищей детства, воевавших и с нашей стороны, и с противоположной, погибли. Вся молодежь с оккупированных территорий говорит: "Как мы будем возвращаться в страну, которая в нас стреляет?" О том, что с их стороны тоже стреляли, они не задумываются.

Больше всего скучаю по "Донбасс-арене". Я - футболист, для меня это особое место. Тренировался там и играл. Забрал с собой игровые бутсы. Уже прошло пять лет, а я все равно надеваю их, когда играю. И такая сразу ностальгия по дому. А вторая дорогая вещь - этот часы, подаренные отцом.

Готов ли я вернуться на фронт? Надо будет - пойду".

"Мне нравилось, когда мы были в Украине"

Екатерина (имя изменено) учится на 2-м курсе Харьковского педагогического университета. Вся ее семья осталась на контролируемой боевиками территории Луганской области.

"Последний раз я была дома неделю назад - ездила на каникулы. Дорога, пункты пропуска - все это тяжело, но уже привыкла. Я не скрываю, что учусь в Харькове, потому что где-то 30-40% моих одноклассников тоже в Украине. У кого есть родня в РФ, поехали туда, таких примерно 20%.

Мировоззренческие моменты для нас не важны. Мы вообще это не обсуждаем. Главное, чтобы человек был хороший. Какой-то особой обработки школьников, идеологического давления я на себе не испытывала.

В родном городе действует комендантский час, но я не слишком из-за того страдала, потому что я - домашний ребенок (улыбается. - Ред.). Сидела дома с родителями, потому что они очень скучают, мой приезд для них праздник. А с друзьями можно и днем ​​встретиться.

Мне нравилось, когда мы были в Украине. Если бы это было в моей власти, я вообще не начинала бы эту войну. Хочется, чтобы был мир, без выстрелов, без границ".

"На каникулах мне ехать некуда"

Денису (имя изменено) 20 лет, он учился в военном лицея в Донецке. Поступил в Национальный университет Национальной гвардии Украины, командно-штабной факультет. Семья два года назад тоже переехала в Харьков. На Востоке осталась бабушка. Дома был последний раз в январе 2015 года.

Копірайт зображення Катерина Зінківська

"Когда в Донецке начались беспорядки, никому и в голову не приходило, что может смениться власть и придется уехать из родного города. Но в мае 2014-го после вооруженного штурма воинской части, находящейся напротив, и нападения на лицей, нас распустили до сентября. Но к осени украинские части уже вышли из города, над Донецком развевался чужой флаг.

Отношения с соседями и людьми, которых я считал друзьями, прекратились еще до выезда, потому что они выступили в поддержку сепаратистского режима.

Война когда-то закончится, но я вряд ли смогу общаться со старыми знакомыми так, будто ничего не случилось. Когда нас штурмовали, я видел в глазах этих людей - таких же молодых ребят - ненависть, хотя лицеисты не представляли никакой угрозы. Я в 15 лет вынужден был уехать из родного дома, потеряв все, что имел, скитаться по родственникам, осознавая, что тебя принимают из жалости.

Если в новостях показывают родной город, прямо болит все. Когда приближаются каникулы, все курсанты не могут дождаться, когда поедут домой. Я тоже якобы жду. Однако ехать мне некуда. У меня украли мой Донецк, и я этого никогда не прощу.

Я привез с собой погоны старшего вице-сержанта, которые получил за три дня до штурма лицея. Жаль, что не удалось забрать парадную лицейскую форму. Но тогда пришлось выбирать: или форма, или наш песик - такса Жорик. Он и сейчас с нами ".

"Я хотел бы вернуться в Донецк"

Александр (имя изменено) учится на 4-м курсе командно-штабного факультета Национального университета Национальной гвардии Украины. Окончил Запорожский военный лицей. Сирота. Осталась только бабушка, которая живет на территориях сепаратистов.

"С друзьями, которые остались на оккупированной территории, связи нет. Они пытались меня найти через соцсети, но увидеться с ними не удастся, потому что некоторые воевали на той стороне. Ненависти к ним нет, я точно знаю, что некоторых забирали в армию так называемой "ДНР" силой, не спрашивая согласия - под дулами автоматов.

После войны я хотел бы вернуться в Донецк. Думаю, что с возвращением оккупированной территории люди тоже ментально вернутся в Украину. Не все находятся под влиянием пропаганды, а многие из тех, кто сначала верили, давно уже разочаровались".

"Дома чувствую себя незваным"

Сергею (имя изменено) 19 лет. Он - студент Харьковского регионального института государственного управления. Выехал из Луганской области летом 2014 года. На териториитак называемой "республики" остались мать и бабушка. Последний раз был дома больше года назад.

Копірайт зображення Віталіна Зінківська

"Практически все мои одноклассники остались в Луганской области, некоторые уехали в РФ.

Когда посещаю малую родину, я вижу мертвый город, чувствую себя там незваным гостем. Мне там нечего делать. В 2015 году я приехал в родной город, зашел в школу, увиделся с учителями, директором. И понял, насколько все радикально изменилось: это совсем другие люди, не те, которых я знал, с которыми учился и дружил.

Встречаясь в Харькове случайно с земляком, то сначала остерегаюсь. И пока не выясню, чем человек дышит, каких взглядов придерживается, не спешу открываться. Потому что он может донести оккупантам и повредить моим родным".

"Я и не за "ЛНР", и не за Украину. Я за родной город"

София (имя изменено) заканчивала школу на территории так называемой "ЛНР". Там же сейчас живет вся ее семья. Сама София - студентка 2-го курса Харьковского педагогического университета.

Копірайт зображення Віталіна Зінківська

"Мы в старших классах изучали предмет "история Отечества". И это был некий винегрет: немного России, немного Украины, немного Луганской области. Я не любила эти уроки, потому что учителя сами путались и не слишком понимали, что они рассказывают.

Когда мой город сильно обстреливали, мы уехали, несколько месяцев прожили в России у знакомых, меня даже записали в школу. Это некрасиво с моей стороны, люди нас пригласили, помогали, но в РФ мне не понравилось. Некоторые одноклассники относились ко мне с презрением из-за того, что я приехала к ним из Луганской области. Я даже отказалась ходить в школу.

Большинство моих одноклассников учатся в Луганске. Несколько здесь, в Харькове. Двое уехали в Россию. Общаюсь со всеми, впрочем, не затрагивая политических тем.

Я мечтаю, чтобы все стало так, как было раньше. Это было очень хорошо, это была сказка. В том, что происходит сейчас, разобраться невозможно, они сами не понимают, чего хотят.

Я и не за "ЛНР", и не за Украину. Я за родной город. Я понимаю, что это неправильно - совсем не интересоваться политикой, но как-то так сложилось.

И отец, и мать работают на шахте. Хотя российские СМИ и утверждают, что "русская весна" делалась руками шахтеров, мой отец однозначно не принимал в этом участия. Он был уверен, что земляков вот-вот отпустит, и все будет так, как было. Когда наш город начали обстреливать, он нас вывез, а сам остался, потому что не мог бросить работу. Идут обстрелы, все бегут в укрытия, а отец спит, потому что очень уставал, даже от взрыва не просыпался. Зато наш кот Семен до сих пор, услышав любой резкий громкий звук, летит прятаться в ванную.

Когда я приехала сдавать экзамены в Станицу Луганскую, там как раз началась канонада. Мы с мамой побежали прятаться, потому что это очень страшно, кажется, что снаряды прямо над головой летают. А знакомые, у которых мы остановились, сидят и телевизор смотрят - привыкли".

Хотите поделиться с нами своими жизненными историями? Напишите о себе на адрес questions.ukrainian@bbc.co.uk, и наши журналисты с вами свяжутся.

Следите за нашими новостями в Twitter и Telegram

Новости по теме