"Долой москалей из Львова" и "Долой коммунистов": как КГБ боролся с тихим сопротивлением

Львов Копірайт зображення UKRINFORM
Image caption Во Львове в советские времена расклеивали политические листовки

Протест против советской действительности люди выражали по-разному. Кто-то совершал акт самосожжения на улице, кто-то - открыто демонстрировал несогласие.

Но было и "тихое сопротивление". В рассекреченных документах КГБ тысячи "вражеских проявлений" - от расклейки антисоветских листовок до поджога государственного флага СССР.

"Призывы вражеского характера"

Сталинский террор приучил людей молчать. С конца 1960-х они начали выражать свой протест, пытаясь одновременно остаться анонимами.

Вот для примера лишь несколько дней жаркого лета 1971-го.

1 июля в почтовых ящиках на пятнадцати (!) улицах в центре Киева появились листовки с призывами "Долой КПСС". Авторы, чтобы их не вычислили по почерку, законспирировались.

"Листовки изготовлены путем наклеивания на листах бумаги отдельных букв и слов, вырезанных из газет", - отметил следователь КГБ.

Копірайт зображення Stanislaw Tsalyk

Через несколько недель, 27 июля, "вражеские проявления" повторились. Причем одновременно в Киеве и Львове. В столице на лестничной площадке базы Укрречфлота кто-то мелом написал "Україна самостійна" ("Украина независимая". - Пер.) и нарисовал меч, а во Львове - на воротах бывшего костела на ул. Лысенко нарисовали трезубец с надписью "Геть москалів зі Львова" ("Долой москалей из Львова". - Пер.).

Прошло еще пару дней. Утром 3 августа на доске объявлений "Киевгорсправки" на ул. Парижской коммуны (ныне Михайловской), 1 появились три "объявления".

Как указано в документах КГБ, "содержащие призывы вражеского характера". А именно: "Свободу Украине" и "Свободу России".

В тот же день, но чуть позже, обнаружили подобные объявления на рекламных щитах возле гостиницы "Театральная" (рядом с Оперным театром): "Свободу Украине", "Свободу Прибалтике", "Свободу рабочему".

Через несколько часов новые объявления "Свободу России, свободу Украине", "Ура революции", "Долой коммунистов" появились на рекламном щите возле дома №32 по ул. Владимирской.

Дерзкий поступок, ведь дом - прямо напротив окон руководителей КГБ УССР.

Копірайт зображення Stanislaw Tsalyk

И в тот же день на доске объявлений у издательства "Политиздат" на ул. Владимирской кто-то расклеил объявления "За самостійну Україну", "Свободу республикам, свободу России" и другие.

Уже через несколько лет тиражи листовок считали тысячами - их размножали на стеклографе.

Например, в октябре 1976-го в почтовых ящиках киевлян, телефонных будках, на лавочках в скверах, пешеходном мосту и пляжах КГБ обнаружил и изъял 1931 листовку.

Накануне праздников

Недовольные "развитым социализмом" были и в противоположном политическом лагере - сталинисты. Они мечтали о переменах, но понимали их как возвращение к "сильной руке". И тоже распространяли самодельные листовки.

Например, 30 декабря 1971 года в киевском ЦУМе нашли листовку следующего содержания (орфография оригинала сохранена): "Долой коммунистов. Долой хрущевцев-ревезеанистов. Да здравствует Китай. Да здравствует Сталин и Ленин".

Другой киевский сталинист - который, в отличие от предыдущего, писал без ошибок и хорошо владел пером - расклеил у Золотоворотского скверика листовки с обвинениями киевской власти в плохом качестве продуктов (при Сталине, мол, были лучше), дороговизне ("Как повысили цены на продукты после т. Сталина, так эти высокие цены и остались"), мизерных пенсиях. Подписался масштабно: "Трудящиеся г. Киева".

Копірайт зображення UKRINFORM
Image caption Памятник Богдану Хмельницкому

Показательно, что те и другие листовки появились перед Новым годом. Ведь "вражеские проявления" учащались именно с приближением праздников.

Рекордную активность вызывал главный праздник СССР - годовщина Октябрьской революции 1917 года, которая приходилась на 7 ноября.

Дней за десять до торжеств фасады учреждений и жилых домов украшали большими портретами руководителей СССР. 30 октября 1972 года кто-то изуродовал портрет Петра Шелеста на доме №7 по ул. Серафимовича (ныне Ивана Миколайчука) на Березняках - руководителю УССР выкололи глаза.

Прошла неделя. 6 ноября на бульваре Шевченко, 47 сорвали государственный флаг СССР. А накануне следующего праздника - 1 мая 1973 года - кто-то поджег (!) красный флаг на фасаде здания, где размещалось объединение "Укрглавживкомплект".

Тогда же, в канун первомайских праздников 1973 года, неизвестный доставил "удовольствие" партийно-государственной номенклатуре города Днепродзержинска (ныне Каменское), разбросав антисоветские листовки в жилом доме по ул. Дзержинского, где жили местные "шишки".

Без обратного адреса

Возмущение тем, что происходит в СССР, люди выражали различными способами.

26 июля 1972 года в телефонную будку у входа в киевский Пассаж положили машинописную листовку, адресованную Леониду Брежневу (лидеру правящей партии), Николаю Подгорному (главе советского парламента) и Алексею Косыгину (премьер-министру СССР).

Открытка имела ироническое название: "Исповедь алкоголиков и пьяниц святой Троице". Указанный тираж: 20 тысяч экземпляров (шутка, конечно).

Копірайт зображення UKRINFORM
Image caption "Золотые Ворота", возле которых расклеивали листовки с жалобами на жизнь

Издевательский текст на полторы машинописные страницы перечислял сомнительные "достижения" людей за 55 лет советской власти: "Мы пережили репрессии и жестокость, голод и холод при Сталине, [...] мы проглотили сладко-горькие пилюли во временном повышении цен на мясо, молоко и мясо-молочные продукты, на автомобили и другой транспорт личного пользования, а также на стройматериалы и вино-водочные изделия, золото".

Призывов открытка не содержала. Однако заканчивалась так: "Мы прекрасно понимаем на трезвую голову, что если нам прибавили зарплату на 5 руб., то где-то что-то удорожает на 10 руб.".

Случалось, анонимные письма отправляли по почте средствам массовой информации. Например, Черниговский областной радиокомитет получил в декабре 1980-го письмо, содержащее, по оценке КГБ, "грубые вражеские выпады в отношении руководителей КПСС и Советского государства и клеветнические утверждения об отсутствии в нашей стране угля и бензина, подорожании за последние 10 лет продуктов питания и предметов первой необходимости на 80 процентов".

А некто неизвестный прямо на улице вручил редактору газеты "Никопольская правда" Николаю Палкину толстый пакет. Редактор решил, что это - очередная жалоба на местных коммунальщиков или сферу торговли, поэтому взял. Но обнаружил в пакете 10 рукописных страниц "Письма людям" антисоветского содержания.

От партбилета до психушки

Примеров "тихого сопротивления" можно привести немало. Но напрашивается вопрос: удалось ли авторам писем и листовок остаться инкогнито или все же КГБ "вычислил" их?

Бывало по-разному. Кому-то действительно повезло. А кто-то попался, например, киевлянин, который от отчаяния пытался повесить на витрине Центрального гастронома плакат: "Мяса нет. Масла нет. Я протестую" - и был задержан дружинниками.

Кого-то разыскивали годами. К примеру, человека, который в течение полутора десятилетий анонимно разослал в адрес многочисленных государственных учреждений более 60 писем решительного несогласия. Причем для конспирации делал это из разных городов Советского Союза.

Кагэбисты надеялись поймать "крупную щуку" - такого себе ярого антисоветчика, возможно, оуновца, а еще лучше, если это будет группа злоумышленников.

Но автором оказался обычный киевский пенсионер, еще и член КПСС. Действовал самостоятельно, к группе не принадлежал. Его вызвали на Владимирскую, 33 и изрядно запугали. Он сдал партбилет и прекратил активность.

Копірайт зображення UKRINFORM

Было и такое, что автором антисоветских листовок оказался персональный пенсионер республиканского значения, бывший второй секретарь райкома! Он клеймил руководство СССР за очередное повышение цен в 1979 году.

А портреты Брежнева с "антисоветскими надписями" оставлял в телефонных будках Киева в течение четырех месяцев не кто-нибудь, а полковник в отставке, бывший заместитель командира авиаполка, кавалер боевых орденов, фронтовик. Его поместили "для обследования" в психиатрическую больницу, из которой он уже не вышел.

Общежитие под прицелом

Наиболее ожесточенно КГБ действовал в отношении молодежи, особенно - организованной.

Например, в декабре 1980 года комитетчики заинтересовались редактором издательства "Искусство" Сергеем Набокой, переводчиком Леонидом Милявским и работником Института биохимии Андреем Голованем.

Основанием стала информация о том, что они "являются участниками молодежной группировки политически вредного характера".

По официальной доктрине, советский человек не может вдруг стать антисоветчиком. Значит, этих молодых людей сбила с толку западная пропаганда.

"Названные выше лица, - пояснил шеф КГБ УССР Виталий Федорчук в отчете ЦК КПУ, - систематически слушали передачи зарубежных радиостанций "Голос Америки", "Немецкая волна", "Свободная Европа" и других, допускали в своем окружении клеветнические, идейно вредные и иные нездоровые суждения о советской действительности".

9 января 1981 года "от оперативного источника" (то есть стукача) кагэбисты узнали, что молодежная группировка - более 10 человек - соберется через два дня в университетском общежитии на ул. Эжена Потье на Шулявке.

За общежитием установили слежку.

Копірайт зображення UKRINFORM
Image caption В 1971 году на здании ЦУМа появилась листовка "Долой коммунистов"

11 января, когда поздно вечером участники собрания отправились домой, их секретно "сопровождали". Гэбисты увидели, что поднадзорные, включая Набоку и Милявского, расклеивают листовки на заборе завода "Большевик".

Машинописные листовки сообщали: "Соотечественнику. 12 января украинцы во всех странах мира отмечают день солидарности с украинскими политзаключенными в СССР. Присоединимся и мы к борьбе за защиту тех, кто страдал ради независимости и свободы нашего родного края" .

Во время расклеивания - смельчаки успели повесить только три экземпляра - их и взяли.

Уголовное дело открыли по статье "хулиганство", однако быстро заменили на политическую - "распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй". Каждый заключенный получил по три года исправительно-трудовой колонии.

Вообще "тихое сопротивление" в 1970-е и в начале 1980-х годов было гораздо шире, чем принято считать.

Вести правозащитную деятельность или стать диссидентом решался далеко не каждый, а вот анонимно выразить протест против советской действительности осмеливались многие.

Следите за нашими новостями в Twitter и Telegram

Новости по теме